Бернашхэ его звали — это по-бурятски. А с фамилией его разночтения возникают: кто-то говорит, что фамилия его была Батуханов, другие называют фамилию Биртагаев или Балтаханов… Доподлинно известно лишь то, что был он единственным сыном в простой-распростой семье бурят-скотоводов, что дожил он до глубокой старости, и умер в 1924 году. И что звали его Бернашхэ — а «варнашкой», или «бернашкой» уже на русский лад переделали. А ещё известно, что обошёл Варнашка-Бернашка всю бурятскую землю (а это — не только территория современной Республики Бурятия, но и читинское Забайкалье, и Тажеранские степи, и земли булагатов и эхиритов, что в современной Иркутской области), побывал во всех тогдашних дацанах — а вернувшись в родной улус, стал пророчествовать. Бывало, зайдёт к соседям поговорить о том, о сём — и вдруг накатывает на него, и начинает Варнашка говорить о тех временах, что ещё не настали. Страшными и малопонятными были его пророчества — за них старика, бывало, даже били…

…Бурятского улуса Шулута, где прожил последние годы своей жизни старик Бернашка, уже давным-давно нет: подобно многим и многим деревням и посёлкам, улус опустел.Жители его разъехались, разобрали по брёвнышку и увезли с собой на новые места свои избы (ольхонские буряты ещё со второй половины позапрошлого века живут в избах, а не в юртах). Единственная изба, по которой можно было определить место прежнего расположения улуса, была его, деда Варнашки. Изба эта не сохранилась: ещё в 1960-е годы невестка старика решила перевести дом в деревню Анга. Дом был разобран и перевезён на новое место, но поставить его в Анге было не суждено брёвна каким-то таинственным образом вспыхнули, и сгорели до тла. А сама родственница, настоявшая на перевозе дома на новое место, ослепла. Ни односельчане, ни другие жители этих мест, не удивились случившемуся: всем была прекрасно известна посмертная воля «вещего деда» ни в коем случае не разбирать и не продавать его дом, и не предавать его тела земле.

Похоронили же деда Варнашку именно так, как он и завещал: тело его положили на специальный помост, сооружённый где-то в прибайкальской Тажеранской степи. Перед смертью старик особо настаивал на этом, и говорил, что пройдёт сто лет и на его костях выступят письмена, и будет в этих письменах написано о будущем всех бурятских родов. Сам же старик был неграмотный, пророчества свои не фиксировал — просто, рассказывал землякам о том, что открылось ему, а те передавали дальше страшные и малопонятные пророчества Варнашки из уст в уста. Очень скоро всё то, что предрекал старик, стало известно по всей Бурятии. Правда, нет никакой гарантии, что всё то, о чм говорил Бернашхэ, дошло до нас через восемьдесят восемь лет именно в первоначальном виде: известно ведь, что при пересказе редкий рассказчик удержится от того, чтобы не добавить что-то и от себя…

О чм же рассказывал старик своим землякам? Собственно, имя Бернашхэ среди бурят считается «табуированным»; во всяком случае, в разговорах с русскими, из-за одного пророчества, касающегося будущего бурятского народа:

«…Буряты уйдут со своей земли в Монголию. Новым местом, где найдт свою землю бурятский народ, будет тайная долина меж гор у озера Хубсугул. Место это будет указано тайным знаком, Белым Камнем. Тем, кто уйдут первыми, на новом месте помогут обосноваться. Остальные уйдут уже сами, и сами наладят свою жизнь. А последние будут уходить, опираясь на посохи и держась за конские хвосты и стремена всадников…»

Сигналом, или знаком для исхода бурятского народа должно будет стать строительство моста из железа через пролив Сарма, отделяющий Ольхон — крупнейший остров озера Байкал — от материка. Но самым странным в этом пророчестве является то, что если буряты сами не уйдут со своей земли, то увидят на ней «воинов в шлемах цвета неба» (о чем ниже) — слишком явный намёк на «голубые каски» войск ООН и НАТО.

