Население Московской агломерации к 2035 году достигнет 35 млн. человек, из которых 25-30% будут составлять мусульмане. Город будет ещё более дорогим и некомфортным. Окончание «нефтяных денег» вызовет рост налогов, в первую очередь на недвижимость (150-200 тыс. рублей в год) — это впервые в России вызовет рост низовой мобильности. В местное самоуправление придёт народ, и оттуда начнётся запрос на демократию. Эти и другие прогнозы прозвучали на Дискуссионном клубе «Москва-2035».

В московском клубе «Маяк» 30 мая прошёл Дискуссионный клуб «Москва-2035». Его организатором выступил известный автоэксперт, руководитель «Синих ведёрок» Пётр Шкуматов. Он пригласил нескольких экспертов рассказать о своём видении Москвы в 2035 году. Одним из выступавших был и автор этих строк. Я привожу некоторые прогнозы, в том числе и свой.

Начало дискуссии положил писатель, автор романа-антиутопии «Метро-2033» Дмитрий Глуховский. Он снова нарисовал антиутопию. Россия и особенно Москва станет первым местом в мире, где будет организован тотальный контроль за человеком. Уже сегодня в городе установлены 160 тысяч видеокамер, активно идёт работа над программой распознания лиц — в итоге каждый шаг на улице будет отслеживаться. Также будет усилен статус «Активного гражданина», в котором горожанин будет взаимодействовать с властью.

По мнению Глуховского, за образец будущей Москвы власти взяли китайские мегаполисы: с авторитаризмом в политике и либерализмом в экономике.

Политик Сергей Горигоров красочно описал ещё одну антиутопию: население Москвы 50 млн. человек, новые дома — не ниже 35 этажей, каждому горожанину ежемесячно положены 4 бесплатные поездки в центр города, на окраинах агломерации окопались исламисты. В Москве 2035 года — сплошной карнавал: искусственные деревья в цвету, река-Москва покрыта специальным материалом, позволяющим круглый год кататься на коньках, на огромных экранах идут концерты.

Почти все эксперты предрекали Москве некий «азиатский путь», превращение её в «азиатский мегаполис». Я начал выступление с того, что предостерёг от таких сравнений. Москва ничего общего не имеет с Азией. Она — часть России, которая является периферией Европы, недоЕвропой, желая страстно ей стать. Скорее, аналог Москвы — такие же периферийно-европейские города, как Стамбул, Буэнос-Айрес и Мехико.

Далее я предупредил собравшихся, что буду не фантазировать, а экстраполировать в 2035-й понятные и идущие в последнее десятилетие тренды. Первый связан с местом России в мире: наша страна так и останется сырьевой и одновременно централизованной, и Москва по-прежнему будет главным в России центром денег, приличной работы, знаний, медицины, развлечений — всего того, за чем сюда приезжают жить люди.

Население Московской агломерации (а я сразу предложил больше в прогнозах не делить Москву и область — это уже де-факто единый субъект) будет и дальше расти. На территории старой Москвы (ограниченной МКАД) почти не осталось мест для застройки, об этом свидетельствует и снижение темпов жилищного строительства: в советское время на пике возводилось ежегодно 8 млн. кв. м жилья, при Лужкове — 4,5 млн. кв.м, при Собянине — 1,5 млн. кв.м. Зарегистрированное население старой Москвы увеличится до 2035 года с нынешних 11,8 млн. человек максимум до 13 млн. Прибавится прекариата: молодёжи из провинции — на 1-1,5 млн. человек (в основном именно они арендуют жильё). На 1-2 млн. человек будет больше гастарбайтеров из Средней Азии. В итоге население Москвы вырастет с нынешних 15-17 млн. человек до 18-20 млн.

Всё новое жилищное строительство переместится в ближайшее (до 30-40 км. от МКАД) Подмосковье. Сегодня мы видим там возведение 8-8,5 млн. кв. м жилья в год, выдано разрешений на возведение ещё 100-120 млн. кв. м — а это (из расчёта 25-30 кв. м на человека) минимум 4 млн. новых, зарегистрированных жителей. Здесь также будет ещё и до 2 млн. прекариата — молодёжи, снимающей жильё.

О том, сколько сюда приедет среднеазиатов, говорят такие расчёты. Каждый год Средняя Азия «выбрасывает» в Россию до 400 тыс. лишних людей, из которых до 2/3 оседают в Московском регионе. Исходя из этих цифр, до 2035 года в агломерации появится ещё до 5 млн. выходцев из Средней Азии.

