Tinkoff Aliexpress дарит 5000 на первую покупку + 9,5% кэшбэк на остальные Узнать подробности
 

На юге появится новое государство, заявил в эфире Лайфа политик Владимир Жириновский.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нам выгодна граница с Турцией. Нам страна нужна рядом, союзник, 70 миллионов населения. Нам не нужна вражеская натовская Турция, она нам всё Чёрное море блокирует.

М. АНДРЕЕВА: Но из НАТО-то они не выйдут.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я вас уверяю, через 5—10 лет мы создадим новое государство на юге — Россия, Турция, Иран, Сирия и Ирак (там уже будет мир). Оно будет лучше, чем Россия, Украина и Белоруссия. Вот вам и братья-славяне православные, больше всего предателей среди славян и православных. Все предатели. А эти вот будут верные, потому что мы им обеспечим безопасность. Это будет великий союз!
М. ШАХНАЗАРОВ: У микрофона Мария Андреева.

М. АНДРЕЕВА: И Михаил Шахназаров. Здравствуйте!

М. Ш.: И у нас гость в студии, лидер фракции ЛДПР, Владимир Вольфович Жириновский. Доброе утро, Владимир Вольфович!

М. А.: Здравствуйте.

В. Ж.: Доброе утро.

М. А.: Мы говорили про Трампа и про борьбу эту в Америке только что. Хиллари и Трамп — вы на кого ставите? Как вы думаете, кто победит?

В. Ж.: Ни на кого. Надоела вся эта информация. Какие-то там выборы в Америке. Замордовали наших людей. Нашим людям наплевать.

М. А.: Некоторые говорят, Трамп выглядит лучше.

В. Ж.: Трамп, Хиллари — на всю Америку наплевать. Мы живём отдельно, и нас не интересует абсолютно. Тот, кого изберут президентом, всё то же самое будет делать, что Барак Обама. А Барак Обама делал то, что делал Буш. А Буш — то, что делал Клинтон. Никакой роли не играет, как у нас раньше генеральные секретари. Поэтому можно, конечно, думать.

«Может быть, в чём-то Трамп нам посимпатичнее, поближе. Но, когда мы говорим в пользу Трампа, они же это используют против него»

Мы должны занимать нейтральную позицию, иначе мы ему мешаем. Там очень сильные антирусские, антисоветские настроения. За любой наш кивок, за какое-то чувство симпатии к кому-то там загрызут. Анджела Дэвис — загрызли её, замучили, потому что в СССР её поднимали, мол, пламенный герой. Поэтому не надо трогать Америку. Это ужасное государство, как и Европа. Надо заниматься своими делами. В США же нас не знают даже. Про Крым спорят, а спроси показать, где Крым, они не знают, так же как и не знают, где Украина. Поэтому меньше информации, как про погоду. Погода, погода, погода. Вчера сообщили погоду. Шёл дождь. У меня шёл, в других местах не шёл. Что, обманули людей? Я был рад, что дождь пошёл.

М. Ш.: Кто-то рад был, что не пошёл.

В. Ж.: Но обманывать — это ж хуже. Люди обмануты. Им сказали, что будет.

М. А.: А как нам быть?

В. Ж.: Дождь местами. Поэтому что нам об этом говорить?

М. Ш.: Владимир Вольфович, Америка далеко, Армения близко. Вот события в Армении охарактеризуйте.

В. Ж.: И наплевать на Армению.

М. Ш.: Да ладно?

В. Ж.: Наплевать на Олимпийские игры. Вы понимаете, что миллионы наших людей не интересуют эти Олимпийские игры и допинг какой-то.

М. А.: А что нас так унижают — тоже не интересует?

В. Ж.: Люди сами допинг хотят получить, в широком смысле, потому что жить тяжело.

М. Ш.: Согласен.

В. Ж.: Людям самим, может быть, понадобится допинг. Что для людей Армения? Там периодически будут выступления. Маленькая страна, горная, зажата между гор, между Азербайджаном и Турцией, никаких перспектив, никакой экономики. Там уже остался миллион армян. А их всего в мире — шесть миллионов. Все они разбежались. Ливан, Иран, Россия, Франция, Штаты — по всему миру гуляют. Жить там негде — горы. Естественно, там разные группировки будут друг другу пакости делать.

