Этот закон войдет в историю международных отношений, поскольку то, что в нем прописано, — это экстраординарно даже в рамках уже ставшей привычной санкционной риторики.

Что нового придумали на Капиталийском холме?

1. Санкции могут применяться по решению Президента США к физическим/юридическим лицам-инвесторам в нефтегазовой отрасли России, если объем таких инвестиций составляет 10 млн. долларов, либо 5 млн. долларов в течение одного финансового года (инвестиции в строительство трубопроводов и т.п). Наверное, именно это правило вызвало со стороны ЕС неожиданную для США критику, поскольку потенциально нарушителями этого запрета могут оказаться европейские компании.

Подчеркну, здесь речь идет о праве Президента США применить такие санкции, а не о его обязанности.

2. Санкции должны быть применены Президентом США к покупателям государственного имущества РФ на сумму более 10 и более млн. долларов, если такое приобретение привело к необоснованной выгоде официальных лиц Правительства России и (или) членов их семей.

Здесь уже речь идет об обязанности президента «включить» такие санкции.

3. Санкции за поставку вооружений в Сирию. Президент обязан их ввести.

4. Санкции в отношении лиц, обеспечивающих разведывательную деятельность и осуществляющие функций в сфере обеспечения безопасности и обороны РФ. Президент обязан их установить.

Во всех случаях, когда речь идет об обязанности введения санкций, Президент США обязан установить такие санкции не позднее 180 дней после вступления в силу закона.

За все эти нарушения лица, которые попадут в новые санкционные списки, не смогут получить заемное финансирование от финансовых институтов США, а также могут возникнуть проблемы с получением займов в международных финансовых институтах, где позиции США традиционно сильны; вводится запрет на осуществление закупок со стороны США у таких лиц; предусмотрен также запрет на финансовые валютные операции, попадающие под юрисдикцию США; установлены санкции в форме приостановления банковских операций таких лиц, запрет на приобретение любых активов в американской юрисдикции, а также ряд иных неприятных вещей.

Тем не менее, конгрессмены все-таки здесь оставили Президенту США возможность для маневра.

Во-первых, по ряду санкционных мер Президент США может их ввести, но не обязан.

Речь идет о санкциях в сфере энергетики, т.е. здесь есть возможность для торга.

Обращает на себя внимание и трансграничный характер санкций в сфере энергетики – не важно, в какой юрисдикции работает компания – закон о санкциях США будет применяться в любом случае.

Во-вторых, по ряду санкций, которые Президент США обязан ввести, у него, тем не менее, есть возможность их последующей отмены.

Так, санкции в отношении компаний, обеспечивающих оборону РФ, могут не применяться Президентом США, если это необходимо в национальных интересах США и есть доказательства, подтверждающие, что Правительство России предприняло действенные меры, направленные на снижение кибератак, проводимых по указанию Правительства России (!).

Такая же история в отношении нарушений в сфере приватизации государственных активов.

Здесь уже требуется подтверждение со стороны Правительства России, что Минские соглашения 2015 г. выполняются. Конечно, интересная связь получается между нарушениями в сфере приватизации российских активов и Минскими соглашениями (!).

Закон обязывает Президента США продолжать и развивать санкционную политику в отношении России вместе с союзниками.

Все акты, принятые администрацией Обамы по ситуации на Украине и санкции, с ними связанные (изъятие дипсобственности и т.п.), — сохраняются. То есть, это надолго.

Без согласия Конгресса и Сената США любое их изменение или отмена просто «по желанию» президента США не допускается.

Чтобы что-то поменять Президент США обязан предоставить в комитеты Палаты представителей и Сената доклад с обоснованием такой необходимости, потом проводятся слушания.

В течение срока для их проведения Президент США не вправе отменять или вносить изменения в санкционные акты. Такое возможно только после одобрения палатой Конгресса возможности таких изменений.

Президент США должен на постоянной основе отчитываться перед профильными комитетами конгресса о выполнении санкционного режима в отношении РФ.

Делать это, конечно, будет не лично Дональд Трамп, а министр финансов, который будет репортить об олигархах, наиболее важных политиках the Russian Regime и их активах, а также об их связях с политическим руководством России.

Исключение по санкциям конгрессмены сделали в отношении совместных проектов с НАСА.

В итоге, какая-либо возможность маневра в санкционной политике у Президента США почти полностью исключается, а центр принятия решений по санкционной тематике закрепляется за Конгрессом США.

Тем не менее, закон специально оставляет открытым вопрос о новых санкциях в сфере энергетики, а формулировки об обеспечении национального интереса сохраняют за Трампом возможность пересмотра отдельных санкционных требований.

Последствиями принятия и последующего вступления в силу этого закона будет дальнейшее расширение санкций, окончательное закрепление санкционного режима в отношении России, введенного еще при администрации Обамы, возможное сворачивание гуманитарного сотрудничества между двумя странами. И все это – надолго.

Унизительной для Правительства России является предусмотренная законом возможность «искупить вину», предоставив американской администрации доказательства вступления на правильный путь, служащая гипотетической возможностью отмены части санкций.

Унизительно для России, что в тексте закона черным по белому говорится об олигархах и «российском режиме».

И, конечно, компания стран, в которых оказалась Россия – Иран и Северная Корея. При всей политической ангажированности этого акта, все это свидетельствует о тупике, в который окончательно зашли российско-американские отношения.
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0