А вопрос о строительстве железного моста через пролив Сарма, который должен связать Ольхон с материком, говорят, решается уже сейчас: вроде, такая инициатива была выдвинута главой МЧС России. Да и недавнее обращение монгольского президента ко всем народам монгольского корня — в том числе, и к российским бурятам и калмыкам — с призывом переселяться в Монголию, тоже заставляет кой о чём задуматься…

Но посмотрим, что же ещё предрекал сто лет назад неграмотный старик-скиталец, обошедший все святые места бурятской земли. Ещё в самом начале прошлого века, задолго до трагических для всей России событий трижды проклятого 1917 года, старик Бернашхэ предупреждал земляков:

«…Богатство копить не нужно: скоро придёт время, когда богатых людей будут убивать, а их богатство достанется ворам. Лам и мудрецов будут убивать, в дацаны погонят скот, сделают скотобойни… Каторжники возьмут в плен Белого Царя, увезут его и его семью в горы, и там убьют. Вершить закон будут каторжники, главным среди них будет каторжник из монгольского рода. Потом будет главным другой каторжник — человек с чёрными волосами. Каторжники и их помощники будут править Россией 70 лет, а потом еще 30 лет не будет настоящей власти… Эти тёмные времена будут наказанием за то, что данники Белого Царя не спасли его от каторжников: бурятские всадники — хорошие воины, но не спасли Белого Царя. Русские клялись быть его слугами, но не спасли Белого Царя. За это бурятскому народу придётся уйти с земли отцов. Русские нарушили свои клятвы Белому Царю — и за это они будут данниками другого белого народа, который придёт на эту землю с другого края земли — с Востока, из-за большого моря…»

А вот ещё одно пророчество старика Бернашхэ — из тех, что уже сбылись:

«…Большая война начнётся на северо-западе, и закончится на юго-востоке. Продлится эта война четыре года, и много воинов будет убито. Из каждых десяти воинов, которые уйдут на эту войну, вернётся только пятеро… Война закончится большими огненными смерчами в Восточном море. Много людей умрёт от этих смерчей сразу, много людей умрёт потом…»

Думаю, и здесь не нужны никакие дополнительные пояснения. И ещё, думаю, никто не удивится, что за предсказания такого вот «светлого будущего» старика-оракула земляки не только мутузили, но даже и даже обкидывали камнями.

Бернашхэ не обижался на людей — ему важно было рассказать им о том, что он узнавал в своих видениях. И не его вина была в том, что видения эти были одно мрачнее другого:

«…Когда придут из-за Восточного моря люди в шлемах цвета неба, может начаться большая война на сорок дней. Эта война будет очень страшной: над всеми странами будет много огненных смерчей. Когда эта война закончится, людей останется очень-очень мало, они станут ниже ростом. Чтобы выжить, они будут искать друг друга. Было бы лучше, если бы этой большой войны на сорок дней не случилось…»

А до того, как начнётся «большая война на сорок дней»,

«…Всю Землю опутают железные змеи, а над землёй люди натянут железную паутину, и по этой паутине пойдёт невидимый огонь. Люди будут ездить на железных конях и в железных повозках, а по небу полетят железные птицы. Чтобы поговорить друг с другом, люди будут говорить слова в железные трубы и видеть друг друга через железные ящики…»

Кто знает? — может быть, за время своих скитаний по дацанам Бернашхэ услышал чей-то рассказ об изобретении телефона? или увидел телеграфные столбы с проводами — ведь телеграфное сообщение тогда уже вовсю использовалось в России?… А может быть, на какой-то из дорог он увидел редкий, по тем временам, автомобиль — и вид «железной повозки» поразил воображение неграмотного старика-бурята? Очень может быть…

Справедливости ради, нужно сказать, что не все пророчества Бернашхэ сулили его сородичам неприятности. Вот, например, что говорил он про вторую половину двадцатого столетия:

«…- Когда закончится четырёхлетняя война, которая начнётся на северо-западе, на долгое время между людьми установится мир. С Востока на Запад придёт Жёлтая религия: люди, живущие на Западе, забудут свою веру и будут искать ответы на свои вопросы у разных мудрецов. Потом они узнают о Жёлтой религии, и сами будут принимать её. Ламы будут ездить к людям, которые живут на западе, и много лам и учеников будет из тех людей, которые там живут. И дацаны они будут сами сооружать на своих землях…»

Вторая половина двадцатого столетия стала не только временем пробуждения интереса к буддизму у европейцев, но даже эпохой триумфального шествия «жёлтой религии» по странам Европы и Северной Америки. Этот же процесс мы наблюдаем и в наши дни.