М. Ш.: Нет, ну хорошо, но там наша база стоит, это наш стратегический партнёр, то есть как бы наплевать на стратегического партнёра?

В. Ж.: Да ради бога! Вот будут плевать на нас — заберём базу. В ногах будут валяться, чтобы вернули базу. Эта база — их спасение, иначе их сотрут с двух сторон турки и азербайджанцы. Поэтому про Армению не надо беспокоиться. Они никогда от нас не откажутся, потому что им конец тогда, всё, полный конец.

М. А.: Слушайте, мне кажется, мы так и про Украину думали.

В. Ж.: Азербайджан немедленно захватит Нагорный Карабах, а турки помогут. Армению же ещё Екатерина Вторая спасала триста лет назад. Турки вытесняли всех. У них тогда уже была миграционная политика от всех избавиться. И малые народы они все уничтожили. Вот с курдами не получилось, потому что их слишком много.

М. Ш.: А сколько военачальников армян было, которые воевали…

В. Ж.: Да ради бога. Я же не говорю о том, что это бесталанный народ. Там композиторы великолепные, например Хачатурян, маршалы, например Иван Баграмян. У каждого народа есть какие-то достижения. Я говорю о судьбе.

М. Ш.: Судьба тяжёлая…

В. Ж.: Вот в Финляндии уже проблемы нет, и то она была то в России, то в Швеции. Её освободили и от России, и от Швеции. А Армения свободная, но это кусочек от той великой Армении, которая была.

М. Ш.: Владимир Вольфович, лет 15 назад вы в интервью одной из прибалтийских газет сказали, что будет процветающая Россия, а по её краям будет нищая, допустим, было произнесено, Латвия. Нищая Прибалтика — Латвия, Эстония, Литва. Прогноз по поводу обнищания Прибалтийских республик сбылся.

В. Ж.: Не до конца. Они должны вообще уже валяться нищие, но мы же торгуем с ними. Мы им позволяем получать дешёвый газ, электричество. Мы совсем ничего не сделали. Если бы мы сделали то, что я предлагал, они бы вообще уже лежали. Тогда вообще не было бы страны: ни Эстонии, ни Латвии—– никого. Мы же там устраивали фестивали. Там покупали дачи. Они тоже постоянно приезжают сюда. Они торгуют, товары свои поставляют. А если бы мы наглухо отгородились от них…

«Стен строить не надо, просто все коммерческие связи прекратить на полгода. Всё. И Латвии нет, Эстонии нет, да и Литвы тоже»

Но этого не было сделано.

М. Ш.: Я хотел задать вам вопрос о будущем стран постсоветского пространства — Латвии, Эстонии, Литвы. Вот у вас получается предсказывать.

В. Ж.: Будущее… Украина давно была бы нашей вся, полностью. Мы бы им давали за копейки газ, нефть. Покупали у них всё. То есть мы не изменили отношения с ними, а это нужно было сделать. А они нам водку поставляли. Это вообще! Куда дальше идти?! Это у нас что, водки, что ль, нет своей? Вот если бы мы сразу жёстко поставили условия, как Миллеру: «Миллер, ты что, газ наш продаёшь на украинско-европейской границе? Ты европейцам продай газ на русско-украинской границе, и пошли вы все куда подальше». И пускай Европа нагибает Украину. Мы заработали бы огромные деньги. Украине выруби рубильник — и она рухнет через три месяца. Её не было бы вообще уже, Украины. Так её поддержали по недомыслию, мол, давайте поможем, посмотрим, может, они будут с нами. То есть пряник, пряник, пряник, а нужен был только кнут, кнут, кнут и кнут. Плюс забери русское население к себе, ну забери к себе. Миллионы русских хотят приехать в Россию. Так и что толку? Паспорт не дают, работу не дают, жить негде. Это идиотизм! Мы не добрали миллиона населения. Даже сегодня население России уже 150 миллионов. Некоторые наши ложные демократы продолжают называть цифру 140. Им очень хочется, чтобы было мало, чтобы уменьшалось. 150 уже! Потому что мы получили Крым — это два с половиной миллиона населения. Мы получили беженцев огромное количество. Так вот, если б мы русских позвали сюда, Украина бы рухнула, потому что все заводы остановились бы, потому что вся промышленность у них на юго-востоке страны. Но этого опять не сделали. Мы всё время делаем для себя хуже и лучше для Порошенко.

