ВЕДЬМИНСКИЕ ЗНАКИ — знаки, отличающиеся от клейма дьявола тем, что представляют собой не пятно или шрам, а вырост (отросток) на теле. Они могут носить форму дополнительных грудей (polymastia) или сосков (polythelia), геморроидальных шишек, бородавок и т. п. Оценивались в инквизиции как формальное доказательство колдовства. Согласно английской демонологии, в услужение ведьмам и колдунам дьявол определяет нечистую силу низшего порядка — «мелких бесов». Чаще всего они скрывают свой демонический лик, воплощаясь в домашних животных — кошек, мышей, сов и др. Наличие в доме предполагаемой ведьмы названных зверей служило в глазах инквизиции доказательством справедливости обвинения. В плату за службу хозяин или хозяйка обязаны были кормить бесов собственной кровью. Поэтому на теле ведьмы или колдуна должен присутствовать специфический отросток — ведьминский знак. Любая бородавка интерпретировалась инквизицией как «сосок Сатаны», из которого осуществляется кормление ведьмой бесов. Для снятия порчи кожу ведьм расцарапывали до крови, что служило сигналом духам, которые покидали тело жертвы, чтобы пить кровь хозяйки. В это время происходило освящение порченого, в результате чего предупреждалось возвращение демонов в его организм. Видный английский инквизитор священник Дж. Белл не дифференцировал демонические и ведьминские знаки, полагая сходную природу их происхождения как клейма Сатаны. В одну категорию он включал «нечто вроде синяка, или маленький сосок, или красные волдыри, подобные укусам блох, иногда заполненные мякотью, иногда пустые внутри». Скептики указывали на предвзятость инквизиторов, объявлявших ведьминскими знаками тривиальные физические уродства. М. Маррей ссылалась на эксперимент, когда из 316 случайно подобранных человек у 7 процентов были обнаружены дополнительные соски. Источ.: Багдасарян В. Э. Демонологическая парадигма христианской конспирологии // Армагеддон. 1999. № 3; Роббинс Р. Х. Энциклопедия колдовства и демонологии. М., 1996; Конторович Я. Средневековые процессы, о ведьмах. М., 1990; Демонология эпохи Возрождения (XVI—XVII вв.). М., 1995; Орлов М. А. История сношений человека с Дьяволом. СПб., 1904.

Формально ведьминский знак, считавшийся доказательством колдовства, — дополнительные груди (polymastia) или соски (polythelia), причем последние более часто встречаются у мужчин, чем у женщин. Фактически большинство описаний говорят о ведьминских знаках как о некоем естественном физическом уродстве. Маргарет Маррей ссылается на эксперимент, когда из 315 человек, выбранных случайно, у 7 процентов были обнаружены дополнительные соски. Один из скептиков XVIIa., Эйди, критикует традицию рассматривать в качестве ведьминских знаков геморроидальные шишки, длинные мясистые бородавки, миндалевидную железу под языком:

«Очень немногие не имеют никаких личных меток на своем теле, таких как родинки или родимые пятна, которые сплетники называют личными отметками дьявола и многие честные мужчины и женщины имеют на телах наросты, которые эти сплетники называют дьявольскими сосками».
Ч. Лэм, «Ведьмы и другие ночные страхи».

