В архиве города Арзамаса (Россия) есть один удивительный документ, донесение земского начальника Василия Штыкова в вышестоящие инстанции. В документе датируемом 1719 годом, сообщается о том, что в уезде разразилась великая буря, смерчи и град обрушились на землю и погибло много домашнего скота и прочей живности, а кроме того с неба упал дракон.

Дракон этот был обожжен и очень вонял, распространяя мерзкий запах на всю округу. По всей видимости в летящего по небу дракона ударила молния.

Уездное начальство этого дракона закапывать побоялось, так как был указ царя Петра Первого о том, что бы всяких необычных тварей замачивать в спирте и отсылать в кунсткамеру. Дохлого дракона свалившегося с неба, поместили в бочку со спиртом и отправили в Санкт-Петербург.

Описано это чудовище свидетелями так, — Этот монстр от головы до хвоста имел длину в 7 метров 64 сантиметра. Зубы острые, как у щуки, но намного длиннее и изогнутые, а спереди два клыка каждый длиной 8.8 сантиметров. На спине у дракона два крыла из плотной кожи, по строению похожи на крылья летучих мышей. От спины в распрямленном виде, крылья имеют длину 6 метров 92 сантиметра. Существо имеет длинный хвост длиной в 3 метра 10 сантиметров. Лапы без шерсти с большими когтями. Глаза блеклые, но на вид очень страшные.

«Лета 1719 июня 4 дня. Была в уезде буря великая, и смерч и град, и многие скоты и всякая живность погибли… И упал с неба змий, Божьим гневом опаленный, и смердел отвратно. И, помня Указ Божьей милостью Государя нашего Всероссийского Петра Алексеевича от лета 1718 о Куншткаморе и сбору для ея диковин разных, монструзов и уродов всяких, каменьев небесных и разных чудес, змия сего бросили в бочку с крепким двойным вином.»

С этих пор изучение дракона понималось в духе легенд. Отторжение дракона от области научного знания, в которую он вписывался ранее, было столь же сильным, как до этого — включение его туда.

Одним из первых учёных, которые начали изучать дракона как феномен, а не как фантастического зверя, стал голландец Маринус Виллем де Виссе. Его труд «Дракон в Китае и Японии», вышедший в 1913 году, стал краеугольным камнем в научном знании о мифологии дракона. Чуть позже, в 1919 году вышла в свет «Эволюция дракона» антрополога Графтона Эллиота Смита. В ней автор описал культурологическое значение дракона как объединяющего символа многих географически и исторически различных цивилизаций. На протяжении всего двадцатого века количество научных работ, так или иначе касающихся дракона, возрастало. Особенно много стало их в 1980-90-е годы. Дракона, наряду с другими символами, рассматривали такие учёные, как Владимир Пропп, Джон Р. Р. Толкин, Ариэль Голан, Антон Платов, Ян Чеснов, Владимир Кубарев, Давид Бродянский и многие другие. Читайте так же Драконография Склярова.

Однако всё это время не существовало никакой области, которая могла бы накапливать знание о драконе. Учёные разных стран проделали большую работу по изучению феномена, однако и в прошлом, и сейчас эти работы разрозненны. Большей частью их труды представляют собой оригинальные исследования, не опирающиеся на другие научные работы. Отсутствие официально признанной науки о драконе не даёт установиться связям между учёными. В результате исследователи дракона называют себя мифлогами, фольклористами, психологами, антропологах, иконографами, теологами, палеонтологами, археологами, зоологами или литературными критиками, изучающими дракона в рамках этих областей науки. Вместе с единой наукой отсутствует и единая терминология, дополнительно затрудняющая коммуникацию и исследование дракона.

Многие учёные избегают слова «драконология» из-за прочно установившегося общественного мнения, связанного с ненаучностью первых биологических работ, включавших дракона в перечень животных. В конце двадцатого — начале двадцать первого века индустрия развлечений подхватила моду на драконов и стала интенсивно эксплуатировать образ драконологии-сказки, что дополнительно укрепило стереотип.

Однако в 1992 году литературовед Цигуан Чжао в своей диссертации «Изучение драконологии: Восток и Запад» прямо указал на необходимость выделения драконологии как самостоятельной науки о драконе. Он обозначил проблемы и выдвинул некоторые идеи и концепции драконологии (например, сравнительный подход). Научное издательство Peterlang назвало эту работу одним из наиболее заметных достижений драконологии. Биолог Питер Хогарт, занимающийся вопросами существования и моделированием биологии дракона, в 2004 году считал, что драконология — очень узкая область, которой занимаются немногие. О. Ю. Пильтенко полагает науку о драконе уже полноценной наукой. Аналогичного взгляда придерживается Надежда Сомкина.

В Китае в последней четверти XX века и первом десятилетии XXI века драконология значительно развилась и имеет поддержку на государственном уровне. Китайские исследователи занимаются символикой, происхождением и возможным реальным существованием дракона. Происхождению посвящена работа Ху Чжаохуа под названием «Китайский священный дракон» — одна из наиболее глубоких и обстоятельных драконологических работ. Известный драконолог Пан Цзинь в 2005 году был приглашен в пекинский Дом народных собраний и был отмечен за «изучение дракона — ключ к изучению духа китайского народа».

Я уже писал о свидетельствах того, как в 1719 году с неба упал подбитый молнией дракон по описанию очень похожий на древнего птерозавра, а есть и другие данные о том, что в реках водились самые настоящие крокодилы.

Например в псковской летописи есть такие свидетельства, — Летом 1582 года из реки вышли крокодилы и стали нападать на людей. Народ в панике стал молиться и взывать к богу, прятался по избам, но многих крокодилы съели.

«В лета 7090 [1582 г.]… того же лета изыдоша коркодилы лютии из реки и путь затвориша, людей много поядаша, и ужосашося люди и молиша Бога по всей земле. И паки спряташася, а иных избиша. Того же году представися царевич Иван Иванович, в Слободе, декабря в 14 день.» Псковская летопись. Архивский 2-й список.

В летописи сказаний русского народа конца 16 века есть такие строки, — Крокодил, живет в воде, нападает на людей.

«Коркодил — зверь водный, егда имать человека ясти, плачет и рыдает, а ясти не перестает». Азбуковник конца XVI, «Сказания русского народа», т. II. СПб., 1849 г.

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0