М. Ш.: Владимир Вольфович, я как житель Латвии видел, как позвали русских во время Ельцина. Позвали, а потом демократы их кинули. Плюс к этому в странах Прибалтики до сих пор есть нулевой вариант гражданства и порядка 300 тысяч людей (только в Латвии) не граждан.

В. Ж.: Это же издевательство!

М. Ш.: А почему вопрос не решают?

В. Ж.: Этого нет нигде в мире, в истории человечества никогда не было. Самая изуверская империя всем давала подданство. А это европейские страны. Не граждане — кто они? Скот, получается? Если он не гражданин, тогда кто он, человеко-единица? Такого понятия в международном праве нет. Можно было жёстко поставить условие — отозвать послов, так сказать. И все отношения прекратить. Все абсолютно. Ведь Латвия живёт из-за того, что провозит наши грузы в латвийские порты. Литва — то же самое. Новоталлинский порт мы построили в Эстонии, это наш порт. Русские уезжают на Запад. А рядом родная сторона.

«На Рижский вокзал должны были приходить поезда каждый день с русскими возвращенцами, богатыми, хорошо одетыми, с деньгами»

И их тут же риелторы везут в их квартиры. И тут же им дают место работы, по всей стране, где они захотят. Мы сегодня могли бы иметь 150 миллионов населения, 160, 170… До конца века можно довести население до двухсот миллионов человек.

М. А.: А у нас денег нет, Владимир Вольфович.

В. Ж.: Каких? Кто вам сказал?

М. А.: Дмитрий Медведев сказал.

В. Ж.: Всё это он сказал, имеется в виду, нет денег на конкретное…

М. А.: Так вот на Крым и нет. Он в Крыму и сказал.

В. Ж.: Триллионы свободные лежат у корпораций. Изымите, Чубайса в тюрьму посадите и остальных там руководителей госкорпораций. На счетах субъектов миллиарды лежат неизрасходованные. Денег полно в стране! Эта страна самая богатая. И они богатые приедут. Они что, бедные приедут? Вы их пригласите. Вы хоть раз слышали, чтобы хоть один министр говорил, мол, русские, возвращайтесь в Россию. Ни один! Никогда! Нигде! Министр иностранных дел, Лавров, хоть раз сказал: «Русские, домой, на Родину!»? Никто никогда нигде не пригласил. Ни одной листовки. Вот сейчас для арабов, для сирийцев наши вертолёты разбрасывают сотни тысяч листовок с инструкциями, как выйти из Алеппо. А как выйти из Латвии и с Украины русским? Где эти листовочки? Бросайте листовки: «Русские с советским паспортом — шагом марш в Россию!».

М. А.: Хорошая идея с листовками. Ну ЛДПР вот могла же напечатать листовки?

В. Ж.: Я вам говорю не об этом, как печатать. А я вам говорю о том, что власть не хочет этого делать. Если бы они хотели, то давно бы миллионы русских жили у нас. И давно бы по стойке смирно стояли бы Эстония, Латвия, Литва и Украина и помалкивали.

Сейчас другой вопрос. У нас вчера был День военно-морского флота. Вы поздравили военных моряков?

М. Ш.: Конечно.
В. Ж.: А сегодня у нас какой день? День работников спецсвязи.

М. Ш.: И тыла.

В. Ж.: И тыла. У Хиллари Клинтон нет спецсвязи. Она по мобильному руководит страной.

М. Ш.: Зато у её мужа была связь хорошая со всеми.

В. Ж.: Ну и наконец, смотрите, сейчас же в вузы идёт зачисление. Все студенты довольны? Нет. Почему не дают возможности им выступить по радио? Они ищут бесплатный вуз коммерческий. Я называю. А вы молчите. Институт мировых цивилизаций, пожалуйста. Бесплатное общежитие. Они бедные, у них не хватает денег, везде дорого. Там же — бесплатное общежитие. Единственный вуз в мире, в России.

М. А.: Это где памятник вам стоит?

В. Ж.: Да. Там. Ребята сейчас со слезами на глазах уезжают в Сибирь, на север, на юг. Они не поступили, не хватило баллов, нет общежития, нет денег, некому платить. Сейчас всё сокращается. На будущий год — ещё больше сокращений бесплатных благ. И преподаватели будут безработными.

М. Ш.: А что ж такая беда с образованием, Владимир Вольфович?

