Завеса мрака» — один из образов толкиновского «Властелина колец», он фиксирует надвигающуюся на мир Средиземья катастрофу. Кризисность нашего мира уже стала притчей во языцех. Впрочем, находятся и те, кто утверждает, что страхи преувеличены. А что говорят специалисты, причём не ангажированные и не склонные к истеричному алармизму?

В конце 2018 г. одна из известнейших в мире научных структур — Институт сложности (Санта Фе, США) — организовала конференцию по наиболее острым проблемам ближайшего будущего. Участие в ней приняли крупные учёные, признанные специалисты в своих областях знания. Обсуждались вопросы экономики, финансов, энергетики, демографии и климата.

Начнём с экономики. С 1856-го по 2018 г. мир в целом и США, в частности, пережили 34 бизнес-цикла, средняя продолжительность каждого составила 4,7 года. Исключение составил бизнес-цикл 1990-х годов, продлившийся 10 лет и фантастически обогативший верхушку Запада. Уникальность десятилетия «тучных коров» для «хозяев» мировой игры была обусловлена тремя факторами, и все они связаны с разрушением СССР:

в результате этой катастрофы на мировой рынок была выброшена огромная масса дешёвых (награбленное!) топливно-энергетических, химических и металлургических ресурсов, что резко сократило цены на них и столь же резко увеличило прибыль многих западных компаний;

произошло резкое наращивание за счёт иностранных инвестиций потенциала КНР; дешевизна китайских товаров, в свою очередь, вызвала мировой потребительский бум;

в 1990-е США и Запад в целом на какое-то время сократили военные расходы и высвободившиеся средства направили на социальные программы.

Всё это не только позволило отодвинуть глобальный кризис, к которому Запад подошёл вплотную к концу 1980-х, но и «пролило» «золотой дождь» на его экономику.

Однако судьба ничего не даёт навечно. Ограбление бывшего соцлагеря, и прежде всего РФ, лишь отодвинуло кризис, но не устранило его причины, и в 2008 г. он «шарахнул» по полной программе, да так, что авторы экономического доклада на конференции вынуждены были признать: после кризиса 2008-2009 гг. капиталистическая экономика такой, какой она была почти 200 лет, перестала существовать; основой экономики теперь окончательно стали не производство и прибыль, а спекуляции и эмиссии.

«Четвёртая промышленная революция», или Неомифология

Впрочем, некоторые западные экономисты и политики уповают на так называемую «четвёртую промышленную революцию», которую постоянно рекламирует часть давосской тусовки. Авторы одного из докладов, представленных на конференции в Институте сложности, убедительно разбивают эти надежды, а саму «четвёртую промышленную революцию» относят к области неомифологии. Суть и логика их аргументов таковы. Любая производственная революция предполагает ускорение темпов роста производительности труда. За последние 20 лет этого не произошло: среднегодовые темпы роста производительности труда в 2009-2017 гг. были ниже, чем в 2000-2008 гг., а в этот период — ниже, чем в два последних десятилетия ХХ в. С начала ХХ в. мировая экономика таких низких темпов роста не знала, поэтому Запад ныне вовсе не вступает в «четвёртую промышленную революцию», а находится в самом конце «третьей» — с весьма неясными перспективами на будущее.

Ряд докладчиков обратили внимание на то, что с точки зрения производительности «третья промышленная революция» была самой короткой и слабой, исчерпав прирост эффективности всего за 25 лет, производительность труда сферы обращения и госуслуг — 0,4%. «Вторая промышленная революция» (двигатель внутреннего сгорания, нефть, конвейер) длилась дольше, рост средней производительности труда — 2,3-2,5%; «первая», длившаяся ещё дольше (уголь), давала 2-процентный рост.

Не сбылись надежды и на интернет-экономику, которая оказалась задействована не на сферу производства, а на сферу обращения — реклама, маркетинг, финансы. Сегодня новая мода — «цифровизация», «цифровой мир».

Однако, как полагают многие специалисты, это всего лишь «новое платье короля», ширма (а для не очень развитых стран — просто очередная дурилка), акция прикрытия неразрешимого кризиса. Надежды на роботизацию напрасны: это не приведёт к сокращению спроса на тяжёлый, однообразный и малопрестижный труд, связанный с «человеческим фактором».

