В одной из московских психиатрических клиник исследовали только что поступивших больных с острой формой шизофрении. С помощью так называемых карт Зенера и генератора случайных чисел проверяли, насколько у них развиты интуиция и ясновидение. В первом случае надо было «увидеть» рисунок под рубашкой карты — круг, треугольник и т. д. А во втором — угадать, какие цифры выпадут. Результат удивил. При норме случайного угадывания в 20 — 30 процентов суммарное количество правильных ответов по тестам у сумасшедших достигало 86 — 92 процентов!

Однако уже через десять дней после начала лечения количество правильных ответов падало до нормы.

Исследователи сделали вывод: по мере выздоровления сверхъестественные способности исчезают. Так, может быть, и гениальность — это форма помешательства?

Совершенно безумно

— Я более шестидесяти лет своей жизни с почти одинаковой страстью увлекался генетикой и историей, — рассказывал ныне покойный доктор биологических наук, профессор, заведующий отделом генетики московского НИИ психиатрии Владимир Эфроимсон. — Прочтя тысячи книг по истории, сотни биографий великих людей, просмотрев десятки энциклопедических справочников, я в итоге увидел: за все время существования человеческой цивилизации известно около 400 людей, сыгравших значимую роль в истории. Обратил внимание и на то, что среди великих мира сего довольно часто — чаще, чем среди остальных людей, — встречаются наследственные болезни. И психические отклонения — в более или менее ярко выраженной форме — стоят на первом месте. По какому-то странному стечению обстоятельств срабатывает страшный парадокс: чем безумнее личность гения, тем более совершенны его творения.

Диагнозы великих

Живописец Исаак Левитан: маниакально-депрессивный психоз

Вы заметили, что ни на одной картине Левитана нет даже легкого очертания фигуры человека — только природа. Причина проста — он жутко боялся и ненавидел людей. Контакты с ними давались ему с большим трудом. Лишь на некоторых из полотен есть фигуры людей. И то не его кисти, а его друзей.

Художник не мог контролировать свое настроение. Его терзали приступы тоски и отчаяния, из-за которых он несколько раз пытался окончить жизнь самоубийством. Когда же депрессия проходила, он становился чрезмерно весел и дурачился, как ребенок. С каждым годом эти просветы становились все короче. Но свои самые лучшие солнечные пейзажи, как это ни парадоксально, он написал в состоянии глубокой депрессии. Этому есть медицинское объяснение: у творческого человека во время работы в кровь поступают эндорфины, которые обладают успокаивающим действием.

Схожими болезнями страдали Лев Толстой, Зигмунд Фрейд, Рудольф Дизель, Иоганн Вольфганг Гете, Клод Анри Сен-Симон, Иммануил Кант, Чарльз Диккенс.

Сказочник Ганс Христиан Андерсен: неврастения

Мучился от маний: боялся болезни, пожара, кораблекрушения, высоты, опоздать на поезд, потерять паспорт, забыть важные бумаги в книгах, оставить свечи непогашенными, принять ошибочную дозу лекарства и что письма попадут не в тот конверт. Постоянно был крайне встревожен.

Однажды во время путешествия, когда его друг опоздал на полчаса, он нашел писателя в полном изнеможении и глубоком отчаянии. За это время Ганс вообразил целую историю в деталях — от гибели друга до организации его похорон. Говорили, что он мог целый день сидеть дома и плакать. Из-за боязни женщин остался девственником, удовлетворяя свои эротические потребности мастурбацией и чувствуя себя при этом виноватым. Испытывал повышенную утомляемость и раздражительность.

Этой же болезнью страдали Карл Маркс, Владимир Бехтерев, Михаил Зощенко.

Художник Винсент Ван Гог: циклическая шизофрения

Во время припадков его посещали кошмарные галлюцинации, тоска и злоба. Мог есть свои краски, часами метаться по комнате и надолго застывать в одной позе. По его словам, в эти моменты помрачения сознания он видел образы будущих полотен. Кульминацией болезни, во время которой у него часто нестерпимо болела голова, стало то, что он сам себе отрезал ухо. Вообще шизофреник создает мир, непохожий на тот, где живет большинство людей. То, над чем обычный человек смеется, у шизофреника может вызвать гнев. В его голове сосуществуют несовместимые вещи, антагонизма которых он не сознает. Часто он наделяет все происходящее необычным, чаще зловещим смыслом и верит, что постижение этого смысла доступно только ему.

Этой же болезнью страдали Николай Гоголь, Микалоюс Чюрленис, Александр Дюма-сын, Эрнест Хемингуэй, Альбрехт Дюрер, Сергей Рахманинов.

За гранью таланта

И вот краткие выписки из «истории болезни» других великих, которые на основании автобиографии, мемуаров и воспоминаний современников составил автор книги «Безумные грани таланта» кандидат медицинских наук Александр Шувалов.

Лопе де Вега, Александр Дюма-отец, Вольфганг Амадей Моцарт: гипоманиакальный психоз

Они по нескольку дней могли находиться в плену радужных бредовых иллюзий, когда их переполняла энергия. На самом деле их внимание, необходимое для плодотворной работы, в эти моменты было расконцентрировано. Они становились развязны, фамильярны и суетливы. Потом эта эйфория быстро сменялась раздражительностью, грубостью и чванливостью.

Нострадамус, Жан Батист Мольер, Александр Блок: эпилепсия

Припадки сменялись помрачением сознания и сомнамбулизмом. Часто возникали бред и галлюцинации. Страх и тоска сменялись безудержным весельем. Со временем менялась их личность: ослабевала память, уменьшался запас слов, появлялись признаки слабоумия.

Георг В. Ф. Гегель, Густав Малер, Морис Равель: синдром навязчивости

Они либо терзались преследующими их мыслями, которые они воспринимали как неприличные или вздорные, либо им приходилось против воли повторять одни и те же действия, например, мытье рук или постоянное приглаживание волос.

Франсиско Гойя, Жак Луи Давид, Жорж Пьер Сера: эпилептоиды

У этих людей отмечалась повышенная авторитарность и склонность к сверхценным идеям.

Оноре де Бальзак, Всеволод Мейерхольд, Мэрилин Монро: истеричные психозы

Психопаты этой группы с болезненной маниакальностью стремятся обратить на себя внимание окружающих.

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0