МК УЛЬТРА И ПРОЕКТ МОНТОК

Я — Пенни Брэдли, ветеран Тайной Космической Программы (ТКП). Я служила в немецком флоте. И не по своей воле. Никто из нас не служил в этих проектах по своей воле.

В моё время нас похищали в какой-то момент в раннем детстве. И с течением времени они начали забирать детей постарше под предлогом того, что взрослые, попадая в космос, сходят с ума, так как там была слишком чужеродная им среда, чтобы осознавать её, и эта реальность была слишком тяжёлой для них, а дети не видели разницы, и поэтому не могли сойти с ума.

Однако это не совсем верно, так как многие из нас также теряли разум. У меня нет воспоминаний до 4 -летнего возраста. Остались только фотографии, по которым я могу судить, что жила тогда и что общалась со своей семьёй. И я слышала рассказы о моей семье, овцах, которых там растили, и что я капризничала, когда мама надевала не ту соску на мою бутылочку. Но я не помню этого сама. Когда меня похитили в четыре года, мне полностью стёрли память.

Я находилась в тюрьме больничного типа большую часть следующих 5-ти лет. У меня была комнатка, достаточно большая, чтобы вместить кроватку, умывальник, маленький туалет и камеру, которая всегда следила за мной. Стены, постель и моя пижама были белыми. Белый был единственным цветом, который я видела в своей комнате под номером 7.

Возможно, вы знаете этот фильм, где мужчина, живущий в комнате номер 5, в конце концов, забыл своё имя, и стал звать себя «Пять». И в анкете он подписывался: «Пять», употребляя цифру, как своё имя. Так и я была таким «Номером 7″.

Начальное расщепление моего сознания произошло путём утопления меня в чём-то, похожем на выключенную вихревую ванну.

Меня погрузили туда головой вниз и держали до тех пор, пока я не начинала вдыхать воду. У меня есть друг, который не может выступить публично и который считает, что это делалось потому, что в ваннах для регенерации мы должны были вдыхать жидкость в себя. Поэтому он считает, что для этого нас топили, чтобы мы научились вдыхать жидкость. Но я так не думаю. Это могло быть побочным эффектом процедуры.

Но их намерение состояло в том, чтобы сломить нашу волю или разделить сознание на суб-личности, чтобы потом перепрограммировать их и использовать, как разных людей с новой общей памятью о себе. Потому что, когда ребенок переживает травму, в нём формируются суб-личности.

Я уже реинтегрировала 28 таких суб-личностей, и у меня есть, как минимум, ещё десяток.

Но утопление было первым шагом. И это совпадает с тем, о чём говорят другие люди, которые выкладывают все эти видео про MK Ультра, где показывают, как людей топят, и показывают это в некоторых музыкальных клипах.

Дальше, когда тебе уже становится всё равно, будут они тебя топить или нет, они начинают стрелять в тебя. Cтреляют в сердце, в центр лба, в спину.

У них в Лэнгли была ванна для регенерации в то время. Я не знаю, продолжается ли это сейчас, но они умерщвляют тебя, а ты потом просыпаешься в ванне для регенерации целым. Поэтому скоро вы понимаете, что смерть — это не выход.

— Сколько раз, по-вашему, вы проходили через такой процесс?..

— Я не знаю. Мне сейчас почти 62 года, то есть, это было 56 — 57 лет назад. Круглые сутки меня освещали искусственным светом. Вы даже не знаете, ночь сейчас или день. Вы полностью дезориентированы во времени. И они продолжают делать это с вами.

И когда они ничего с вами не делают, вы просто сидите в комнате один. Нет никого, с кем можно пообщаться. Когда вас приводят в столовую, запрещено с кем-либо разговаривать, ни с кем не позволено контактировать.

Не было никаких эмоциональных связей. Они обрили мне голову, потому что при тренировках использовались электроды на моей голове. Им нужен был доступ к коже. Поэтому волос не было. А значит не было причины причёсывать волосы, если их нет. Я не помню, чтобы я чистила зубы. Помню, что жутко боялась ванны.

У меня есть смутные воспоминания о купании… они считали это душем для нас. Но они сами поливали нас из шланга. Вы стоите полностью голыми… Вокруг множество людей, которым вы безразлична.

Со мной не часто разговаривали, кроме случаев, когда от меня чего-то там хотели.

Там были Драко. Не альфа белого цвета, а коричневые и зеленые Драконианцы. Единственным существом, которое проявляло доброту ко мне там, была Нага, она носила белый халат, как будто была врачом. И когда я смотрела на это змееподобное существо в белом халате ростом под три метра, мне становилось не по себе.

Кожа Наги имела чёрно-белый окрас. И у неё были яркие голубые глаза. И она была единственным добрым существом в Лэнгли.

У меня есть несколько странных воспоминании о Лэнгли. Там был какой-то рождественский вечер, о котором они специально заблокировали мои воспоминания так, чтобы я могла видеть людей только до пояса, а выше они остались невидимыми для меня. Они, видимо, не хотели, чтобы я могла узнать этих людей. Но я видела новогоднюю ёлку в углу и людей в костюмах. И я помню, что там были еда и напитки.

Они позволили мне съесть кусочек от торта, что для них было необычно. Обычно дружелюбия от них вовек не дождёшься. И это был день, когда мне разрешили одеть платье вместо белой хлопчатобумажной пижамы.

И это было… Меня похитили в 1959 году. То есть, в то время девочки не могли носить брюки. Носить мужскую одежду публично женщинам Америки разрешили только к середине 1970-х годов.

Поэтому после того, как я всё время носила пижаму, одеть платье было чем то очень волнительным. Я не помню, чтобы когда-либо надевала платье снова. Только тогда.

Расскажу о других вещах, которые они проделывали с нами.

Если вы отказывались выполнять задание, вас сажали на электрический стул и били током. А затем вас помещали в ванну для регенерации. Так что отказ выполнять задание не принимался. А заданием могла быть стрельба друг в друга, или убийство животных психической энергией, или дальновидение… не совсем дальнее, ибо при этом использовалась не телепатия, но что-то подобное. Нужно было удалённо просмотреть ситуацию и прочесть мысли людей.

У меня плохо это получалось. Я гораздо лучше считывала их эмоциональное состояние. Но они хотели, чтобы я понимала те слова, которые мысленно произносил человек и просто повторяла то, что слышу, даже если этого не понимала. Они много шпионили за русскими и китайцами в те дни. Но это у меня плохо получалось, поэтому несколько раз меня наказали на электрическом стуле за это.

У меня было несколько поездок в Монток. Теперь я знаю, что Стюарт Свердлов утверждает, что проект » Монток» начался позже, и что там были одни мальчики. Но он не знает всей правды. Временной тоннель начал работать примерно в 1960 году. И первое поколение детей, которых забрали для работы в ТКП, должны были сначала пережить временной тоннель, как мальчики, так и девочки. А девочки, как правило, уходили в иные измерения, а не путешествовали во времени.