Невесело выглядят и прогнозы специалистов по энергетике. С одной стороны, на конференции они оспорили точку зрения, согласно которой запасы углеводородов и других ресурсов планеты истощаются. Это хорошая новость. С другой стороны, есть и плохая новость, она заключается в том, что экономическая рентабельность их добычи падает. Ключевой показатель здесь — EROI. Это отношение пригодной к использованию энергии из определённого источника к количеству энергии, затраченной на получение этого ресурса. Идёт постоянное снижение EROI, в частности, для нефти и газа. Если в середине 1960-х EROI для нефти, добытой в Саудовской Аравии, составлял 120:1, то в настоящее время в среднем по мировой нефтедобыче — это 15:1, а для сланцевой нефти и газа — 7,5:1. Снижение EROI, в свою очередь, «работает» на снижение ВВП и реальных доходов населения. А следовательно, снижаются возможности получения системой и в системе прибавочного продукта и прибыли. В таких условиях снижение потребления и спроса станет постоянной тенденцией. Всё это, согласно прогнозам участников конференции, углубит и усилит глобальный финансово-экономический кризис, который они считают неизбежным уже в начале 2020-х годов.

Беды нынешнего мира

Однако это не все беды нынешнего мира. Помимо экономических факторов действуют и иные — демографические и климатические, резко усиливающие социальный негатив и придающие кризису социобиологическое и природное измерение.

Темп роста населения планеты замедлился, однако, по мнению демографов, главная проблема не в этом, а в неравномерности демографического роста в странах Севера и Юга. Перенаселённость последнего, бедность, природные катастрофы, войны — всё это гонит «южан», прежде всего африканцев и арабов, туда, «где чисто и светло», — в Западную Европу. И если США худо-бедно справляются с миграцией из Латинской Америки, то западным европейцам похвастать нечем.

По официальным данным, выходцы из Африки и Азии составляют 6% населения Франции, по неофициальным — 13–15%, средняя цифра — 10%. В Германии эта цифра ещё больше. Согласно антропологическим исследованиям, при наличии в составе населения той или иной страны более 15% носителей чужого этнокультурного кода, преимущественно молодых (до 40 лет), становятся необратимыми культурно-поведенческие трансформации местного населения, даже при сохранении базового языка. Если это так, то Германия вплотную подошла к точке невозврата, а Франция и Великобритания движутся в том же направлении.

Особое внимание аналитики обращают на возрастной состав мигрантов — это молодёжь. В 2003 г. Г. Хайнзон (ныне преподаватель Федеральной академии безопасности ФРГ и Оборонного колледжа НАТО в Риме; советник разведсообщества США) опубликовал книгу «Сыновья и мировое господство. Роль террора в подъёме и падении государств». Хайнзон ввёл термин «злокачественный демографический приоритет молодёжи». В основе — расчёт соотношения количества мужчин в возрасте 40-44 лет и мальчиков в возрасте от 0 до 4 лет. Демографический сбой происходит, когда на каждых 100 мужчин 40-44 лет приходится 80 и более мальчиков 0-4 лет.

И чем больше «молокососов», тем больше вероятность, в перспективе, социальных потрясений

В Германии соотношение, о котором идёт речь, 100:50, а в Секторе Газа — 100:464 (недаром один из лидеров палестинцев сказал, что победу их дела обеспечит их сверхмощное оружие — матка арабской женщины). В Афганистане соотношение — 100:403, в Сомали — 100:364, в Ираке — 100:351, в Сирии — 100:253.

По мнению Хайнзона, у избыточной молодёжи Африки и Ближнего Востока один путь — в Западную Европу, и миграционный кризис 2015 г. подтверждает высокую вероятность этого прогноза. По мнению Хайнзона, к середине XXI в. миграционный потенциал Юга составит 950 млн человек; реально мигрируют, как правило, не более 10%, 95 млн хватит за глаза, чтобы сытая, белая, христианская Европа прекратила своё существование.