В. Ж.: На всё денег не хватает.

М. А.: Вы же говорите, богатая страна, богатейшая?

В. Ж.: Богатейшая по ресурсам, богатейшая по промышленности, но эти деньги находятся в определённых отраслях. А если вы богатая, это не значит, что я тоже богат. Я бедный. Но вы богатая.

М. Ш.: Делиться надо, правильно?

В. Ж.: Не надо делиться. Уже сто лет при советской власти делились, и эта власть рухнула. Поэтому главная информация сегодня, чтобы тот, кто бедный, мог найти бесплатный вуз и бесплатное общежитие.

М. Ш.: Владимир Вольфович, я хочу спросить, а Эрдоган — хороший парень или плохой? Что творят турки?

В. Ж.: Сейчас может быть исторический поворот.

«Турция как султанская империя себя исчерпала 100 лет назад. Как республиканская страна, в ожидании приёма в ЕС, тоже исчерпала – не принимают. И сейчас у них есть блестящая возможность повернуться на север, на Москву, на Кремль»

Экономически они выиграют, в военном отношении выиграют, курдский вопрос решат, армянский решат, сирийский решат. По всем позициям Эрдоган может выиграть и оставаться главой Турции ещё лет 10, а то и до смерти. А так его в очередной раз сомнут во время военного переворота, инициированного американцами. Там же полно баз американских. Поэтому нужно полностью армию зачистить, распустить вообще можно было бы её и набрать новую из сторонников Эрдогана. Офицеров готовить в наших российских военных учебных заведениях, училищах и академиях. Русский язык сделать вторым, а не английский. И тогда у Эрдогана будет полная безопасность. А нам выгодно иметь соседа надёжного. Дружить ни с кем не надо.

М. Ш.: Он же непредсказуемый сосед.

В. Ж.: А кто предсказуемый? Наши коммунисты предсказуемые? Что они устроили? Наши демократы предсказуемые? Ельцин предсказуемый? Лукашенко предсказуемый? Кучма предсказуемый? Назарбаев? Кто предсказуемый? Вы видите, чёрт знает что творится. Это нормально всё. Не надо создавать племя, стоять плечом к плечу и идти к одной цели, это конец. Каждый пусть живёт, как хочет.

М. А.: Подождите, но мы же говорили, что Эрдоган помогает боевикам, спонсирует ИГИЛ*. И всё. И забыли.

В. Ж.: И наплевать нам на это.

М. А.: Да? ИГИЛ вон призывает джихад в России начать.

В. Ж.: Нам выгодна граница с Турцией. Нам страна нужна рядом, союзник, 70 миллионов населения. 9 августа они будут договариваться, что Эрдоган не будет мешать нам наводить порядок в Сирии, а он у нас попросит, допустим, не взаимодействовать с сирийскими курдами. Мы о чём-то договоримся. Компромисс возможен, Эрдоган поможет нам сохранить режим Башара Асада в Сирии, мы поможем ему не допустить раздела страны между турками и курдами. То есть везде есть на что разменять. И давайте размены делать. Давайте наши интересы защищать, но в чём-то идти на уступки тем, кто готов нам помочь. Нам не нужна вражеская натовская Турция, она нам всё Чёрное море блокирует. А так Турция станет дружественной страной, они в ЕврАзЭС вступят, в ШОС вступят, в Таможенный союз вступят.

М. А.: Но из НАТО-то они не выйдут.

В. Ж.: Я вас уверяю, через 5—10 лет мы создадим новое государство на юге — Россия, Турция, Иран, Сирия и Ирак (там уже будет мир). Оно будет лучше, чем Россия, Украина и Белоруссия. Вот вам и братья-славяне православные, больше всего предателей среди славян и православных. Все предатели. А эти вот будут верные, потому что мы им обеспечим безопасность. Это будет великий союз!

М. А.: Сколько мы с Турцией воевали?

В. Ж.: Двенадцать раз были кровопролитные войны.

М. А.: Никто же не забывает. Слушатели нам всё время пишут, как можно доверять? Они такие, что могут воткнуть кинжал в спину.

В. Ж.: А сколько мы с немцами воевали? Мы со всеми воевали…

М. А.: А лётчик сбитый?

