Захар Прилепин знаменит не только своими романами, но и резкими политическими суждениями. В прошлом – ОМОНовец, участник боевых действий в Чечне, ныне – один из самых популярных российских писателей, музыкант, член «Другой России». В Петербург Прилепин приехал презентовать фильм по своей одноименной повести «Восьмерка», снятый Алексеем Учителем. Но от вопросов о кино «Росбалт» перешел к обсуждению ситуации на Украине.

— «Восьмерка» — это во много автобиографичная история о парнях из ОМОНа. Почему же кино про дружбу, любовь и бандитов было запрещено к показу на Украине?

— Запретили кино вследствие того, что якобы ОМОН похож на «Беркут». Но это неправда. Я думаю, его запретили по той причине, что Алексей Учитель подписал письмо в поддержку аннексии Крыма, а я на Facebook раз 365 высказался по тем же самым поводам гораздо более радикально. Не покажут на Украине — и ради бога. Это только прибавляет фильму веса и славы.

— Как считаете, сможет ли Украина внутри себя самостоятельно справиться с проблемами?

— Не сможет. Я два месяца назад написал в блоге: «Будьте добры, договоритесь с юго-востоком, дайте им второй государственный язык, дайте им автономию, дайте им федерализацию. Все что угодно дайте, лишь бы успокоить». Но не хотят. Там какая-то безумная собралась — хунта не скажу — команда. Неудача украинской революции заключается только в том, что это не левая революция. Именно такая сейчас происходит на юго-востоке. А то, что сделано на Майдане, – это элементарная буржуазная революция, никому не интересная. Они поменяли шило на мыло, увели семью Януковича, привели семью Коломойского. Это смешно. И когда на юго-восток Украины приезжает Ходорковский, который написал «Левый поворот», он даже не понимает, что именно это и происходит в Донецке, Донбассе, Луганске и Славянске. Он даже не догадался, что там происходит самое большое счастье.

— Какова роль России в этом конфликте?

— Я считаю, что Россия вписана в украинскую ситуацию против своей воли, она не хотела этим заниматься и не занималась. Там был послом Зурабов, и мы ничего не делали для Украины. Мы вообще не виноваты, что так получилось. Дело в том, что политики зачастую люди безнравственные, убогие, жестокие, чудовищные, но очень рациональные. И они понимают, что если не вписаться за Украину, то послезавтра они не будут владеть тем, чем владеют.

— Так а сейчас мы по-вашему начали какое-то вмешательство на юго-востоке?

— Нет. Когда Россия начнет, все заметят. У меня там человек 15 знакомых. Там нет ни русских спецов, ни спецназовцев, ни ГРУшников, ни снайперов. Там, может быть, полтора — два человека работают непонятно на каких условиях. К несчастью, если в этом начнут участвовать русские, все закончится очень плохо для Украины, а не для нашей страны. Российская армия и Россия как этнос настолько сильнее, пассионарнее, агрессивнее, чем Украина, что я не желаю Украине даже вмешиваться в эту ситуацию.

— Будет ли реальная война, предрекаемая некоторыми аналитиками?

— Реальная война невозможна, там не с кем воевать просто. Думаю, что нынешняя киевская власть тайно надеется, что НАТО и другие страны введут свои войска, и тогда Украину спасут веселые борцы за свободу. Но этого не будет. Им не на что надеяться. С Россией вообще не надо ссориться. Потому что с ней могут воевать только США, Германия, Израиль, но не Украина, нет у нее никаких возможностей. Успокойтесь и пойдите и договоритесь, не надо этих понтов.

— Что будет с Украиной после всех потрясений?

— Она раздробится рано или поздно. И скорее поздно, чем рано. Юго-восток тоже отойдет к России, потому что никакого отношения к Украине он не имеет. Украина развалена, это не единая страна, это империя, которая слепилась искусственным образом. Она не «работает», и не надо по этому поводу переживать. Россия «работает», потому что русские – имперский народ, а украинцы – не имперский.

— Вам не кажется, что Крым во всей этой истории – разменная карта? Все это время он был русским, но ради него никто ничего не делал.

— Знаете, вся история России состоит из разменных карт. То Казань, то Новгород, то Сибирь, то Камчатка, то Сахалин, то Дальний Восток. И в итоге из этого собирается жизнеспособное государство. Разменная карта, ну и что? Если она вписывается органически в это тулово, в это тело, значит, это не разменная карта. Никто на эту карту не играл, никто не клал ее на стол и не говорил: вот это ваше, а это – наше. Просто так получилось совершенно объективным образом.

— Получается, в этом вопросе вы солидарны с Владимиром Путиным…

— Я должен переживать, да? Путин «за», поэтому я пойду и уши отморожу из-за этого. Еще в 1999 году шесть нацболов сели за акцию «Севастополь – русский город». Наши мечты сбываются. А раз Путин это сделал, то спасибо, Володя, будь здоров.

— Не опасаетесь изоляции России от остального мира в связи с различными санкциями?

— Я не опасаюсь, и ни один русский человек не опасается. Все плевать хотели на это. Какая изоляция вообще, о чем речь? Я в любую точку мира приезжаю – Турция, Египет, Таиланд, Италия, Испания, Америка, Куба – везде много русских туристов. Мы им триллионы бабла привозим. Они даже не понимают, с чем играют. Они и так там еле живут, им жрать нечего уже. Будут потом есть свой луковый суп без лука.

— Вы вообще довольны тем набором гражданских свобод, которые есть в России? Вас не притесняют?

— Я недоволен, но если бы я жил в Германии, во Франции, в США или в Англии, я тоже не был бы доволен. Нам рассказали, что там есть какое-то счастье, как бисквитный торт, — приди и ешь. Но там нет никакой пресловутой свободы. Если ты плюнул в полицейского – три года получи. Если ты ударил его по голове дубинкой – шесть лет получи. Когда я был в США в 2009 году, рассказывал им, как мы, нацболы, в Нижнем Новгороде захватываем здания и не отдаем их под снос. Они говорят: у нас тоже в Нью-Йорке такое было — приехали и посадили 265 человек. И никто про них никогда не вспомнил. Просто их нет. Я за свободу, я против застройки и против путинского милитаризма, но я знаю, что этим разговорам про свободу в США и Европе не надо верить. Там они жрут своих оппозиционеров, перемалывают и выплевывают. Самый свободный этнос в мире – русские. В России все что угодно можно сказать, русские ничего не боятся, а там – проблема.

— Какие же мы свободные, если у нас даже концерты музыкальные по политическим причинам отменяют?

— А там не отменяют? Башмета отменили, Мацуева отменили, «Алису» отменили… А у нас не приезжают один латыш, один эстонец и один поляк. О черная дыра Россия! У нас нет великой европейской культуры! Смешно просто. Русская культура – это и есть европейская культура. Если мы к ним не поедем, у них тоже не будет культуры.

источник

 

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0