На днях газета The New Hampshire Union Leader сообщила об одном судебном решении, которое привело вашего покорного слугу — профессионального судебного юриста с опытом прокурорской работы — в некоторый ступор. История настолько невероятная, что я даже перечитал статью ещё раз — не в силах избавиться от ощущения, что читаю не солидную нью-гемпширскую газету, а свежую сатирическую «новость» журнала The Onion или просто очередной новостной фейк. И я явно не одинок в своих чувствах: под воздействием этой истории уже подал в отставку городской юрисконсульт, а в адрес судебных властей зазвучали очень серьёзные упрёки.

Описанная в статье ситуация являет нам новые вершины изобретательности судебных адвокатов и без сомнения вызовет возмущение в обществе, в котором и без того идёт ожесточённая полемика на тему «особого обращения», наблюдаемого в отношении иммигрантов.

Факты таковы. Огюстен Бахати, 33-летний иммигрант из Конго, обвиняемый в домашнем насилии по шести эпизодам, был освобождён от уголовной ответственности благодаря тому, что его адвокату удалось убедить городского прокурора в «культурной недееспособности» своего подзащитного. Об этом сообщает The New Hampshire Union Leader со ссылкой на материалы суда и открытые источники.

Именно так. Человека признали «культурно недееспособным».

Как пояснила помощник генерального прокурора штата Нью-Гемпшир Джейн Янг в ходе обжалования данного решения, «обвинения в домашнем насилии по шести эпизодам были сняты с обвиняемого, поскольку городской прокурор Андреа Маллер не стала оспаривать заключение судебного эксперта, согласно которому Бахати, будучи уроженцем Конго, был «культурно недееспособен» для того, чтобы участвовать в судебном процессе в рамках американской судебной системы, причём его дееспособность не подлежала восстановлению».

Следует заметить, что о «восстановлении дееспособности» в уголовных процессах обычно говорится в контексте психической реабилитации — при оценке вероятности того, что обвиняемому, признанному невменяемым, в течение обозримого срока может быть возвращена психическая дееспособность. В данном же случае из заключения эксперта следует, что господин Бахати страдает «культурной недееспособностью» в столь тяжёлой форме, что преодолеть её не удалось бы даже при условии систематической, комплексной и продуманной работы над его культурным багажом. Представляете, какой ужас?

«Данное заключение эксперта просто не соответствует юридическим критериям, используемым судами при определении вменяемости. И стороне обвинения следовало его категорически оспорить», — считает помощник генерального прокурора Джейн Янг, которая, как и я, явно не впечатлилась доводами защиты.

Общеизвестное правило гласит, что незнание закона не освобождает от ответственности. Конечно, в определённых случаях неосведомлённость обвиняемого может использоваться как аргумент в его пользу. Например, незнание каких-то фактов или заблуждение на их счёт могут трактоваться как доказательство того, что преступление было совершено по ошибке или незнанию, а не из злого умысла. Полагаю, что какие-то конфликтные ситуации и вправду можно объяснить незнанием американских обычаев и культурных норм. Но, простите, за Бахати числится эпизод, когда он «избивал, в том числе и ногами, толкал, хватал и таскал за волосы женщину, находившуюся в тот момент на седьмом месяце беременности». Нанесение побоев беременной женщине остаётся таковым вне зависимости от культурного контекста.

Строго говоря, доводы защиты абсурдны. Нужно полностью отключить здравый смысл, чтобы всерьёз поверить, будто взрослый, психически здоровый человек может в силу каких-то культурных особенностей не понимать, что «избивать, в том числе и ногами, толкать, хватать и таскать за волосы» женщину на седьмом месяце беременности — нельзя.

Как бывший прокурор, я сам часто вынужден напоминать своей аудитории, что, обсуждая те или иные судебные решения, мы нередко упускаем из вида подробности дела, опущенные журналистами в своих материалах, а также объёмы работы, лежащей на судах и прокуратуре. Следует помнить, что для судей и прокуроров, решающих вопрос о чьей-то виновности или мере наказания, не существует заведомо верных решений — каждый раз приходится руководствоваться собственными соображениями.

Однако решение приравнять неспособность человека принять якобы чужие поведенческие нормы, запрещающие бить человека и измываться над ним, к невменяемости, освобождающей человека от уголовной ответственности, заставляет всерьёз усомниться в разумности и справедливости суда. Это не более чем юридическая увёртка, построенная на абсурдном толковании закона. Такие решения только подливают масла в огонь антииммигрантских настроений в обществе и служат дополнительным аргументом для тех, кто не верит в возможность ассимиляции иммигрантов. Не говоря уже о дальнейшей дискредитации системы уголовной юстиции, к которой и без того есть множество претензий.

Не спорю — культурный аспект вполне обоснованно принимается в расчёт работниками судебной системы при вынесении решений. Мне лично попадались дела, в которых недоразумения между сторонами могли быть следствием языкового барьера или религиозной принадлежности. Однако это не должно касаться случаев, когда под угрозой оказываются человеческая жизнь и безопасность.

Проблема домашнего насилия весьма актуальна в Нью-Гемпшире, и в целом разрослась до масштабов национальной эпидемии в США. По оценкам Нью-Гемпширской коалиции против домашнего и сексуального насилия (NHCADSV), рукоприкладству со стороны партнёра в своё время подвергались 33,4% женщин и 24% мужчин, проживающих в штате. В этой ситуации общество требует активнее преследовать виновных.

Решение по делу Бахати в настоящий момент отправлено на пересмотр. Эксперты по уголовному праву решают, можно ли повторно предъявить ему обвинения, не нарушив один из основных принципов правосудия, запрещающий дважды привлекать человека к ответственности за одно и то же преступление.

А ведь сколько было случаев, когда судебная власть предпочитала не принимать в расчёт действительно насущный вопрос о психической дееспособности подсудимых! Только для того, чтобы на сей раз поверить в «культурную недееспособность» человека с шестью эпизодами побоев?

Хочется верить, что дело Бахати останется единственным в своём роде. Но что-то подсказывает мне, что вряд ли…
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0