В. Ж.: А Гражданская война у нас была страшная? А сегодня у нас что происходит? Что об этом думать? Где участники войны с Турцией? Вы найдите хоть одного в России. Мы же громили, мы побеждали, если они на нас нападали. Во всех войнах побеждали мы. Это им нужно обижаться на нас. А мы можем гордиться нашими победами. Но сегодня нам что, снова воевать с ними? Кто-то хочет воевать? Я не уверен.

М. Ш.: Воевать вообще не надо. Договариваться надо.

В. Ж.: Да в том-то и дело. Так и они хотят.

М. Ш.: Со всеми.

В. Ж.: Со всеми. И они хотят. Никто войны не хочет. Оружием бряцает только Америка для того, чтобы получить заказы под свои оборонные заводы. Как только она свои оборонные заводы перепрофилирует, всё успокоится.

М. А.: Но Турция-то останется членом НАТО…

В. Ж.: Выйдет. Зачем ей НАТО нужно, если в ЕС не берут, шенген не дают, ничего не дают. Тем более она сейчас смертную казнь введёт. Её выкинут из Совета Европы и из НАТО. И хорошо. Зачем им быть собачкой на побегушках у НАТО?

М. Ш.: Владимир Вольфович, но останется ли Турция светской страной с таким правителем, как Эрдоган?

В. Ж.: А наплевать нам. Какая вам разница, где мусульманские страны, где христианские страны, где иудейские страны. И пусть турки выбирают режим религиозный или светский. В Средние века они откатятся или будут модернизировать — наплевать вам. Наплевать на всех!

М. Ш.: Главное семья, правильно, Владимир Вольфович?
В. Ж.: Да. Ваш дом — ваша крепость, главное, чтобы вам было хорошо. Сделать так, чтобы было хорошо всем, кто живёт в России, — это наша задача. Знаете, на чём рухнул СССР? До сих пор же вам не говорят. Однопартийный режим — раз. Национальный вопрос (сделали республики) — два. Бешеную помощь оказывали всем, все богатства вывозили — три. И перебор оборонных расходов — четыре. Стоило четыре ошибки не делать, всё, мы были бы сегодня великим государством.

М. Ш.: Согласен с вами. Когда Ленина вынесут уже из Мавзолея?

В. Ж.: Его вообще сжечь надо, и пепел в Симбирск отправить. Мы с вами в Москве. Ну что это за москвичи, которые хотят, чтобы станции метро «Войковская» название сохранять? Цареубийцы, бандиты, уголовники…

М. А.: Они говорят, другая история у них какая-то, не он убивал на самом деле, открыли другие документы, всё, он ни при чём…

В. Ж.: Какая история? Мы по фактам судим. Большевики два государства уничтожили: и царскую Россию, и советскую. Турки — только одно, Османскую империю. У них население увеличилось в пять раз, было 17 миллионов — сейчас 70. А у нас было 150 — и сейчас 150. Мы не развиваемся. У нас оковы эти коммунистические всё ещё.

М. Ш.: Правильно, Владимир Вольфович.

М. А.: Мы хотим про внутренние наши дела поговорить. Владимир Вольфович, вот спрашивает человек: «Я давний ваш поклонник. Голосую всё время за ЛДПР. Почему так дорого стоит подключение к газу?» Вот до сих пор не может человек найти ответ на этот вопрос…

В. Ж.: Это абсолютно неправильная позиция «Газпрома» и наших министров. У нас газ должен быть самый дешёвый. Мы — одна из немногих стран мира, у которых больше всего запасов газа. Вообще наша экономика и жизнь граждан были бы куда лучше, если бы мы вообще ниже мировых цен продавали газ. А на Западе нам говорят, мол, хотите стать современной страной, давайте чтобы у вас были цены такие же, как у нас. Но у них из-за отсутствия газа газ дорогой, а у нас-то газа полно. Если у нас он будет стоить дешевле, наша экономика будет более конкурентоспособной по сравнению с европейской. Для того чтобы нас опускать в масштабах мировой экономики, нам говорят поднимать цены на газ, на транспорт, на все услуги. А зарплату они нам не дают возможность поднять. Специально нас тормозят. Вполне можно сделать всё подключение к коммуникациям вообще бесплатным. Зачем же поднимать цены? Не надо, и тогда у нас всё забурлит, ибо перевезти людей и грузы будет стоить копейки. И услуги ЖКХ будут стоить копейки. Так вот, это делается специально, тормозится, чтобы мы не бежали вперёд к счастливой жизни, а путались в мешках. Это неправильно.