Старик Варнашка дожил до девяноста четырёх лет, и скончался в 1924 году. Остаётся не совсем ясно, почему окрепшая к тому времени совецкая власть, выражаясь современным сленгом, не «выпилила» вещего старика из своей среды. Единственным объяснением этому может быть то, что в губернском городе Иркутске к тому времени своих «чужеродных элементов» хватало — или о степном предсказателе иркутские коммунисты просто не знали…

У старика остались потомки — правда, не прямые. Их многочисленные внуки и правнуки до сих пор живут в Ольхонском районе Иркутской области — в сёлах Анга и Еланцы, в деревне Бугульдейка. Одна из внучек Бернашхэ, Айхэ, жила с дедом, ухаживая за ним до самой его смерти. Как и предсказал ей дед, Айхэ прожила ровно столько же, сколько прожил и сам Бернашхэ — ровно девяносто четыре года.

В середине 1950-х годов в Ольхонский район приехала экспедиция АН СССР во главе с академиком А. Н. Окладниковым: учёных интересовало место погребения Бернашхэ. Когда участники экспедиции обратились к местным жителям с просьбой указать им это место, никто не вызвался помочь им: тайна могилы старца-предсказателя свято хранилась ольхонскими бурятами. Прошло больше полувека, и тайна эта оказалась и вовсе забытой: сегодня о месте погребения Бернашхэ ничего не известно и самим жителям Ольхонского района Иркутской области. Не осталось и никаких материальных следов прибайкальского оракула: его дом, как я уже сказал, таинственным образом сгорел — а сфотографировать Бернашхэ при жизни, судя по всему, никто и не удосужился… Живёт лишь устное предание, что был он щуплым, низкорослым, и — что совсем не свойственно для бурят — светловолосым. Недалеко от райцентра Ольхонского района, посёлка Еланцы, на месте, где когда-то был улус Шулуты, несколько лет назад была сооружена восьмигранная деревянная юрта и коновязь — в качестве своеобразного памятника старику-провидцу. А люди продолжают ломать себе головы, пытаясь расшифровать смысл тех из его пророчеств, которые ещё не сбылись:

«…Байкал-море вычерпают и перельют в другое место. Это место для воды построят люди. А со дна Байкала будут поднимать чёрное золото…»

«Чёрное золото» — это нефть? Нефть. Но какая может быть добыча нефти на байкальском шельфе? Ложе Байкала — глубокая вертикальная трещина, а не плоская тарелка Каспия, и даже если под толщей байкальской воды и есть какие-то залежи нефти, то стоит ли овчинка выделки? Но тогда — что за «чёрное золото»? Недавно обнаруженные на дне Байкала газоконденсаты? Очень может быть…

С «переливанием» Байкала в другое место, которое «построят люди», тоже не всё ясно. Что это может быть? каскад водохранилищ на Ангаре? Но ведь в них, даже и принимая во внимание строительства Богучанской ГЭС и появления четвёртого по счёту водогноилища водохранилища, при всём желании, не удастся вместить всю байкальскую воду. Загадка, одним словом.

…Не знаю: очень может быть, что уже через двенадцать лет, в 2024 году, исполнится ещё одно пророчество Бернашхэ — будет найдено место его захоронения, и на его костях обнаружатся письмена с новыми предсказаниями-загадками. А напоследок — вот вам, друзья, ещё одно мрачноватое пророчество от старика Бернашхэ:

«…Через сто лет во главе Монголии и всех монгольских племён встанет потомок Чингиз Хана. Этого нового хана выберет народ. Это будет время, когда монголы и буряты станут управлять всеми людьми. Знамёна Чингиз Хана поднимутся далеко на западе. Но войны не будет: белые люди сами захотят, чтобы над ними встали потомки Чингиз Хана. Такое время наступит, если не случится страшной огненной войны на сорок дней. Это будет очень хорошее время для всех народов Земли: больше не будет бедных и голодных, люди вспомнят своих богов, станут мудрыми и добрыми. Белых людей станет совсем мало, но потом их будет больше. Потом белые люди породнятся с монголами и бурятами…»

Потомков Чингиз Хана, как известно, очень много. Одним из них может считаться Сергей Шойгу. Можно ли считать возможное президентство Шойгу в России, или его главенство в Евразийском Союзе, исполнением данного предсказания?

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0