Поэтому сайентологи, которые управляли проектом, очень сердились на меня, потому что я могла попасть в другое измерение, и они не смогли бы найти меня, потому что их компьютер был настроен только на путешествия во времени. У  них была печь, куда они бросали детей, которые возвращались назад полностью спятившими, что их разум нельзя было спасти.

И они хотели сжечь меня в этой печи. Но коричневый драконианец, который там был, запретил им. И сказал им, чтобы меня можно было найти, они вживили в меня маячок. И вот почему я ношу чип с 6-летнего возраста.

Я прекрасно помню одно путешествие во времени. Но я знаю, что была в Монтоке несколько месяцев. Поэтому должны были быть и другие путешествия.

Как я помню, в тот раз я оказалась внутри тоннеля и увидела продуктовый магазин на выходе. (В фильмах) всегда показывают такой тоннель времени с красивыми овалами. Но, когда его включают, они покачиваются, изгибаются и тянут вас. Поэтому нужно избегать покачивания и сфокусироваться на цели. И тот, кто сидит в «кресле», может выбрать отправить вас в другое место, если захочет, а компьютер не сможет его контролировать.

Потому что «кресло» предназначено быть реле между сознанием человека и компьютером. Это аналог нейросети киборга. Потому что его подключают к вам, и вы управляете компьютером через своё сознание. И очень многие технологии ТКП основаны на этом принципе. Сознание человека управляет техникой.

Так вот, мне 6 лет. И мне надо попасть в этот магазин, который, как помню, по стилю напоминал Дикий Запад в году эдак 1880-м. Мне нужно было попасть туда.

У них были яблоки в соломенных корзинах, выставленных перед магазином. Я должна была украсть яблоко и принести его обратно, и обычно время путешествия через тоннель очень коротко: туда и обратно.

Для того, кто в «кресле», так и происходит. Но для остальных простое путешествие туда и обратно занимает около трёх недель.

— Это три недели вы проводили в тоннеле?..

— Три недели в тоннеле. Но это не похоже на иллюзию. Для человека в «кресле» время в тоннеле занимает час туда и час обратно. Но к моменту вашего возвращения проходит три недели. И это, не считая времени, которое вы проводите там. Но я должна была просто пройти туда и тут же вернуться. Потому что девочки с обритыми головами были редкостью в 1880-х годах.

И это было бы аномалией для того времени и привлекло бы ненужное внимание. Поэтому я не должна была позволить себя заметить. И вот я вернулась обратно со своим яблоком. И они сказали, чтобы я не ела его. И я спросила, почему. Я всегда спрашиваю: почему? Они сказали, что кому-то нужно будет вернуться и положить яблоко на место. И они сказали, что в противном случае это может изменить временной континуум. И мне, вроде бы, стало понятно.

Люди, управляющие временным тоннелем, пытались выяснить, как можно изменить события и не исчезнуть самим. Поэтому, когда я возвращалась, я также должна была рассказать им, что изменилось в их и в нашем времени.

— Как что-то изменилось после такого простого действия, как перемещение яблока с места на место. Что это поменяло?

— Ну, они использовали этот тоннель так, чтобы вернуться во времени и изменить его так, чтоб у ЦРУ было больше власти в настоящем.

Оглядываясь назад, я думаю, что Кеннеди убили за то, что он собирался распустить ЦРУ. И они делали все эти вещи, чтобы получить ещё больше власти.

У ЦРУ нет устава, как такового, т.к. в 1970-х годах им было сказано прекратить эксперименты над гражданами и закрыть программу MK Ультра. И мы все знаем, что они этого не сделали. Они просто поменяли название и сделали программу теневой.

Когда я была там, в Лэнгли, тогда это была база ЦРУ. Я была там с лета 1959 года, пока меня не отправили на Марс в 1964 году. И в промежутках было несколько периодов, когда я была в Монтоке.

Но они искали людей, у которых были способности, чтобы пойти в прошлое, слиться с той культурой, а затем вернуться в настоящее.

И думаю, мне повезло, что я не соответствовала их критериям для этого, потому, что уходила в другое измерение вместо другого времени.

Когда кольца активируются, они формируют ответвления. Главный тоннель содержит ответвление отсюда, и в будущем может быть ещё одна ветка сюда, поверх этой. И, если фокусироваться на кольцах, то они уводят вас в сторону. Поэтому нужно фокусироваться на картинке перед собой. И иногда картинка менялась, пока вы находитесь в тоннеле.

Вы знаете, что мы говорим о шестилетнем ребенке, которому трудно долго концентрироваться на чем-то. И однажды я решила, что не хочу возвращаться обратно. У меня появилась радость в тот момент, когда я поняла, что они не убьют меня, или, по крайней мере, не оставят меня в пути. Я всегда была бунтаркой…

— Они что пришли и силой забрали вас?..

— Драко забрал. У людей не было такой возможности. Но драко пришёл и забрал меня. Я помню — тот мужчина, который руководил всем, побагровел от злости и был готов бросить меня в печь. И драко остановил его. Я помню, как он сказал: «Я знаю, что она создаёт проблемы. Но потому, что она может делать это, она стоит больше, чем остальные».

— Теперь, как вы думаете, эта технология из Монтока может быть связана с перемещением во времени в программе «20 лет и обратно»?

— Я думаю, что это часть этой технологии, но это что-то другое. Это вариация, а не создание целого временного тоннеля, как в Монтоке. У них есть машина, размером с аппарат МРТ — магнитно-резонансный томограф, куда вас помещают в одной точке времени-пространства, а вытаскивают в точке назначения. А в программе «20 лет и обратно» они посылают вас в то время и место, откуда вас забрали. Так что ваша одежда в точке прошлого ещё даже не остыла, с того момента, когда вас раздели и отправили в иное место.

И это удивительно. Потому, что у них была пижама, которую моя мама сшила для меня.

СИЛЫ ОБОРОНЫ МАРСА

Меня отвезли в Нью-Йорк.

Мне было девять лет, и это происходило в 1964 году. Поэтому я не могу определить это место. Не зная адреса, я не могу определить дом. Но если вы зайдёте в него, вы попадаете затем в лифт, который выглядит, как обычный. Нас предупредили, чтобы мы не касались его стенок. Ибо, вместо того, чтобы подниматься или опускаться, как все обычные лифты, этот опрокидывается и приобретает форму овала, почти, как у пули, летящей…

Я не знаю, какая технология там применялась, но вместо того, чтобы быть квадратной, кабина внезапно приобретала овальную форму со странной вибрацией. И в 1964 году требовалось около 20 минут, чтобы попасть на Марс. Я имею в виду, что вы входили в лифт и потом оказывались там. Я не знаю ничего обо всех этих теориях, о радиационных поясах Ван-Аллена, потому что я не путешествовала на космическом корабле. Я проходила… Я проходила через Портал.

