Мы — Ведьмовство. Мы — старейшая организация в мире. Когда человек родился, мы уже были. Мы спели первую колыбельную песню. Мы излечили первую рану, мы успокоили первый страх. Мы были Стражами, противостоящими Тьме, Помощниками со Стороны Левой Руки. Нас помнят рисунки в пиренейских горных пещерах и маленькие глиняные изображения, вылепленные для исполнения древнего замысла, когда мир был юн. Наша рука приложилась к стародавним каменных кругам, монолитам, дольменам и дубам друидов.

Мы пели первые охотничьи песни, мы заставили расти первые колосья; когда человек стоял нагим перед сотворившими его Силами, мы спели первый хорал трепета и изумления. Мы поклонялись среди Пирамид, видели взлет и падение Египта, правили на просторах Халдеи и Вавилонии как короли-маги. Мы сидели в секретных собраниях Израиля и танцевали дикие и величественные танцы в священных рощах Греции.

Принципы ведьмоства

В Китае и Юкатане, в Канзасе и Курдистане мы — одно. Все тайные братства знали нас, но никакой союз не является нашим; когда структуры становится слишком много, мы уходим прочь. Мы держим сторону человека, жизни и индивидуальности. Вот почему мы против религии, морали и правительства. Вот почему наше имя — Люцифер.

Мы держим сторону свободы, любви, радости, смеха и божественного опьянения. Вот почему наше имя — Бабалон.

Иногда мы действуем открыто, а иногда — в тишине и в тайне. Для нас едины ночь и день, спокойствие и буря, сезоны и циклы человека, все эти вещи — одно, поскольку мы стоим у корней. С мольбой мы предстаем перед Силами Жизни и Смерти, нам известны эти Силы и их польза. Наш путь есть тайный путь в неизвестном направлении. Наш путь есть путь змеи в подлеске, наше знание светится в глазах коз и женщин.

Именно наша собственная сила иногда перемещает усыпанные драгоценными камнями […] мощные движители в груди человека; наша Сила едина с той Силой, что заставляет Бога встрепенуться в сердцевине семени и в почке, дабы им расцвести и плодоносить; и каждый раз, когда мужчина и женщина соединяются в одну сущность, наша сила и есть та сущность.

Мерлин был один из нас, а также Гавейн и Артур, Рабле и Катулл, Жиль де Рэ и Жанна д’Арк, де Моле, Джон Ди, Калиостро, Фрэнсис Хепберн и Джиллис Дункан, Суинберн и Элифас Леви и многие другие барды, волхвы, поэты, мученики, известные и неизвестные, поднявшие наши знамена против врага, многообразного и вездесущего — церкви и государства. И когда те черви Ада, что зовутся христианской церковью, держали весь Запад в рабстве греха, смерти и террора, мы и только мы вселяли надежду в человеческие сердца, презрев темницы и костры.

(Джек Парсонс «Свобода обоюдоострый меч)

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0