М. Ш.: Владимир Вольфович, хорошо, внешнее воздействие — оно есть и будет, внешнее давление на нашу страну. Но вот, коррупция — это язва, с которой нужно бороться. Что делать с коррупцией?

В. Ж.: Надо сперва сказать правду. Коррупция пришла со времён советской власти, когда наличного оборота денег не было, зарплаты были низкие. Все решали вопросы улучшения своей жизни через взятки. У меня был коллега, главный инженер Сухумской трикотажной фабрики. С семи утра до четырёх часов дня фабрика была государственная. Потом приходили другие рабочие. Они работали на этих же станках, но за счёт сэкономленной шерсти. В квадратный сантиметр ткани закладывали меньше шерсти. Поэтому ваши костюмы рвались и кофты, холодно было в них. И вот так по всей стране. Поэтому развратили тогда. 30% населения жили в теневой экономике. Поэтому коррупция пришла из того периода, когда мы плохо с ней боролись, мы скрывали, мы не могли сказать, что секретарь Обкома КПСС берёт взятки. Это сегодня губернаторов под ручки берут. Тогда просто — освобождён от занимаемой должности. Знали только КГБ и Брежнев. А гадость осталась. Воспитали чиновников-рвачей, взяточников. А сегодня бешеное количество свободных денег и наличных денег. Какая борьба должна быть? Перейти на электронные деньги. ЛДПР дал закон о переходе на электронные деньги ещё 20 лет назад. Но им же невыгодно. Как взятку взять? Как купить наркотики? Нужны наличные. Поэтому не стали переходить на электронные. Сейчас, правда, есть карточки.

М. Ш.: Губернатор вон «лексусами» с проститутками рассчитывался…

В. Ж.: Да. Там, наверху, и натуральный обмен может такой быть.

М. А.: Да, вот, например, взять главу ФТС, у него жена — талантливый бизнесмен, заработала много…

В. Ж.: Вот. Мы внесли закон. Жёны ответственных чиновников не имеют права заниматься бизнесом. Не принимают закон. У них у всех всё переведено на жён, и жёны всеми делами занимаются. Власть сама покрывает коррупцию и тиражирует её. У нас однопартийный режим. Пока будет однопартийный режим, поменяют таможенника, поменяют губернатора одного, второго, третьего, мэра, министров — всё бесполезно. Как дракон, которому одну голову отрубили, — вторая выросла, отрубили — выросла. Вот в Смоленской области наш губернатор, Алексей Островский. Самая тихая область по коррупции. Он знает, что мы ему лично оторвём голову. Никогда там никто взятку не возьмёт. Он пришёл туда от партии. Он понял, что получил это место от партии. Он не давал взятку за это место. А губернаторы же платят за свои места. Им потом нужно отбивать. А наш чист. Ему отбивать ничего не надо. Обязательно контрольные органы должны быть в руках оппозиции. Губернатор — у него два зама от других партий, мэр — и у него тоже два зама от других партий. Нет. Идёт только одна партия. Однопартийный режим губит сам себя, уничтожает.

М. А.: Так, а как договариваться они будут? Они всё время будут между собой драться, не договорятся.

В. Ж.: Они и должны понять, что это уже конец приближается им всем. Что, они не понимают, что вызывает ненависть у людей? Людям противно уже от всего. Надоело всё, ибо всё одно и то же. Борьба есть, но конечного результата нет. Больного лечат, лекарства, больница, но он не выздоравливает. Люди это видят же. Идёт борьба с коррупцией, но коррупция не уменьшается, а только увеличивается. Естественно, у людей возникают уже мысли, а не виновата ли сама власть?

М. Ш.: Владимир Вольфович, а вот эти перестановки последние — это предвыборная история или действительно решили показать, что мы боремся?

В. Ж.: Это будет постоянно. Вот у ЛДПР существует четыре «О» — обновление, омоложение, очищение и освежение.

М. Ш.: Косметика от ЛДПР…

В. Ж.: Давайте, убираем, очищаем, омолодим.