Когда я впервые отправилась на Марс, меня определили в schule (нем. школа) с детьми колонистов. Я проучилась в школе около десяти лет. Таким образом, я попала туда в статусе сироты, как одна из девочек в группе детей, которые тоже не имели там родителей. И нас считали уродами, потому что мы представляли из себя жертвы программы Milab (похищение для теневых военных программ), все мы были генетически модифицированы, всех нас снабдили психическими способностями солдат, поэтому нас считали уродами.

Общество немцев в космосе – это культура тевтонцев. Это не то, что вы…
Если вы слабак, то долго не продержитесь там. Вам приходится драться за себя, вы должны защищать себя. И обычно за свою агрессивность вы получаете вознаграждение — пока вы не задеваете кого-то, кто над вами. Считается, что вы должны быть верными им, пока их не переведут на другое место. И тогда вы становитесь преданными тому, кто их сменил, независимо от того, какое у него звание. И здесь важно не переступить тонкую грань, когда вам приходится быть достаточно агрессивными для выживания, и подчиняться установленным правилам. У меня были проблемы после возвращения на Землю, поскольку это совершенно неприемлемое поведение в Америке.

— Теперь в отношении этой группы детей, о которой вы упомянули, вы прибыли туда вместе, или вы присоединились к ним? Отправились ли вы туда вместе с ними, или вы попали в уже существующую группу?

— Я прибыла туда вместе с ними. Думаю, что нас было восьмеро.

— Вы дружили с ними, или это преследовалось?

— Мы жили в одной комнате, мальчики и девочки вместе. Там же мы спали и питались. Мы сообща пользовались ванной и туалетом.

— И никаких забав не было?

— Знаете, вы не… Считалось, что интимных отношений быть не должно. Но у вас не было выбора, вам приходилось находиться рядом друг с другом, независимо от симпатий или антипатий. Но в то же время вас насильно приобщали к этой тевтонской культуре. И потом… это было впервые. Я получила имя, а не номер 7. Они называли меня Пенелопой, моим настоящим именем, полученным при рождении. Но у меня не было фамилии, поэтому я была просто Пенелопой. И в их школе я училась предметам, которые здесь, на Земле, не изучают вовсе. Они преподают вариативность электрической Вселенной, самой близкой из теорий на Земле, что они считают правильной с их точки зрения, при работе с инопланетянами.

Они также преподают квантовую механику. А их математика основана на 60-ричной система счисления, вместо привычной нам 10-ричной, где много иррациональных чисел превращаются в рациональные. Вы знаете, те, которые никогда не заканчиваются, потому что они не делятся должным образом, как число Пи, Фи и подобные числа. Поэтому они используют в математике основание 60, а в музыке — частоту 432 герц вместо 440. Я знаю, что меня считали уродом…

— Таким образом относились к вам только другие дети, или взрослые также?

— Взрослые относились также. Всё то время, пока я находилась в ТКП (Тайной Космической Программе), они меня боялись, поскольку я была модифицирована с добавлением рептильной ДНК, и у меня были психические возможности солдата, которые я могла применить. Сейчас эти способности заблокированы защитным файерволом. И меня нужно было очень сильно рассердить или испугать, чтобы их активировать. Не потому что, что мне могло показаться, что мне будет причинена боль, но скорее от того, что боль уже мне была нанесена. Помню, как однажды применила это, пока училась в школе. Марсианские ящеры проломили стену в школе. Я собрала около 20-ти человек вокруг себя, и создала барьер, похожий на… пузырь вокруг нас. И я наблюдала за всем тем ужасом, который творился снаружи этого созданного мной пузыря. Внутри него мы были в безопасности, и, по-видимому, мы оказались единственными выжившими тогда.

У немцев есть эта технология. Тони Родригес называет её re-phoning (переадресация). Я не помню, что это. Я не помню этот немецкий термин. Но они получают координаты, и для каждой точки времени-пространства получается 20 координат… Они определили координаты времени атаки. А затем они отправились назад, в прошлое, и вытащили людей оттуда, потому что, как только у вас есть координаты, вы можете возвращаться в это время снова и снова — пока вы не исчерпаете эту точку и время, что да, может произойти, и вы получите тогда дыру в ткани времени. И это создаст свои новые проблемы. Так что вам нужно вовремя остановиться.

Они вернулись и вытащили всех из столовой. И внезапно я стала героиней, но это продлилось недолго. Для них я снова стала уродом. Но я спасла 20 человек, и таким образом, они знали, что на самом деле произошло. И, более того, они вернулись к атаке и отразили её, вероятно, с помощью той же концепции и технологии. Но, когда ко мне впервые начали приходить воспоминания о прошлом, это стало первым, и это были очень сильные воспоминания! Я могла чувствовать запах крови людей и ящеров. Потому что наши люди, немцы, были вооружены всё время. Потому, что ящеры выше на фут и на пару сотен фунтов тяжелее. И они всегда вооружены длинными когтями, наподобие острой бритвы. В рукопашной битве они всегда вышли бы победителями. Поэтому наши люди были постоянно вооружены.

У ящеров нельзя отрицать наличие разума, но их время шло к закату, когда-то у них были космические корабли, и они выходили в космос. И они являются родственными с земной расой Ласерта — подземными ящерами. Но эти, на Марсе, утратили возможность выхода в космос и свои технологии и вернулись назад в пещерный век. Они живут племенами, у них нет центрального правительства. У них есть свои территории, на которых они обитают и которые они охраняют. У них есть то, что они сами называют храмами, которые, кажется, являются древними технологическими сооружениями. Вроде, как если бы человечество вернулось в каменный век, и одна из групп решила бы, что аэропорт Лос-Анджелеса станет храмом, который они охраняли бы в течение следующих 10-ти тысяч лет.

Это то, что сделали эти ящеры. У них есть древние технологические сооружения, которые почитаются ими, как храмы. И многие проблемы между немцами и ящерами возникают по вине немцев, потому что они пришли туда, где им было сказано, что это районы, которые вашим союзникам драко были отданы по договору. Но им не понравились эти территории, и тогда они нашли места, где у ящеров и мантид (богомолов) располагались города. И колонисты ударили ядерным оружием по ним, чтобы избавиться от местных жителей.