В целом же население Московского региона с нынешних 20-22 млн. человек вырастет минимум до 35 млн. человек. На небольшой площади по численности населения появится вторая «Польша» (или — «Испания»). До 25-30% населения будут составлять мусульмане, и мы увидим тогда их возросшую роль в жизни города: появление мусульманских кварталов, жизни по шариату, новых мечетей и медресе.

Окончание нефтяных денег в стране мы видим уже сейчас. Даже социалка переводится на «хозрасчёт», растут косвенные сборы — за образование, медицину, парковки машин, налоги на имущество. Москва 2020-30-х пройдёт этот путь сполна. К этому времени доведут налог на недвижимость до 1,5-2%, причём от рыночной её стоимости. Простой пример, что это будет значить для кошелька. Обычная 2-комнатная квартира в панельном доме стоит $150-200 тыс., и ежегодный налог на неё составит $2-3 тыс., или 120-180 тыс. Владельцы более дорогой недвижимости (например, внутри Садового кольца) будут платить налог ещё в 2-3 раза больше. Значительно повысят и налог на машины — это будет единственным способом справиться с транспортным коллапсом: отсечь от вождения бедные и даже средние слои москвичей. Налог на среднюю иномарку будет 60-80 тыс. руб. в год, парковое будет всё меньше и они станут ещё дороже (в т.ч. резидентная парковка).

Впервые москвичи (и в целом россияне) столкнутся с тем, что большие налоги они платят сами, а не работодатель за них (как сегодня). Это вызовет рост политического самосознания москвичей. Одно дело, когда у вас во дворе три раза за сезон перепахивают газон и два раза перекладывают плитку — за нефтяные деньги какого-то дяди, другое дело — за ваши кровные. Так произойдёт рождение политического человека в Москве. Начнётся с местного самоуправления — граждане захотят контролировать расходы на уровне ЖКХ и пресловутого «благоустройства». Мы увидим в это время наполнение новым смыслом муниципальных собраний районов, которые превратятся в местные «парламенты» с расширением прав (например, проведения референдумов по застройке «пятен»).

То, что Москва станет ощутимее дороже и некомфортнее, вызовет ещё один процесс: рост добровольной мобильности граждан. Если в течение ХХ века огромные массы перемещались с места на место (на стройки, в ГУЛАГ, депортации, БАМ или Целину) административным произволом, то сегодня перемещение миллионов человек будет осознанной дорогой в новую, более дешёвую и комфортную жизнь. Москвич будет продавать свою недвижимость, покупать на неё две квартиры в другом регионе (или вообще в Европе) — в одной жить, другую сдавать. Или оставит одну квартиру для сдачи в Москве, если у него их несколько — а таких горожан будет всё больше, так как в жизнь вступает поколение с бабушками и дедушками, обладающими частной собственностью (прогресс для России, где до Революции такое было возможно для считанных процентов, а в СССР люди и вовсе были лишены частной собственности).

Рост мобильности желание стать рантье вызовет и то, что в 2020-е пенсионерами станет первое «рыночное» поколение. У многих из них не будет вообще пенсий (не хватит стажа или «баллов»; первые случаи отказа в пенсиях в регионах уже появились), или пенсии будут составлять 20% от их нынешних зарплат (14 тыс. нынешняя пенсия при зарплатах в частной экономике в 60-80тыс. и выше).

А в целом качество социальных отношений в городе будут улучшаться. Уже сегодня мы видим резкое снижение преступности (что в Москве, что в России), снижение числа заключённых, уменьшение девиаций (сокращение потребления алкоголя и тяжёлых наркотиков), рост продолжительности жизни, и т.п. Во многом это результат осознания ответственности граждан за свою жизнь (и снятие этой заботы государством).

Московский регион с населением в минимум 35 млн. человек будет островом относительного благополучия посреди России. Молодёжь и люди с деньгами будут вымываться из провинции, всё больше регионов будут территориями забвения или бедствия. И эта трагедия — общемировой тренд, особенно для стран Второго мира: жизнь сосредотачивается только в мегаполисах, а остальные территории рассматриваются лишь как зоны добычи сырья или несложного сельскохозяйственного и промышленного производства (которое к 2030-м будет ещё в большей степени автоматизировано).

Павел Пряников
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0