«Я бы сейчас, чтобы резко сократить коррупцию, передал власть новому поколению»

Вот им давайте отдадим власть. Тем, кто вырос уже в новой России. В 1991 году они, допустим, родились, вернее, им было ещё лет 20, они ещё ничего не поняли. Сейчас им 45. Давайте передадим власть. Нет. Этого нет. Посмотрите списки кандидатов в депутаты. Все пенсионеры. Только в ЛДПР средний возраст — 32 года. Все остальные — 50, 60 и 70 лет.

М. Ш.: Опять Политбюро ЦК КПСС?

В. Ж.: Естественно, чтобы они молчали сидели. Это их последний созыв. Они боятся дать дорогу молодёжи в депутаты, в мэры. В мэрах хотя бы Никита Белых был молодой. Но откуда он был? Из Союза правых сил. Разве можно было из СПС брать? Ещё в 2010 году я сказал: арестуйте Белых!

М. Ш.: Он бы уже отсидел и вышел…

М. А.: Молодые — скажут, опыта нет.

М. Ш.: Как опыта нет? Владимиру Путину сколько было, когда он стал президентом?

В. Ж.: Шестнадцать лет назад ему 45 лет и было.

М. А.: Он-то был в структурах уже…

В. Ж.: Мы же не говорим с улицы брать. Мы говорим, чтобы они всё-таки были помоложе…

М. А.: А где кадровый резерв наш? Создавали золотые списки, и где он?

В. Ж.: Да были, всё. И мы дали несколько человек. И всё это для проформы, для видимости. Почему бы не решить жилищную проблему? Дайте возможность построиться. Одноэтажный коттедж, 100 метров, стоит он триста тысяч. Ну дайте в рассрочку на 10 лет, по 30 тысяч в год, по три тысячи в месяц. А как же мафия ипотечная банковская? Она на чём зарабатывать будет, если люди спокойненько за 10—15 лет получат жильё? Дайте дешёвые автомобили. Всё можно сделать.

М. Ш.: Производственные кредиты дайте дешёвые…

В. Ж.: Просто дайте возможность работать. Надо раскрепостить труд. Ведь мешают работать. Вчера я был на барахолке в Москве, люди жалуются, что там в очереди нужно стоять. Чего вам мешает, территорию дайте барахолке. 120 управ в Москве, каждый день должен идти рынок вещевой. И пусть пенсионеры там продают свои старые вещи. У них будет больше денег на лекарства, на питание. Они не просят у нас что-то, дайте возможность продать! У людей дома лежит полно ненужных вещей.

М. Ш.: Музей Ельцина построили за 10 миллиардов…

В. Ж.: Музей построили. Огромные деньги — показать человека, который нанёс самый большой вред нашей стране.

М. Ш.: Музей пьянства и алкоголизма, можно назвать так.

В. Ж.: Да. Поэтому это чудовищно, отвратительно. Мы ни в морали не хотим до конца расставить точки над i, ни в экономике, ни в нашей истории. И это всё порождает смуту в умах наших граждан. Появляются предатели. Вот они сбежали в спорте предатели: Юлия Степанова, Григорий Родченков. Они жили среди нас. Значит, такие отношения в коллективах спортивных трудовых, что они были вынуждены бежать. Возьмите сейчас политические партии. ЛДПР выкидывает свой мусор, своих предателей, плохо работающих людей. «Справедливая Россия» их подбирает. То есть они не осуждают их. Они могут стать снова депутатами. Как Чубайс — его не осудили, и он снова министр.

 

М. А.: Владимир Вольфович, а вы задаёте эти вопросы? Вот вы же встречаетесь с президентом, к Миллеру доступ имеете, спросите. В чём секрет Чубайса?

В. Ж.: Всё им говорим. Они слушают, но пока всё остаётся, как было.

М. А.: Но понять же их можно?

В. Ж.: Понять, конечно, можно.

М. Ш.: И простить.

В. Ж.: И простить. Всё можно сделать. Сегодня Сергей Миронов то же самое продолжает делать. Вы знаете, Алексей Митрофанов у нас был, чистый парень. Как пришёл к Миронову, оказался вор. Значит, среда формирует. В ЛДПР не было среды, чтобы Митрофанов встал на путь преступления. А как пришёл в «Справедливую Россию»…

М. А.: Но задатки были уже, значит.

В. Ж.: Нет. То же самое — Илья Пономарёв. Если бы не был в «Справедливой России», он бы жил в России, не бегал бы по заграницам. Оксана Дмитриева, если б её не было там, она бы не ушла. Это среда порождает. Среда «Справедливой России» порождает мошеннические схемы, преступные, криминальные.