Вот как автоматически начались войны. И эти войны… В северном полушарии — они завершились в 1990 году, и, насколько я знаю, в южном полушарии они всё ещё продолжаются. Вот так и начались войны…

И затем, сразу после того, как был подписан мирный договор, немцы отправили американских морских пехотинцев в один из этих храмов, чтобы забрать некие технологии. То, что Рэнди Крамер называет «битвой смесителей». Это было не правильно. И глупо. И мой командир в то время был наказан за это Драко. Я никогда не забуду, как этот белый высокий Драко с грохотом прорвался в офис, вытащил моего командира, возложил личную ответственность на него за эти беспорядки и сказал: «Ты нарушил наш договор, ты опозорил нас! — и добавил лишь: «Шшик!…» — после чего просто разорвал его, располосав когтями от лобка до грудины. Но, как только Драко убрался, медики поместили остатки капитана в регенерационную ванну. И с этого времени он больше не был таким придурком.

— Да уж, могу себе представить.

— Думаю, что это послужило ему хорошим уроком смирения… Сейчас существует много разговоров об инопланетянах. Большая часть их распространяется для запугивания. У меня был опыт знакомства с несколькими внеземными расами, и это были физические существа в физических телах, ничего сверхъестественного. Они были лишь иными существами, которые имели более совершенные технологии. И некоторые из них общаются телепатически. Но относительно духовного развития… здесь они не превосходят нас. Они живут в той же дуальности, что и мы. Так же, как и люди, от десяти до пятнадцати процентов имеют постоянную позитивную направленность. Также пятнадцать процентов проявляют себя полностью негативными, чтобы выжить. А остальные располагаются между ними, принимая то одну сторону, то другую, в зависимости от того, под чьим влиянием они находятся в этот момент. И я обнаружила, что это верно для всех других рас, которые находятся в физических телах.

Я имела дело с тремя из семи рас драко. Я имела дело с двумя расами мантид, ящерами, серыми зетами. Мне довелось встретить только одного представителя расы Нага (змей). Но этого было недостаточно, чтобы понять, что эта раса из себя представляет. И имеются также люди-марсиане, те, кто пережил галактические войны, произошедшие, по меньшей мере, 15 тысяч лет назад. Они немного выше, чем мы, потому что на Марсе меньшая гравитация. Но они, в основном, выглядят как люди из племени Апачи на юго-западе Америки из-за особенного красно-оранжевого цвета кожи и коричневых, или чёрных волос.

— Вернёмся к 10 годам вашего обучения в школе на Марсе. Была ли там церемония окончания, или вас просто перебросили сюда? Расскажите, как вы оказались в Силах Обороны Марса?

— У нас не было никакой церемонии окончания обучения. Такое происходит лишь для детей-колонистов, поэтому мы сходили в школу в последний день учёбы, и нам дали пару дней отдыха, чтобы мы привыкли к тому, что мы больше не учимся. А затем мы получили распределение. Вся программа действительно очень странная, потому что вы просыпаетесь, идёте в душ — вибрационный, а не водяной. И когда выходите из ванной, ваша одежда на этот день уже аккуратно сложена на стуле, а ваша обувь стоит на полу. Поскольку вы ничего не храните у себя, вам ничего не принадлежит, вы не имеете никаких личных вещей.

И я помню, как я получила лётный комбинезон, и это было так неожиданно… Я воскликнула: «Но я ведь женщина, знаете ли!» — Но да, это был комбинезон для полётов. Базовой, стандартной формой для Марса в те дни был красно-чёрный комбинезон. Но мой был тёмно-синий. Я не помню, чтобы подобный когда-либо был на Земле… И вот передо мной этот комбинезон тёмно-синего цвета. И я говорю по-немецки: «Почему?» — А мне отвечают: «Потому что вас приписали к военно-морскому флоту США, и отныне вы носите их форму». Это было совершенно бессмысленно для меня, но я знала, что лучше не задавать вопросы. Поэтому я облачилась в этот тёмно-синий комбинезон. А форма очень мягкая и удобная, лучшего качества, чем на Земле.

Так что я надела этот комбинезон. А потом они прикрепили мне за ухом крохотное устройство. Оно очень походило на земной блютус. Это самое близкое из того, что я видела на Земле. Оно располагалось за моим ухом. И позволяло мне соединяться с компьютером корабля.

Итак, мне дали корабль. Он был похож на F-15, за исключением того, что у него был другой двигатель, плазменный, а не реактивный. У него был невероятный диапазон скоростей. И я была в составе подразделения, называемого Валькирия, или Valkyrien по-немецки. И такую же они решили дать мне фамилию. Поэтому я была там Пенелопой Валькирен, и у меня было то же физическое тело, в котором я пребываю и сейчас. Меня завели на корабль, и сказали: «Твоя задача — найти гнёзда ящеров и выкурить их оттуда по возможности». Понятно, что это не касалось тех случаев, когда это было бы большое поселение. Я уже говорила, что они жили племенами и в основном имели небольшие группы. Немцы уже захватили их более крупные города. То есть, это как если бы вы только начали приближаться к «неолиту», как вас тут же возвращали бы в «каменный век». Поэтому, им действительно было за что не любить немцев.

— Эти ядерные заряды, используемые ими, они походили на наши обычные водородные, или нейтронные бомбы?

— Скорее на нейтронные бомбы, потому что требовалось какое-то время ожидания, когда мы должны были держаться подальше. После чего мы могли вновь пользоваться этими городами.

— Значит, они не разрушали города?

— Да, они лишь уничтожали всё живое в нём, но я не уверена, что использовалось нейтронное оружие. Возможно, отравляющие вещества. Но, чем бы это ни было, существовали временные рамки для ожидания, и потом можно было занимать город.

В то время на Марсе свирепствовали эти песчаные бури, которые просто охватывают всю планету. Нечто похожее можно увидеть в Аризоне, и вроде бы в Ираке. Эти песчаные бури, они двигаются на вас стеной, и вы не можете даже дышать. Когда они приходят, небо, светло-голубое в остальное время, полностью становится красным. Небо не такое темное, как на Земле. Большая часть Марса подобна Северной Аризоне на высоте 8000 футов над уровнем моря. В полярных регионах больше воды, поэтому у них на самом деле еще присутствуют деревья, и вы можете увидеть также кустарник, траву. Именно такая зелень существует на Марсе. Есть особое время года, когда растут растения. И они там выносливые, потому что ночью так холодно, что они могут замёрзнуть. Иногда бывают цветы, но они не живут очень долго.

— То есть, сейчас это местная растительность, или это то, что немцы привезли с собой?

— Это местная растительность, то, что осталось со времён догалактических войн. Все более пышные и чувствительные виды жизни вымерли, так что остались лишь самые выносливые, подобные земным кактусам, но в виде деревьев и травы. И растут они в районах существования кактусов. Деревья очень похожи на можжевельник. Большая часть высокогорных пустынь на Западе США имеет кустарниковый можжевельник, потому что они могут долгое время обходиться без воды и переносить холода ночью. Пустыни в штате Невада, штате Юта — все они находятся на высоте 5000 футов над уровнем моря, что сравнимо с уровнем Марса, где высота около 8000 футов.