Мы поступаем чересчур опрометчиво, огульно зачисляя наших предков в дураки из-за чудовищной, на наш взгляд, непоследовательности их представлений о колдовстве. Мы находим, что в отношении зримого мира они были столь же разумны, а в понимании исторических аномалий столь же проницательны, как и мы. Но раз допустив, что открыт мир незримый, а с ним и неукротимая деятельность злых духов, какой мерой возможности, вероятности, уместности и сообразности — того, что отличает допустимое от явно нелепого, — могли они руководствоваться, прежде чем отвергнуть или принять на веру те или иные свидетельства? Если девы чахли, медленно угасая, в то время как таяли перед огнем их восковые изображения, если хлеба полегали, скот увечился и вихри в дьявольском разгуле вырывали с корнем дубы в лесу, а вертелы и котлы пускались в устрашающий пляс вокруг какой-нибудь сельской кухни, когда не было ни малейшего ветра, — все это казалось одинаково вероятным, пока были непонятны законы, управляющие такого рода явлениями. Представление о том, что князь тьмы, минуя красу и гордость нашей земли, свирепо осаждает податливое воображение немощной старости, для нас a priori так же правдоподобно, как и неправдоподобно, ибо мы не располагаем ни средством постигнуть его цели и виды, ни данными, чтобы установить, по какой цене эти старческие души пойдут на торжище дьявола. Или, раз воплощением всяческой нечисти почитался козел, вовсе незачем так уж удивляться, что дьявол якобы является иногда в его образе и подтверждает тем самым подобное олицетворение. Что между обоими мирами вообще установились связи — возможно, ошибка, но, поскольку такое допущение было однажды сделано, я не вижу, почему какому-нибудь подтвержденному свидетельствами рассказу этого рода следует доверять меньше, чем любому другому, только оттого, что он нелеп. Нет закона для суждения о беззаконном, и нет правила, которое годилось бы для опровержения грез.
Лэм Ч. «Очерки Элии».

Согласно английской теории XVIIa. считалось, что подобные соски использовались чертенятами, домашними духам и другими представителями дьявола, и поэтому являлись главными признаками колдуна или ведьмы. В книге Майкла Дальтона «Country Justice» (1618) в качестве второго признака ведьмы назван следующий: «Для так называемых домашних духов они имеют некие шишки или небольшие соски на своем теле и в некоторых других интимных местах, посредством которых духи сосут их». Большинство женщин, арестованных Хопкинсом, после того, как им не давали спать две, три или четыре ночи и принуждали оставаться в непрерывном движении, приходили в изнеможение и подтверждали слова Дальтона. Так, на судах в Суффолке в 1645г.Маргарет, жена Бейтса из Фрамлинхема после двух или трех дней бодрствования призналась, что однажды во время работы она почувствовала, как нечто поднялось по ее ногам, вошло в ее интимные места и ущипнуло ее за эти места, где и были обнаружены эти метки. И в другое время, когда она была на церковном дворе, она почувствовала, что нечто снова щиплет ее в этих местах; и позднее она призналась, что имеет еще два соска, сделанные когда-то, чтобы можно было сосать ее.

Отчеты о судах над ведьмами в Англии, Шотландии и Новой Англии изобилуют описаниями ведьминских знаков. Шедуэлл, драматург периода Реставрации, ссылается на распространенное мнение: «Наличие у них шишек и сосков подтверждают все, кто верит в колдовство» (Ланкаширские ведьмы, 1681). Так, у Элизабет Сойер, ведьмы из Эдмонтона (1621), обнаружили «нечто, подобное соску, толщиной в мизинец, длиной в полпальца, имевшее на конце пупырышек, похожий на сосок, и выглядевшее так, как будто кто-то сосал его». Мери Рид из Кента (1652) «имела явственно различимый сосок под своим языком и показывала его многим». Темпренс Ллойд, одна из последних женщин, повешенных в Англии за колдовство, (1682, Эксетер) была осмотрена Анной Уэй-кли: «Во время осмотра на ее теле обнаружили в интимных местах два соска, висевших плотно и напоминавших кусочки мяса, которые сосал ребенок. И каждый из упомянутых сосков был около дюйма в длину» (Хоуэлл, «State Trials», 1816). При обследовании Бриджит Бишоп, одной из салемских ведьм (1692), «женщина-заседатель обнаружила необычный сосок на ее теле, но во время второго осмотра, через три или четыре часа не было найдено ничего похожего». — К. Мазер, «Чудеса невидимого мира», 1693г.

Доводы, что подобные выступы имеют естественное происхождение, были бесполезны. Например, они не помогли Элизабет Райт и ее дочери Алисе Гудридж, обследованным в 1596г.