М. А.: Давайте слушателям дадим слово. Пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Жириновскому.

СЛУШАТЕЛЬ: Я ваш постоянный слушатель. Мы к вам обращались по поводу жилья. От вас пришло письмо-ответ. И что-то так вы сказали, что поможете, и опять сейчас тишина.

В. Ж.: Вы нам ещё раз напомните. У нас же очень много людей. Много писем, много проблем. У нас 300 писем в день. Сидит 20 юристов. Не стесняйтесь, снова направьте, через 2—3 месяца снова направьте.

М. А.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Владимир Вольфович, я вас обожаю — это первое. А во-вторых, вижу вас премьер-министром — это второе.

М. А.: А президентом не видите?

М. Ш.: Дмитрий Анатольевич икнул сейчас.

М. Ш.: Покороче формулируйте, пожалуйста, у нас времени мало.

СЛУШАТЕЛЬ: Всё то, что он говорит, это здорово!

М. А.: Здравствуйте. Вы в эфире. Говорите быстро.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Хотел поинтересоваться у Владимира Вольфовича. Впереди выборы. С чем конкретно он пойдёт на эти выборы? И будет ли он отвечать за то, что он говорит? Если ему дадут власть и большинство мест в Госдуме будет у него, исполнит ли он то, что пообещает, идя на эти выборы?

В. Ж.: Естественно, если уж мы впервые в жизни получим большинство. Мы никогда его не имели, самые лучшие выборы были в 1993 году, у нас было 64 депутата, это 12%. Для победы нужно 50%, то есть в четыре раза больше. Иногда люди не понимают, говорят, мол, вы там давно сидите, в этой Госдуме, вы все одна власть. Власть у нас одна. Президент — он один, он за всё отвечает. Губернатор, министр. А депутатов у нас 450. Чтобы принять решение, нужно 225 голосов, поэтому, пока у нас нет этих голосов, мы не можем принять ни одного закона. Мы поддерживаем законы, если повышают пенсии. Но свои законы мы не можем заставить принять.

Правительство однопартийное не годится. Оно к успеху не приведёт. Я предполагаю, что в процессе ближайшей смены правительства обязательно появятся два-три министра от ЛДПР, кто-то от коммунистов. Может, тогда улучшится работа правительства. Но пока вы правы. Мы единственная страна в мире, где никогда ещё ни одна оппозиционная партия к власти не приходила. На протяжении тысячи лет власть друг другу передают одни и те же люди.

М. А.: Приходите в сентябре на участки.

В. Ж.: Да, 18 сентября, голосуйте, выбирайте, поддерживайте!

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Вольфович, у меня такой вопрос. Как вы относитесь к тому, что Москва и пригороды расширяются как опухоль раковая? И самое страшное, что строят, губят природу, без канализации центральной и прочего. Вот как ваша партия будет с этим бороться?

В. Ж.: Проблема, конечно, есть. Во-первых, единственная страна, где есть город и область отдельно, — это Россия и Москва и Московская область, а ещё Петербург и Ленинградская область. Что это такое? Это разные субъекты государства. Потому что все остальные области — это единый субъект. Допустим, Свердловская область и Екатеринбург — это один субъект. Конечно, всё должно быть единое, так сказать, пространство правовое, иначе мы выезжаем за МКАД — там уже другая власть, другие дороги, пенсии, льготы. Такого не должно быть. Надо чтобы Москва и область были единым механизмом. Миллионы подмосковных жителей работают в Москве, и миллионы москвичей живут под Москвой. Беречь природу, конечно, нужно, ведь в кабинетах сидят и вычерчивают, где дорога пройдёт, где что-то построить. И они знают, что там хороший лес, что можно чуть левее брать, чуть правее брать. Это же чиновники.

М. А.: Владимир Вольфович, у нас время ограничено.

В. Ж.: Нет. Время не заканчивается. Наше время только начинается!

М. А.: Владимир Вольфович, как будет выглядеть новая Госдума?

В. Ж.: 70% новые депутаты, в Госдуме будут только четыре партии: к сожалению, «Единая Россия», коммунисты, к ещё большему сожалению, «Справедливая Россия». Надеемся, что у ЛДПР будет максимум голосов.

* Деятельность организации запрещена на территории России по решению Верховного суда.

источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0