ПРОТИВ РОССИИ ПРИМЕНИЛИ ГЕОФИЗИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ?

Профессор Ратгерского университета (США) Алан Робок признался, что ЦРУ недавно поставило перед учеными неожиданный вопрос: способен ли сегодня противник отследить применение против него климатического оружия? Такие вопросы на пустом месте не возникают, считает один из руководителей Лаборатории актуальной диагностики и экспертного прогнозирования Михаил Калюжный.

— Михаил, вы один из авторов доклада «О геофизическом нападении на Россию в 2014-м году и его результатах. Война нового типа как свершившийся факт: ее ход, текущее состояние и прогноз развития» — который в конце прошлого года был передан в Минобороны и ряд других ведомств, отвечающих за безопасность страны. Это что, климатическая война?

— К счастью, нет. В обозримом будущем климатические войны нам не грозят. С этим, кстати, согласен и профессор Робок, ответивший цэрэушникам в том духе, что даже сама постановка вопроса неуместна. Климат — слишком всеобъемлющее понятие. Тем не менее, он отметил, что со времен Вьетнамской войны американцы пробуют изменять погоду в военных целях…

— В докладе вы довольно смело утверждаете, что в 2014 году на Россию было совершено геофизическое нападение. А тут еще интерес ЦРУ к возможным «следам климатического оружия». Это звенья одной цепи?

— Давайте сначала определимся, чем климатическое оружие отличается от геофизического. Мои коллеги ученые считают, что на современном уровне развития науки и техники существование первого невозможно. Тогда как геофизическое оружие, то есть кратковременное искусственное воздействие на погоду, — это уже реальность.

В феврале 2012 года Владимир Путин в «Российской газете» писал: «Большое, если не решающее, значение в определении характера вооруженной борьбы будут иметь военные возможности стран в… создании оружия на новых физических принципах (лучевого, геофизического, волнового и др.). Подобные системы вооружений будут сопоставимы по результатам применения с ядерным оружием, но более «приемлемы» в политическом и военном плане». Эти задачи уже заложены в военную программу до 2020 года.

— А что можно сделать с помощью такого оружия?

— Вызывать землетрясения, тайфуны, наводнения, даже озоновые дыры…

— Как раз нынешний уровень науки и техники позволяет быстро установить агрессора.

— Да, но существуют и «тонкие» способы воздействия на землю, воду и воздух, при этом на порядки более губительные, чем тот же тайфун. Так, любая серьезная проблема с водой на территории страны неизбежно вызовет угрозу для ее национальной безопасности.

— Кстати, сейчас все чаще начали писать про обмеление Байкала…

— И не только. В 2014-м в некоторых местах, например, на Волге маловодье стало самым сильным за всю историю наблюдений. Обмелели водохранилища, возникла угроза остановки водозаборов, снабжающих питьевой водой население. Обмелели Ладога, Лена, Иртыш. В Красноярске люди гуляли по дну Енисея. Но вот загадка: объективных предпосылок для столь аномальной суши не было! Осадков в большинстве регионов хоть и выпало чуть ниже нормы, но не критично.
— И как вы это «обезвоживание» объясняете?

— Мы считаем, что причина засухи – аномально низкая для наших условий влажность воздуха. Даже в краях северных болот влажность воздуха была ниже, чем в пустыне Сахара. Сухой воздух буквально высасывал воду из почвы и водоемов. Ну и не надо забывать, что основной объем воды с территории испаряют растения, снижая уровни грунтовых вод.

— Вы ведете к тому, что необычное состояние атмосферы – это следствие чьего-то злонамеренного воздействия?

— Если несколько упрощенно: все биологические объекты есть ни что иное, как сложные электрохимические «машины», которые реагируют на внешние изменения. Например, на разного рода излучения. Они, эти излучения, способствует сдвигу электрохимических показателей воды. Подземные воды содержат множество растворенных в них газов – в том числе горючих, ядовитых, радиоактивных. Они всегда выделяются из почвы в атмосферу. При падении уровней грунтовых вод давление в их нижних горизонтах ощутимо падает, газам становится легче подниматься на поверхность. Не исключено, что процессы, о которых мы говорим, а сюда можно отнести и недавние выбросы сероводорода в Москве и прочей дряни в Питере, были запущены из космоса.

— Вы говорите о каком-то искусственном излучателе?

– Нет, излучение как раз естественное, то, которое приходит к нам из космоса. Частично оно отражается ионосферой, частично поглощается, частично удерживается у поверхности Земли, создавая естественный фон. Однако если над конкретным участком земной поверхности искусственно изменять проницаемость ионосферы, создавая так называемые ионосферные линзы, то уровень излучения станет противоестественным – со всеми вытекающими. А если страна находится в экономическом кризисе, если есть угроза вовлечения в региональную войну, то такое геофизическое оружие может крайне усугубить ее положение. Настораживает, что и политический кризис на Украине, и российские климатические аномалии развиваются практически синхронно. Мы считаем, что есть основания говорить о геофизическом нападении на Россию как части долговременной враждебной по отношению к ней геополитической игры.

— И чем нам обороняться?

— Контр-оружия изобретать необязательно. Достаточно ввести комплекс традиционных средств защиты. Это и устройство многочисленных искусственных водоемов для сбора поверхностных вод (такая широчайшая сеть предусмотрительно была создана еще в СССР). И модернизация водозаборов. И развертывание мобильных систем очистки любой воды до качества питьевой.
Впрочем, возможен и «ответный удар» — активные мероприятия по нейтрализации ионосферных линз, подавление источников их генерации. Насколько мне известно, такие разработки в России ведутся.

Газета «Мир Новостей» от 10 марта 2015 года

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0