Они раздели старую женщину и обнаружили за ее правым плечом нечто, очень похожее на вымя овцы, с двумя сосками, подобными двум большим бородавкам: один сзади подмышкой, другой на ладонь выше, у самого ее плеча. На вопрос, давно ли у нее эти соски, она ответила, что родилась с ними. Тогда они осмотрели Алису Гудридж и обнаружили на ее животе дырку величиной в два пенса, свежую и кровоточащую, как будто некая большая бородавка была вырвана в этом месте» («Удивительнейшая история ведьмы по имени Алиса Гудридж», 1597).

Алиса сказала, что она поранилась ножом два дня назад, поскользнувшись на лестнице, но врач сказал, «похоже, что отсюда сосали».

Осмотр обычно происходил публично. Так, не позднее 1717г. в Лестере одну старую женщину обследовали «перед большим количеством добропорядочных женщин этого города. Они показали под присягой, что обнаружили в ее секретных местах два белых куска мяса, похожих на вымя овцы или на сосок кошки». В некоторых случаях обследование производилось свидетелями обвинения, как на суде в Сен-Осайте над Сесиль Целлс. Даже мертвые не освобождались от публичного осмотра.

Восьмидесятилетняя Алиса Самуэл была повешена как ведьма по показаниям пяти истеричных детей. В отчете о казни рассказывается:

«Тюремщик, чьей обязанностью является наблюдать за их погребением, снял с них одежду и, когда они были обнажены, обнаружил на теле старой женщины Алисы Самуэл маленький комок мякоти длиной полдюйма, выступающий, как будто сосок, увидев который, он и его жена сначала намеревались не показывать его людям, поскольку он находился в таком интимном месте, которое неприлично видеть. Однако, все-таки не желая прятать столь необычную находку и прилично прикрыв интимное место немного выше соска, они позволили осмотреть его тем, кто стоял рядом. После того, как жена тюремщика взяла этот сосок в руки и слегка оттянула его, из него показалась сперва смесь желтого молока и воды, с виду похожая на молозиво (как сказал тюремщик). Во второй раз появилось нечто вроде чистого молока, и в самом конце — кровь» («Самое необыкновенное и удивительное изобличение», 1593).

Ведьминские знаки часто путали с клеймом дьявола, естественными пятнами на коже, по общему мнению, нечувствительными к боли и считавшимися клеймом, определявшим владельца как дитя Сатаны. Так, Джон Белл, священник из Гледсмура, в начале XVIIIs. включал в одну категорию «нечто вроде синяка, или маленький сосок, или красные волдыри, подобные укусам блох, иногда заполненные мякотью, иногда пустые внутри»

(Белл цитирует памфлет 1645г. «Законы против ведьм и колдовства»). Дальтон не отличал сосков от других знаков, которые бывают в интимных местах, не кровоточат «при прокалывании и, таким образом, требуют внимательного и тщательного поиска». И великий эксперт Хопкинс безоговорочно считал соски дьявольскими метками («Изобличение ведьм», 1647).

Ведьминский знак

Такой знак представляет особое сочетание мелких линий в форме ока, глаза человека. Чаще всего этот знак располагается на холме Луны, покровительствующем всему непонятному и таинственному.

Око ведьмы на ладони человека наделяет его уникальными знаниями, которые не поддаются научному объяснению, описанию. Среди людей с таким знаком много целителей, знахарей, шаманов, гадалок, предсказателей, оракулов и прочих людей, связанных с потусторонними силами. Кстати, по такому знаку можно отделить истинного «волшебника» от шарлатана. Эти люди наделены удивительно сильной энергетикой, направленной на благо человека, они владеют секретами траволечения, даром предвидения, удивительно тонкой и сильно развитой интуицией. В большинстве случаев таланты и дар подобного рода передаются по наследству через одно или два поколения. Люди с таким знаком встречаются очень и очень редко. Хироманты заметили, что рождение такого человека открывает или закрывает тысячелетие.

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0