Вы можете жить там, но лучше на ночь иметь убежище, потому что температура опускается за нулевую отметку. Сутки длятся около 27-28 часов, в отличие от 24 на Земле. И вы будете удивлены, как быстро ваш организм привыкает к этому. Я так и не привыкла к земному циклу, со времени своего возвращения.

Что касается животной жизни, то там есть много рептилий и насекомых. Они больших размеров, чем на Земле были бы, иногда намного больше. Пауки достигают 15 футов в поперечнике, и они телепаты. И мантиды разводят их, как домашних животных, подобно тому, как мы собак…

Большинство диких животных ночью находит какое-то убежище, прячась обычно в норах. Есть небольшие птички, которые приблизительно такого размера (показывает руками). Да, вот такие, — если расправят крылья. Птицы чёрные, они появляются на закате на пару часов, а затем возвращаются в свои норы на ночь. Это единственные птицы, которых я там видела.

Есть млекопитающие, живущие в норах и напоминающие капибара (водосвинки из Южной Америки) с короткими ногами. А с приходом людей появились ещё и земные крысы размерами почти с этих капибара. Похоже, куда бы человек ни попал, там появляются и крысы.

— Надеюсь, они также не станут телепатами?..

— Да, я тоже надеюсь, мне хватило пауков.

— Вы когда-нибудь контактировали с этими пауками?

— Время от времени мне давали задание, где я участвовала в качестве воздушной поддержки мантид морскими пехотинцами. И изредка мне давали приказ захватить мантид в плен, а они всегда скрывались в пещерах, и когда я входила туда, на меня обычно набрасывался паук. И я помню, как меня однажды укусила эта тварь. Я помню ощущение, когда что-то мерзкое входит в тебя. У них есть две пары мандибул. И это происходит вот так (показывает руками). И они выпускают яд, который, словно огонь, жжёт вас изнутри. Но это длится не долго, потому что яд просто убивает нервы. И я потеряла сознание, а потом очнулась в регенерационной ванне. По-видимому, кто-то следовал за мной и обнаружил меня. Поэтому, я не знаю, взяли ли тогда того мантида в плен, или нет…

— Был ли у вас когда-либо телепатический контакт?

— С пауком?

— Да, с пауком. Мне просто интересно знать, что это за опыт?

— Вероятно, что он читал мои мысли. Но я была слишком сосредоточена на мантиде. У меня были обмены мыслями с мантидами. У меня были обмены мыслями с драко, эти полностью себя проявляют и делают это агрессивно. И сознание людей не способно выдерживать это очень долго. Наш разум просто не приспособлен для этого. И большинство драко знают, что слишком долгий психический контакт просто убьёт человека. И поэтому они открывают свое сознание для вас на несколько минут, а затем блокируют его снова. Но меня допрашивали, как мантиды, так и драко.

И я скажу, что лучшее, что вы можете сделать, это просто открыть своё сознание и позволить им читать его. Потому что они сделают это в любом случае. И чем больше вы сопротивляетесь, тем хуже. Мои командиры-немцы дали такой совет: «Не пытайтесь сохранить секреты, не скрывайте ничего, просто вернитесь. И мы сможем выяснить, что вы им сказали». Когда вы знаете, что ваша генетика не может справиться с этим, что ещё остаётся делать?

Я знаю, что дети-колонисты не смогли бы это выдержать, они не имели той подготовки, через которую я прошла. И это одна из причин, почему они использовали нас в Силах Обороны Марса. Потому что расщепление сознания дало нам способность скрывать информацию от других. Если одна суб-личность знает что-то, а другая в это время подвергается допросу, то первая сохраняет всё в секрете, поскольку у них нет общих воспоминаний. Поэтому имеется предел того, до чего могут добраться эти существа. Если ваш разум, сознание расщеплено, и его части не имеют общих воспоминаний, то немцы могут сохранять секреты. То же может делать и ЦРУ, когда вы возвращаетесь…

— Значит, суб-личности запрограммированы на переключение, когда вас допрашивают?..

— Я так думаю.

— Но у вас нет полной уверенности в этом?..

— Да, полной уверенности нет, но это лучшая теория, которая у меня имеется. Я знаю, что таким образом они используют суб-личности для некоторых операций ЦРУ. Я выяснила это, проведя определённые исследования в этой области после возвращения, потому что… когда я начала всё вспоминать… Я должна сказать, что у меня были странные сны всю мою жизнь, и странные вещи постоянно происходили со мной. Поэтому я всегда знала, что я необычная по земным меркам.

Но я не знала, что именно произошло со мной, пока четыре года назад бывший агент АНБ не сказал мне ЦРУ-ушное кодовое слово, чтобы я стала вспоминать. Он активировал меня. И все эти воспоминания хлынули потоком на меня. И эта первая суб-личность разговаривала по-немецки. Но я недостаточно хорошо говорю по-немецки, чтобы понять это всё. У меня гораздо больше воспоминаний, о чём я могла бы рассказать, потому что я недостаточно хорошо понимаю немецкий, чтобы узнать достаточно, о чём идёт речь. Поэтому мне пришлось проводить исследование, чтобы понять, что скрывается за всем этим… что то, что я вижу.

У меня есть воспоминание, как эти ящеры лезут сквозь проломленную стену, и как я чувствую запах крови людей и ящеров… Так что это было, что там случилось?.. Нет, я до сих пор не нашла никого, кто мог бы подтвердить, что этот опыт не был моей галлюцинацией. Поэтому, самое лучшее, что я могу предположить — что это была атака, которую никто больше не зафиксировал. Поскольку это произошло примерно в 1969-70 годах. Я тогда была ещё девочкой. И это произвело на меня глубокое впечатление.

Там, где Силы Обороны Марса находятся под высшим немецким командованием, они сотрудничают бок о бок с несколькими американскими частями. Космические десантники — одна из таких частей. Группа «Солнечный Хранитель» знает о них, но я не… Я не уверена, что «Солнечный Хранитель» многое знает, потому что мы очень мало с ними взаимодействовали.

Но я знаю, что, прибывая на марсианские базы МКК (Межпланетного Корпоративного Конгломерата), они следили за тем, чтобы уведомить нас заранее, ибо наша политика была такой, что если вы не согласовываете прибытие с Силами Обороны Марса, то вас собьют.

И это то, что на самом деле это произошло с американскими и советскими, а позже – с российскими зондами, которые были отправлены на Марс. Они не согласовали их прибытие с Силами Обороны Марса, поэтому зонды сбили. Это краткая версия.