В ближайшие 15 лет регионы Европейского Севера, Восточной Сибири, Приморья и Дальнего Востока России из малонаселённых превратятся в не населённые

Демографическую ситуацию в РФ авторы доклада по демографии Д. Коумен и Дж. Голдстоун назвали катастрофической — с 1991 г. в РФ наблюдается стабильное снижение численности населения (только в 2013-2015 гг. имело место превышение показателей рождаемости над показателями смертности). В настоящее время по уровню смертности РФ занимает 126-е место — между Сенегалом и Новой Каледонией, а по уровню рождаемости мало чем отличается от стран Восточной Европы. Согласно докладу, в ближайшие 15 лет регионы Европейского Севера, Восточной Сибири, Приморья и Дальнего Востока из малонаселённых превратятся в не населённые, что, с одной стороны, приведёт к замещению русского населения Дальнего Востока китайцами, а с другой — уже в надрегиональном масштабе — поставит под вопрос сохранение территориальной целостности страны. Если к этому добавить демографическую угрозу для РФ со стороны Центральной Азии, особенно из зоны Ферганской долины, то ситуация становится ещё более мрачной: новое переселение народов — реальная перспектива, тем более что она усиливается угрозой геоклиматической катастрофы.

Специалисты по климату откровенно признали: поскольку планета вступила в период неизведанных климатических процессов, они не могут строить математические модели на основе исторических данных, отражающих реалии прошлых эпох. Изменения последних десятилетий таковы, что, согласно НАСА, с 1980 г. площадь пригодных для жизни территорий с предельным уровнем теплового стресса увеличилась более чем в 50 раз. Даже если среднемировая температура повысится не более чем на 2 градуса, то на рубеже 2020-2030 гг. крупнейшие приморские города Азии и Африки, такие как Лагос, Мумбаи, Колката, Дакка, Шэньжэнь и др., станут практически непригодными для проживания — из-за высокой влажности и всё возрастающей жары.

Идёт таяние льдов Арктики, Гренландии и Антарктики. По данным спутников, за последние 10 лет полярные области потеряли около 15% ледяного покрова. Если такая динамика сохранится, то в ближайшие 15-20 лет уровень Мирового океана может подняться на 7-10 метров, в результате чего будут затоплены зоны, в которых проживает около 1 млрд человек.

Это, согласно специалистам, откроет эпоху жизни в условиях «большой воды». Помимо прочего, эта эпоха будет характеризоваться перемещением огромных масс населения и, следовательно, острыми социальными и этническими конфликтами. Впрочем, далеко не все учёные считают неизбежным подъём уровня океана до критических величин в результате таяния льдов. Так, некоторые российские исследователи, указывая на неравномерность уровня вод различных зон Мирового океана, полагают, что избыток воды может выровнять этот уровень, и в целом он поднимется незначительно. Однако в любом случае изменения даже не катастрофического масштаба «синергетически» усилят негативный эффект изменений в экономике, демографии и других сферах и будут толкать мир в направлении катастрофы.

«Уши» ультраглобалистов

У выводов участников конференции есть скрытый шифр. Верно фиксируя ряд тенденций, они, во-первых, подталкивают публику к определённому выводу; во-вторых, сознательно воздерживаются от очень важного, по сути центрального, вывода, не делают его.

Авторы докладов подталкивают тех, кто будет знакомиться с материалами конференции, к простому выводу: ни в коем случае не государство, но только наднациональные структуры — будь то ТНК или, ещё лучше, мировое правительство — способны справиться с угрозами. А потому государственный суверенитет нужно ограничить. Здесь явно торчат «уши» ультраглобалистов.

Говоря о суммарном кризисе всех сфер, участники конференции не ставят вопрос о природе целостного кризиса. Понятно почему.

Они должны будут сказать о кризисе капитализма как системы; даже не о кризисе, а об агонии, от которой капитализм не спасёт даже мировое правительство.

Каков из всего этого «добрым молодцам урок»? Он прост. На пороге — беда. Её вероятность усиливается тем, что, согласно прогнозам, единственной огромной стабильной и полностью обеспеченной ресурсами территорией в условиях геоклиматической катастрофы останется Северо-Восточная Евразия, то есть Россия. Это делает её лакомым куском для мировых хищников, причём со всех четырёх сторон света. Это может сделать нашу ситуацию похожей на таковую страны пушкинского царя Дадона:

Ждут, бывало с юга, глядь, —

Ан с востока лезет рать.

Справят здесь, — лихие гости

Идут от моря…

В такой ситуации нельзя быть слабыми: как говорят американские морпехи, если ты выглядишь как еда, тебя обязательно сожрут. А потому у нас на запасном пути всегда должен быть бронепоезд. С большим количеством ядерных зарядов и многими другими «сюрпризами». Чтобы хватило, как говорится, «за глаза».

А. Фурсов

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0