На протяжении последнего месяца разговаривал с разными людьми, которые так или иначе, но имеют отношение к украинской теме «с той стороны». Не вижу смысла выдавать на-гора некие мегаинсайды, но общее впечатление от этих разговоров, пожалуй, изложить возможно.

В «еврокулуарах» украинская тема в основном занимает немцев и поляков. Они ею интересуются в практическом смысле. Остальным на Украине ловить практически нечего, однако по России, судя по всему, мнение уже сформировано и изменению не подлежит.

Самым лютым личным врагом лично Путина твердо называют не кого-нибудь, а Ангелу Меркель. Женщина без особых принципов, Меркель при этом очень злопамятна и терпелива. Когда Янукович, пообещав Меркель выпустить Тимошенко из тюрьмы, сделал впоследствии вид, что просто не понимает, о чем речь, Ангела твердо сказала ближнему кругу — но так, чтобы это стало известно абсолютно всем — Янукович поплатится. Примерно такие же слова теперь произнесены в адрес Путина. Со злобной фрау особо никто не хочет связываться, поэтому ее мнение в данном случае весьма весомо. Собственно, и помимо Меркель евроэлита пришла к выводу, что с Путиным дел иметь нельзя. Вообще.

С другой стороны, европейцы склоняются к мысли, что просто смена вывески их уже не устроит. Обычный переворот в Москве со сменой лиц они не примут также. Речь идет о глубоких и серьезных изменениях курса, персоналий и государственного устройства. Набирает ход выражение «мягкая дезинтеграция» по отношению к России. Говоря иначе — европейцы примут только переворот, который приведет к конфедерализации с последующим мягким распадом России. Судя по всему, сигналы тем людям и тем силам, которые по мнению Запада, способны на переворот, уже поданы. С указанием тех минимальных параметров, которые устроят Запад. В принципе, уже более-менее понятно, кто способен на переворот, однако его вид, формы и параметры подлежат контролю. Так, во всяком случае считают европейцы. Что считают американцы — неизвестно, у них, скорее всего, подходы такие же, но вот конкретика явно отличающаяся от европейской.

Польша и Германия довольно активно заняты отработкой планов, касающихся Крыма. Характерно, что вопрос о сдаче Крыма Россией практически не обсуждается — он принимается как данность и вопрос времени. Не слишком большого — что тоже характерно. Вообще, общение с европейцами очень любопытно — они для себя очертили круг тем, по которым не пойдут ни при каких обстоятельствах на компромисс. Крым и его «реинтеграция» — это именно такая тема. Опять же — общее впечатление таково, что вопрос по Крыму будет предъявлен России одномоментно и «пакетом» — в виде ультиматума.

Мнение Украины, что Крым должен стать после «реинтеграции» просто обычной областью, жестко отброшено. Крым должен остаться автономией, однако немцы настаивают на двух принципиальных моментах — полуостров должен быть наводнен их неправительственными организациями, второй момент — должен быть введен принцип квотирования представительства разных групп населения во всех органах власти. По мнению немцев, не менее 50% всех мест во всех органах власти, а также в руководстве всех муниципальных и местных госпредприятий должны быть отданы крымским татарам. На них будет сделана ставка.

В 17 году Черноморский флот, как это и было оговорено в ранее заключенных соглашениях, должен будет покинуть Севастополь, а весь военный и гражданский персонал — эвакуирован. Пока обсуждается вопрос с военными пенсионерами. Вырабатывается формула, по которой пенсионеры возраста до 65 лет и члены их семей тоже будут удалены на материк в Россию.

Польша не слишком довольна активностью планов Германии и рассчитывает на свой весомый кусок в Крыму. Идет торг за прибрежные газовые месторождения — в Польше есть очень серьезный интерес договориться по ним с Германией и взять их в свое управление.

Немцы и поляки уже согласились, что США имеют «право первой ночи», и не будут биться за украинскую трубу, энергетический комплекс и остатки машиностроения, которые интересуют американцев. Остальное Штаты не интересует вообще — это и будет делиться между европейцами. По Крыму с США достигнут консенсус — за ними остается право на Севастополь, куда Штаты готовы немедленно воткнуть свою базу после ухода Черноморского флота. Остальное США интересует не очень серьезно — хотя если что потребуется — им предоставят без звука.

Впечатление, прямо скажем, тягостное. Прошло буквально полгода после того, как у Запада ощутимо наблюдалась откровенная паника. За эти полгода изменилось всё. Европейцы весьма самодовольны и чувствуют себя хозяевами жизни. Россия списана и не представляет никакого интереса. Отдельные моменты типа нашей армии воспринимаются исключительно как досадная помеха и недоразумение. Ни в какие сколь-либо неожиданные и тем более решительные шаги Москвы никто не верит и не ждет их. Возможно, речь идет о неком головокружении от успехов — но пока общее настроение именно такое. Весьма и весьма закидательское.

В принципе, всё это неплохо. Если верить в разного рода Хитрые планы, то именно такое расслабленное положение противника очень выгодно. В случае нанесения жесткого ответного или упреждающего удара он должен будет осознать, преодолеть растерянность, отмобилизоваться и только после этого будет готов к противодействию. Время — важнейший и самый ценный ресурс. Если речь идет именно о подобном сценарии — я первый сниму шляпу перед мудрецами в Кремле. Однако пока в это можно лишь верить. До последнего. Все остальное, к сожалению, никаких оснований для оптимизма не дает. Политика делается не хитрыми ходами, хотя они тоже должны быть — как вишенка на торте. Политика — это рутинное выстраивание своей позиции, укрепление ее по всем направлениям и блокирование противника везде где возможно. Аврал и героизм — признак полного неумения, которое прикрывается ими. И за всё это платят простые люди. Как видно на примере Донбасса — тысячами и тысячами жизней.

источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0