У Сил Обороны Марса имеются спутники на орбите, у нас есть специальный маршрут полёта, которого вы должны придерживаться, чтобы попасть в столицу колоний Арес-Прайм. Если вы никогда не были на Марсе раньше и при этом вы сообщите нам, куда направляетесь, вас будут сопровождать до этого места и обратно Силы Обороны Марса.

Это серьёзно, потому что у нас закончилась долгая война с рептилиями и мантидами. И мы, наконец, достигли территориальных соглашений, с которыми всем пришлось смириться. Но есть определённые стороны, которые недовольны этим. Но им пришлось придерживаться этих соглашений и… Они совсем не хотели, чтобы кто-то ещё… Они проявляют крайнюю разборчивость при выборе людей, например, у вас должен быть высокий уровень IQ. Они пытаются создать сверхрасу, что-то вроде сверхлюдей, которые были бы умнее и сильнее землян. А результатом стало полное лишение всех свобод.

Это превратилось в полицейское государство под управлением армии и стало не самым приятным место для проживания.
Но одновременно они создают своего рода расу людей, которые превосходят по многим аспектам тех, кто живет на Земле. Они собирали там сливки общества 60-х и 70-х годов.

Не знаю, насколько юны вы были, чтобы помнить время, когда говорили об «утечке мозгов»?

— Да, я в курсе событий. Но, конечно, когда это случилось, меня еще на свете не было.

— «Утечка мозгов» возникла из-за того, что они забирали этих людей на Марс и Цереру. Эти две колонии были созданы для конкуренции. В немецкой системе каждый должен иметь конкурента. Идея состоит в том, что если вы будете постоянно с кем-то соперничать, то вы оба станете лучше, и вас вознаградят за это. И это то, чего никогда не происходит на Земле. Но в немецкой системе у вас всегда есть конкурент, и если вы победите его, вас ждёт вознаграждение. Это то, что считается важным в этой культуре.

Они сознательно забирали к себе самых лучших, им много чего обещали, но когда они попадали на Марс и Цереру, то, в сущности, становились рабами.

Замысел заключался в том, чтобы заполучить этих первоклассных специалистов и сделать их частью своей культуры, но результатом было лишь исчезновение этих талантов с Земли и то, что мы, земляне, в среднем, стали глупее их, а они — умнее, потому что к ним не попадали глупые люди.

Единственный способ для среднего землянина теперь попасть на Марс, — это стать рабом, и потом либо быть превращённым в киборга, либо проданным инопланетянам.

— В это вовлечены Силы Обороны Марса, верно?..

— Силы Обороны Марса сопровождают эти корабли, когда прибывают на Марс, и им известно, что на борту кораблей. Поэтому да, они содействуют этому.

— Следовательно, из того, что вы говорите, получается так, что Марсианские Силы Обороны напоминают силы национальной безопасности, вроде полиции?

— Это полицейские силы, но из-за военных действий у меня были самые боевые военные применения. Это больше похоже на «Береговую Охрану Марса», плюс нацгвардию и полицию – всё в одном лице.

И, поскольку на планете нет свободы, если вы даже попробуете нарушить правила, вас всегда накажут. В уши большинства людей встроены чипы, которые причиняют острую боль, если они даже подумают о чём-то запретном. Все контролируются центральным компьютером колонии, к которой они приписаны.

В столице Арес Прайм есть квантовый компьютер, осознающий себя. Большинство больших кораблей имеют подобного рода компьютеры.

Да, у нас там есть технологии, поражающие воображение. Но видя то, что было сделано с кибернетикой в Силах Обороны Марса, вы можете понять, почему я так против сингулярности. У меня есть друзья, которые утверждают, что это будет полностью добровольным. Но я так не считаю.

То, что мы наблюдали на других планетных системах, — что стоит Искусственному Интеллекту с согласия людей войти в их жизнь, как очень скоро квантовые компьютеры начинают управлять обществом, и вскоре, чтобы быть конкурентными в рабочей сфере, люди будут вынуждены кибернетизироваться. Это становится вопросом личного выживания, а значит, перестаёт быть добровольным.

Всегда найдутся несогласные, но постепенно кибернетические устройства начнут охотиться на вас и убивать, как конкурентов. И в итоге сторона Искусственного Интеллекта уничтожит все углеродистые формы жизни в этой системе. В конечном счёте, останется лишь система на кремниевой основе.

По правде говоря, не существует никакой «Галактической Федерации Света», а есть Федерация Планет, которой объявила, что если на Земле не остановят продвижение Искусственного Интеллекта, то всю Землю стерилизуют, потому что они не допустят распространения Искусственного Интеллекта.

Это часть проблемы, которая у них есть с драко, потому что драко соединились с Искусственным Интеллектом. И это причина большой войны в космосе, в которую нас вовлекли на стороне драко.

И я на самом деле не вижу, каким образом какой угодно союз людей может остановить драко. Я работала с ними, я работала рядом с ними, я работала под их подчинением. Их империя, возможно, и находиться в упадке, но они все ещё сильнее всего того, что мы у нас есть в распоряжении.

И не было никакого Альянса Сопротивления, когда я вернулась домой в 2014-м году. Так что, если что-то там у них и есть, что может противостоять драко, то этому образованию три года или меньше.

ТЕМНЫЙ ФЛОТ И ТОРГОВЛЯ КИБОРГАМИ

Если космос рассматривать, как океан, то вы лучше сможете представить, на что он реально походит. Это не пустой вакуум. Там есть солнечные ветра, магнитные потоки, электрические потоки, и там много тварей, которые эволюционировали, чтобы питаться всем этим. И некоторые из них чрезвычайно большие. Есть такие, что больше астероидов, и есть другие — совсем небольшие твари, которые просто накрывают ваш двигатель и питаются им, понижая его мощность. Есть такие, что размерами больше корабля, они влияют на электромагнитную защиту, имеющуюся вокруг кораблей. Из-за этого при фотографировании любого из них, снимки получаются нечёткими, вследствие мерцающей защиты самой по себе. Так что, если видите фото с чётким изображением, будьте уверены, что это подделка.

Но при включённой защите те твари, что помельче, убираются прочь, она работает, как электрическое ограждение, бьёт их током. Но необходим кто-то, кто следил бы за пространством перед вами, так что, в случае появления по курсу чего-то большого, вы могли бы обогнуть это препятствие.

Итак, у нас был этот грузовой корабль, перевозивший рабов и киборгов туда и обратно, с тремя навигаторами. И у нас были 10-часовые смены, которыми мы менялись по очереди, так что иногда нам выпадал выходной день. Среди нас троих было две женщины и один мужчина, каждый понёс наказание в своих колониях за что-то. И это важно знать, потому что из-за вставленного чипа, который был постоянно с вами, о своей свободе вы могли лишь мечтать, вы просто становились придатком бортового компьютера. И нам не разрешали покидать корабль, и куда бы мы ни прибывали, мы оставались на корабле. И так мы прослужили на этом корабле до последнего дня своей службы.

