Американский журналист и политолог Дэвид Саттер уверен — у Трампа пока нет ясной линии в отношении Москвы.

— Результат выборов стал сюрпризом для вас?

— Да, это было абсолютно неожиданно. Я предполагал, что Клинтон выиграет, потому что все опросы указывали на ее победу. Видимо, очень много людей, которые не участвовали в этих опросах, пришли и проголосовали за Трампа. Это, безусловно, значительный политический факт. Он означает, что люди, находящиеся в определенном смысле вне политического процесса, активизировались и поддержали кандидата, который фактически противостоит сложившейся системе.

— А что для вас Трамп? Что это за фигура?

— Неожиданность для меня в том, что человек, который фактически был объектом насмешек в Америке, смог стать президентом. Но частично это объясняется тем, что Хиллари Клинтон была замешана в коррупции, и это сочетание — коррумпированности и высоких претензий — отталкивало избирателей.

— Получается, это все-таки было протестное голосование?

— Когда Трамп начинал свою предвыборную кампанию как кандидат от республиканской партии, он был одним из 16 претендентов, а потом он победил в противостоянии с женщиной, которая имела за спиной мощную политическую машину. Значит, он что-то понимал, уловил определенные настроения в стране, которые не смогли уловить другие. Это свидетельствует о том, что с точки зрения политики он человек, обладающий тонким инстинктом, он смог интуитивно прочувствовать потребности общества.

— Какие именно потребности?

— Речь о настроении очень большой группы людей, которые проиграли в результате глобализации, недавнего экономического спада, они чувствовали себя обиженными и не включенными в общественные процессы. У них были большие претензии к властям, на которые никто не обращал внимания. Видимо, Трамп понял, что есть такие люди, и их много, и сделал на них ставку. В результате он и стал президентом.

— Все сравнивают исход выборов в США с Brexit.

— Я не думаю, что это голосование и Brexit — это протест против самой системы выборов, но догмы современного общества таковы, что они ущемляют тех, кто не смог адаптироваться к эпохе глобализации и интегрироваться в нее. Многие люди в современном мире выиграли от этих процессов, но были и те, кто проиграл, и, видимо, их гораздо больше, чем мы ожидали.

— Как вам кажется, с чего Трамп начнет свою карьеру президента? Выполнит ли он свои предвыборные обещания? Изменится ли его резкий стиль?

— Я думаю, что эти выступления Трампа были спектаклем, он фактически артист, и я думаю, что даже его сторонники не ожидают от него выполнения всех обещаний. Мне кажется, ему придется идти на компромисс.

— Каких конкретно шагов вы ждете?

— Скорее всего он пересмотрит торговые связи США с другими странами, в частности, речь о Североамериканском соглашении о свободной торговле (NAFTA) между Канадой, США и Мексикой. Он может быть аннулирован, потому что это было одним из ключевых предвыборных обещаний Трампа. Что же касается внутренней политики, все будет зависеть от того, кто займет место его ближайших советников.

— Что касается международной политики, чего стоит ожидать от Трампа?

— В отношениях с другими странами, я склонен полагать, изменения будут, но возможно, я не прав, потому что именно это направление, в первую очередь, зависит от выбора советников, их назначение станет индикатором его намерений. Пока что о позиции Трампа мы можем судить по его выступлениям, в которых он сказал очень много наивных и откровенно диких вещей. Он хочет произвести впечатление на своих избирателей, заявляя, что наведет порядок в отношениях с другими странами, в первую очередь с теми союзниками, которые зависят от вооруженной поддержки Соединенных Штатов, но не имеют средств на содержание собственной армии. Я не думаю, что он по-настоящему намерен с ними «разбираться», это, скорее всего, блеф.

— Как будет выглядеть деятельность США в Сирии? Эту проблему все равно придется решать.

— Настроения Дональда Трампа — это одно, а его возможности — совсем другое. Многие его высказывания по поводу внешней политики — это мнение обычного гражданина, не имеющего ни опыта, ни информации. У него в штабе не было даже компетентных советников, поэтому все его слова были скорее продиктованы эмоциями. Я предполагаю, что мы будем лучше понимать его подход к внешней политике только через несколько месяцев.

— Каково ваше мнение относительно будущих отношений с Кремлем? Что изменится в риторике Вашингтона?

— На короткий срок что-то может измениться. Все же источником проблем в двусторонних отношениях является поведение именно российских властей. Если Москва будет вести агрессивную войну против соседа, который является независимым государством и при этом находится в хороших отношениях с Америкой, мы просто обязаны будем реагировать, иначе это может угрожать всему мировому порядку.

— Российские аналитики предсказывали начало новой холодной войны в случае прихода к власти Хиллари Клинтон. Как вы считаете, это были обоснованные опасения?

— Я бы не преувеличивал воинственный настрой Клинтон по отношению к России. Она была одним из участников политики перезагрузки, даже несмотря на убийство Литвиненко, в котором, как было доказано, участвовали российские власти. То же само касается и убийства Анны Политковской. Потом случилось вторжение в Украину, которое я наблюдал собственными глазами. Поэтому мне не кажется, что разница между Клинтон и Трампом в отношениях с Кремлем не так уж велика. Трамп должен понять, что такое Россия и какова ситуация в этой стране. Он ее практически не знает. Единственный опыт Трампа, связанный с Москвой — это конкурс красоты, который он там организовал. Но Россия — это не только красивые женщины.

— Мир уже никогда не будет прежним?

— Да, и это признак того, что большую часть населения долго игнорировали, и только сейчас мы понимаем, что надо относиться внимательнее к их желаниям, надеждам и приоритетам. Придется произвести своего рода коррекцию.

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0