В 2015 году Россия — большая и печальная страна — сознательно выбрала путь промышленной деградации, успешно заместила молоко в сырном производстве на пальмовое масло, феерично проиграла нищей Украине схватку за 3 млрд долларов, отомстив врагу многочисленными скидками на газ, и рассмешила весь мир мертворожденным проектом «Турецкого потока» и детской наивностью в отношениях с воображаемыми китайскими друзьями.

На фоне этих «достижений» новостью из альтернативной реальности кажется по-настоящему главное экономическое событие года (нет, не падение нефти — нефть начала падать еще в 2014 году): компания «Т-Платформы» подписала контракт на поставку суперкомпьютера JURECA немецкому вычислительному центру в городе Юлихе.

Речь идет о крупнейшем исследовательском центре Европы, в котором сейчас подступаются к решению ключевой для всей мировой науки задачи — созданию виртуальной модели человеческого мозга. Стоимость подписанного «Т-Платформами» контракта — 19,5 млн евро. В организованном Юлихским центром тендере помимо российской компании участвовал добрый десяток IT-компаний — в том числе транснациональный гигант HP. И да, использование российского оборудования в подобных проектах — это прецедент.

Не будем углубляться в детали и подробно рассказывать о технических характеристиках российского суперкомпьютера и его будущей роли в развитии мировой науки. Самое важное — путь, который проделали «Т-Платформы»: от скромного вендора, созданного в 2002 году инженером-технологом Всеволодом Опанасенко — в стране, проигравшей, как казалось, битву с крупнейшими технологическими лидерами. До компании, в одиночку пробившейся к вершинам мирового IT-рынка, политики в котором ничуть не меньше, чем честной капиталистической конкуренции.

Против сотрудничества Юлихского центра с «Т-Платформами» выступала сама Ангела Меркель. В 2012 году, когда партнерские отношения предполагалось оформить в виде безобидного коммюнике, его подписание отменили — по личному распоряжению госпожи Меркель и по совету американского госсекретаря Хиллари Клинтон. «Т-Платформы» на тот момент были уже не безвестными российскими разработчиками: на их счету имелся суперкомпьютер «Ломоносов» в МГУ — сразу после запуска в 2009 году он попал на 12-е место в мировом топ-500 вычислительных систем.

Дальше — больше. 8 марта 2013 года Бюро промышленности и безопасности США включило «Т-Платформы» в список организаций, угрожающих американской национальной безопасности. Санкции закрывали для российской компании не только американский, но и вообще весь мировой рынок: с ней запретили сотрудничать любым фабрикам, использующим в своем производстве американские технологии. Журнал Bloomberg Business тогда опубликовал статью с заголовком «A Second Russian Supercomputer in the U. S.? Nyet» и иллюстрацией из фильма «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не бояться и любить Бомбу».

В январе 2014 года санкции сняли. Через десять месяцев «Т-Платформы» выиграли конкурс на поставку суперкомпьютера Юлихскому центру. Тогда в дело вмешались уже европейцы. Французская компания Bull, чей суперкомпьютер JUROPA в Юлихе использовали с 2009 года, подала в суд, апеллируя всё к той же истории с американскими санкциями. Политические обвинения немецкий суд не впечатлили, и иск был отклонен. Кстати, по предварительным оценкам, мощность российского суперкомпьютера превосходит аналогичный показатель французского предшественника в 5–10 раз при 30-процентном снижении энергопотребления.

В это действительно сложно поверить. Ситуация уникальна еще и тем, что за этот год наши западные партнеры от телефонных интриг перешли к реальной технологической и экономической блокаде РФ по всем фронтам.

Российский экспорт — это по-прежнему оружие, топливо и зерно? Да, но теперь еще и суперкомпьютеры.

источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0