Я выяснила, что наш корабль назывался «Bizol Lyman». Я думаю, что оно было дано в честь офицера немецкого флота. У немцев принято, что всех, кто выполняет одну и ту же работу, размещают в одной комнате, и вы просто функционируете, как одна команда. Но в нашем случае было иначе: я и вторая женщина жили вместе, а мужчина располагался во второй каюте. Поэтому нас разделили…

Много воспоминаний того времени хранились на компьютере корабля, а не в моей голове. И я не помню подробностей того, куда, зачем мы летали и что мы там делали. Но что я действительно знаю — что мы перевозили военнопленных, захваченных во время совместных, как они их называли, тактических операций драко и немцев. Были целые планеты, которые решили восстать…

Самое важное во всех тайных космических программах, их основная цель — получить как можно больше продвинутых инопланетных технологий за самое короткое время.

Ими похищается не менее 2 миллионов людей в год. И военнопленные добавляются к этому списку. У людей есть то, что называется метаген, он позволяет нам, при сильном стрессе, поднять грузовик, придавивший нашего ребенка. Он позволяет нам делать невозможные вещи. Непонятно, каким образом он попал в наши гены. Никто больше во всей вселенной его не имеет. Но они хотят это иметь. Поэтому они продолжают искать образцы тканей человека, чтобы определить, каким образом это действует, что является причиной этого? Но из-за того, что в человеческой истории были времена, когда власти были так настроены против колдовства, что есть территории, где почти полностью утрачен этот ген среди его населения.

Но в другие районах, где почитали шаманов, эти способности не пропали и имеют большее распространение, и образцы тканей народностей с более высокой вероятностью нахождения метагена невероятно ценны. И многие люди, похищенные для Тайных Космических Программ (ТКП), являются представителями этих групп. Они постоянно клонируют нас, превращают эти клоны в киборгов, а оставшихся людей продают другим инопланетянам, которые также ищут этот метаген. Поэтому даже мы, те, кто уже отслужил в ТКП, не более свободны от этого, чем похищаемые люди. Они берут сейчас образцы у похищаемых людей и создают из них клонов, так что я считаю, что вместо двух миллионов киборгов в год их производительность доходит сейчас до ста тысяч в день.

И у нас есть заводы на Марсе, Церере, на Луне и один огромный — на Плутоне. Почти… просто невероятные цифры!

— Значит, эти инопланетяне создают армию с огромным количеством киборгов?

— Некоторые из них служат такой цели — создании армии, ибо в настоящее время идёт, по меньшей мере, 6 больших межзвёздных войн, которые продолжаются миллионы лет. Других становятся личными рабами.

«Хотите, чтобы кто-то выполнял каждый ваш каприз, — купите киборга!»

Они не считают их людьми или живыми существами, а просто роботами. Потому что в них находится как раз столько телесной ткани и сознания, чтобы управлять техникой… Вся инопланетная техника требует вовлечение сознания, без этого вы не можете управлять инопланетной техникой. И у них много роботов. Те, кого именуют серыми, имеющие на самом деле небольшой рост, около двух футов высотой, все они — роботы. У них нет сознания, они просто роботы. Это они приходят, и вы слышите о них всё время в рассказах о похищениях людей, — это роботы, у них нет разума.

Потом есть две человеческие, расположенные в Америке наёмные компании, одна носит название «Крюгер», а вторая — «Монарх», где используют клоны из ТКП, в чьи тела загружают личности людей. Вы можете находиться в своём доме на Земле и спать ночью на своей кровати, а они пройдут через портал, и заберут вас в свою штаб-квартиру или базу, усадят вас на стул и перенесут ваше сознание в клон, который находился в стазисе. Затем они пробудят вашу личность, ваше тело поместят в стазис на время, и так они могут держать вас 50 лет. А затем, когда закончат, они вернут вас в ваше тело и время, осуществив процесс в обратном порядке, и вы окажетесь в исходных координатах пространства и времени.

Я знаю, что это звучит, как безумие, но меня забирали по четыре раза за ночь для подобного рода операций. Я имею две суб-личности, которые служат в «Крюгере», и одна в «Монархе». И их невозможно остановить! Я пыталась. Я говорила, что достаточно послужила им, что я человек, а не вещь. Но бесполезно. Они вырубают меня и забирают. И я просыпаюсь с отметинами на теле и высоким содержанием сахара в крови. Я диабетик. Каждое утро мне приходится делать анализ крови. Он поднимается на 40 единиц, когда они меня забирают. Поэтому можно по записям моих анализов крови точно определить, когда меня забирали.

У меня нет полных воспоминаний, поскольку большая их часть — лишь бессмысленное повторение.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

— Я знаю, вы уже говорили, что не помните много о Тёмном Флоте, но помните ли, как вы его покинули?

— Я помню, как меня сняли с корабля, и мне сказали, что время моей службы закончилось. И я ничего не знала об этом, поскольку там, где я служила, был распространен слух, что Земля была уничтожена во время войны кобальтовой бомбой. Поэтому у меня даже мысли не было, что Земля все ещё существует. И таким образом это известие стало серьезным потрясением для моей психики. Я не помню инструктаж перед отбытием, но я помню машину, которая отправила меня обратно. И теперь, когда мне нужно пройти магнитно-резонансную томографию, меня охватывает самая настоящая паника. Причем с каждым разом всё становится еще хуже, потому что, чем больше развиваются аппараты МРТ, тем больше они становятся похожими на ту машину. Лу приходится ходить со мной и держать меня за ногу минуту, потому что просто начинаю кричать. Однажды это окончилось тем, что меня просто вырвало во время процедуры МРТ, потому что она слишком похожа на машину, которую они использовали, чтобы отправить меня обратно.

Я помню, что вернулась через те же телепортационные врата в Нью-Йорке. Но не помню, как добралась до Калифорнии, потому что всегда было тем местом, которое я считала своим домом. Я помню, как когда я вернулась в свою постель, я ничего не помнила о своей семье, и их не на шутку взволновало. Мой отец был наполовину чероки, и он был проповедником церкви Христа, и мы были членами этой секты. И в таком окружении я воспитывалась. И когда однажды утром я не смогла вспомнить свою семью, где я, кто я и всё такое, это действительно сильно обеспокоило их. Но их реакцией на беспокойство стали мои избиения. Во многих отношениях они были хуже, чем люди в Лэнгли. Если бы у них была ванна для регенерации, они были бы такими же плохими, как люди в Лэнгли.

Я пошла в детский сад в сентябре после моего возвращения и сказала воспитателю детского сада, что меня принесли марсиане. И, конечно же, она позвонила моей маме, которая тут же избила меня и рассказала моему отцу, который добавил свою порцию тумаков. А мне было пять лет… нет, ещё не было пяти лет. Мне исполнилось пять лет в детском саду. Мой день рождения осенью. И вот я была там, маленький ребёнок с воспоминаниями о жизни на Марсе. Мне мягко сказали, что я всё придумываю, так что я быстро выучилась не говорить об этом. А через пару лет, когда меня учили плавать, я заработал воспаление лёгких, потому что я продолжала дышать под водой, совсем как меня учили этому в Лэнгли. Да, всё время всплывали признаки произошедшего.

Я была слишком умной… Мы скромно жили в бедной части Центральной долины. И я ходила в школу с детьми из трудовых лагерей. О, я не думаю, что там, где вы живёте, есть что-то подобное. В те дни в Калифорнии работала особая программа, по которой определенному числу людей из Мексики предоставлялись временные визы. И они перемещались с одного поля на другое по мере того, как посевы для уборки урожая. У них не было настоящего начальника, и они жили в этих трудовых лагерях, и к ним относились, как к рабам. Поэтому общество напоминало мне Марс, за исключением того, дело происходило на поверхности, а не под землёй, и мне не приходилось летать на самолёте. И я научилась яростно защищать тех людей, с которыми дурно обращались. Полагаю, что моя особенность борца за социальную справедливость пришла оттуда, ибо я всегда отождествляла себя больше с ними, чем с основной культурой.

Я спорила с учителями точных наук, я говорила им, что Эйнштейн ошибался. Иногда у меня действительно хорошо получалось с математикой, несмотря на то, что она не была на шестидесятиричной системе. Я не мыслила, как другие дети. Когда я была маленькой, я много дралась. Мне понадобилось время, чтобы научиться жить не в тевтонском обществе, где женщинам приходится быть послушными.

Мы часто переезжали. Оглядываясь назад, мне кажется, что мой отец знал на каком-то уровне, что его детей похищали. Но неважно, как часто и куда мы переезжали: каждый год эти парни в чёрных костюмах появлялись, давали тесты на IQ и задавали мне кучу вопросов. И они делали это, по мере нашего взросления, и с моей сестрой и, думаю, с другими детьми также, хотя я никогда не говорила об этом с ними. Я самая старшая из пятерых детей, все мы имеем признаки генетических изменений, я никогда не говорила с ними об этом. Ко мне относились, словно я была сумасшедшей, потому что я говорила о вещах, которые не считались нормальными.

У меня были эмоциональные проблемы, в подростковом возрасте. Депрессия. Я была девушкой-ботаном в 70 -тые годы, что объясняет многое. Я получила полную стипендию на бесплатное обучение в Корнельском университете в 1972 -ом году. Мне было 17 лет, и мой отец отказался от неё. В те дни женщины были согласно закону собственностью своего отца, пока не выйдут замуж, а затем они становились собственностью мужа. Верховный суд изменил это в 1982 году. То есть, закон был против меня, потому что я была несовершеннолетней (в то время это равнялось достижению 21 -го года). Я ничего не могла с этим поделать. У меня не было водительских прав. У меня не было машины. Работа была, но на неполную ставку и с низкой зарплатой. Минимальная оплата в час составляла один доллар 65 центов, а дорога до Итаки — городка в штате Нью-Йорк, вместе с комнатой в общежитии тогда в 1973 году обошлись бы мне в 1500 долларов…

— Да, многовато.

— Поэтому я пошла к своему деду по линии матери, и первыми его словами было: «А что сказал твой отец?» Когда я сказала ему, то он ответил: «Я не противиться воле твоего отца».

После этого у меня произошёл лёгкий нервный срыв. И тогда я поступила в начальный колледж. Я закончила старшую школу с баллом 3,6, а колледж — за три семестра вместо четырех со средним баллом 3,0. После чего я вышла замуж. Мой первый муж страдал эпилепсией, и в гневе он отрывался на мне, затем утверждая, что ничего не помнит. Он сломал мне шею в 1977 году.

У нас трое детей, которые имеют врождённую гиперплазию надпочечников. И я считаю, что это из-за генетических модификаций, осуществленных со мною. У меня два внука, которые имеют предрасположенность к этому заболеванию, но, похоже, не болеют сами. Мои дети примерно вашего возраста.

Моя семья… мои родители были евгенистами. И моя мать сказала мне, чтобы я позволила им умереть. Но я отказалась, она отреклась от меня.

Мой отец умер в 1980 году, а дед умер через пару лет после этого. Моя мать снова вышла замуж, и муж был уоррент-оффицером в армии и осуществлял надзор над созданием ядерных вооружений. И он говорил: «Больше я не могу вам сказать, иначе мне придётся убить вас». Поэтому мы никогда не спрашивали о его работе. Моя мама с тех пор боялась, что её могут арестовать из-за меня, потому что мой отчим был вовлечен в эти дела, а я тут выбалтываю… И это часть её попыток превратить меня в такую тихую покорную маленькую девочку.

Ну, мама, если тебя и арестуют, то это будет по твоей вине.

Если честно, мы редко общаемся. Она отрекалась от меня четыре раза, а затем утверждала, что этого не делала, и это всё… Это была одна манипуляция за другой.

Я понимаю, что это тянется несколько поколений и что у неё также есть очевидные суб-личности, поэтому она проходила через то же, что и я. Кто знает, когда это было. Её похищали, а детей подвергали экспериментам.

У неё отрицательный резус-фактор, а мы все пятеро ее детей имеем положительный резус-фактор крови, и никто из нас не умер, и это было ещё до программы «Шарп». Поэтому для меня очевидно, что это сделали в военной лаборатории — наше выживание. Эйзенхауэр дал им карт-бланш в 1953 на все их действия в отношении того, чтобы люди могли выжили в случае терраформировании Земли драконианцами. И они это делали. Они похищали людей, генетически модифицировали, отправляли их на Марс, Цереру и в другие места в Солнечной системе. Так что останутся люди, которые выживут. Некоторые из них — американцами, другие — немцы, третьи — из других стран. Все страны, у кого есть ядерное оружие, кроме Северной Кореи, вовлечены в работу Тайной Космической Программы. Поэтому всё это поверхностное и видимое противостояние между странами – просто спектакль, предназначенный для отвода глаз. Они будут держать нас разделёнными, чтобы таким образом мы не могли объединиться против них.

Я вижу Землю совсем по-другому, чем большинство людей. Просто потому, что я знаю, что происходит в космосе. Землёй не управляют в интересах человечества. Ею управляют в интересах элиты, которая планирует покинуть Землю, оставив нас посреди хаоса.

И это краткая версия. Они думают, что, поскольку они союизники Драко, то их не тронут. Я так не считаю. Драко не работают таким образом.

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0