Войдя в редакцию Sputnik, господин Педро Вальдивьесо признал, что это здание, как и многие другие в Минске, строили люди, знакомые с философией масонства.

Когда эквадорец приехал в Минск, он не знал, найдет ли в Беларуси братьев, и первые три года жизни здесь в работе ложи не участвовал. Но все в Минске, а особенно архитектура, например, обилие колоннад, намекало на то, что масоны в городе есть. На четвертый год своего пребывания в Беларуси господин Вальдивьесо нашел и познакомился с белорусскими масонами и стал вместе с ними работать в ложе под названием «Михал Клеофас Огинский».

Стол руководителя ложи: молоток — символ власти, пламенеющий меч — символ развития мысли, трехсвечник, Библия, на которой лежат наугольник и циркуль. Общество Мегарон. Выставка 250 лет масонства в России в Российской государственной библиотеке.

Теперь у него стало много братьев в Беларуси, ведь все масоны обязаны относиться друг к другу как к брату.

Белорусские масоны видятся каждый месяц. Собрания всегда закрытые, но братья собираются и в обычной жизни, чтобы сходить в театр, на выставку или просто поговорить за чашкой кофе. Вот тогда-то присоединиться могут и женщины — супруги масонов.

Господин Вальдивьесо состоит в ордене уже пятнадцать лет, но открыто о своем членстве в одной из лож Эквадора говорит впервые. Масон может раскрыть только собственную принадлежность к Ордену. Но не может раскрыть принадлежность к масонству своих братьев по Ордену.

«Я не люблю говорить о масонстве, но все-таки решил дать это интервью, чтобы объяснить, что это такое на самом деле, и развеять слухи, которых так много в интернете», — признается господин Вальдивьесо.

Так, он не только рассказывает Sputnik о работе в Ложе, но и демонстрирует едва заметный знак на лацкане пиджака, по которому в нем можно узнать масона — три точки в форме треугольника, в которых зашифровывают символизм цифры «3». Знаков придумано много, но раскрывать их все масон отказывается.

«У нас есть знаки, но они тайные. Мы, масоны, как зерна пшеницы, рассеянные по миру», — поэтично объясняет господин Вальдивьесо.

Таким образом, посвященный в знание может узнать брата-масона в любом городе или стране — по манерам речи, поведению и даже подписи на документах.

Супруга, мама и близкие люди Педро о масонстве знают. В Эквадоре ложи не просто не скрываются — Великая ложа располагает солидным трехэтажным зданием, встречи в котором проходят каждый четверг. В Великую ложу входит около пятидесяти отдельных лож, в каждой из которых порядка сорока братьев. Скоро Великая ложа может появиться и в Беларуси, но это произойдет в соответствии с масонскими традициями и законами страны.

И каждый раз, приезжая на Родину, Вальдивьесо посещает трехэтажное здание, в котором заседают масоны. Говорит, это все равно что прийти домой.

«Для нас встречи — это праздник. Как праздник, рабочая встреча предполагает самый лучший костюм, самое лучшее настроение, ведь здесь мы увидимся с братьями, послушаем друг друга, обогатимся знаниями, станем лучше», — пояснил масон.

«Мы считаемся свободными каменщиками и должны шлифовать наш камень. А это значит, человек должен желать становиться лучше, помогать людям, нашей стране и затем всему миру, работать для своих братьев, строить социальное здание. На наших собраниях мы работаем, строим», — поясняет вольный каменщик, под строительством имея в виду совершенствование личности и общества.

В ордене есть три степени — ученик, подмастерье и мастер. Учитывая его 15-летний стаж в масонстве, можно не сомневаться, что господин Вальдивьесо занимает в своей Ложе высокое положение, но он попросил об этом его не спрашивать — ведь одно из правил самосовершенствования предполагает развитие в себе скромности, а рассказы о собственных заслугах могут быть расценены как хвастовство.

«Лучше не писать об этом, это как похвалить себя, а я должен быть простым», — замечает он.

Кроме того, он обязан заниматься благотворительностью. Речь не только о фондах: если у человека сгорел дом, братья помогут. Но распространяться о помощи не принято.

Масоны, особенно белорусские, любят свою Родину, уважают законы и власть страны, в которой они живут и в которой они могут свободно проводить свои собрания. Они не занимаются политикой или религией, так как это противоречит их принципам. Основная задача — совершенствовать себя и помогать в этом своим братьям.

«В Ордене масонов считается, что работа — во всех ее проявлениях — это одно из наиважнейших прав и обязанностей человека. И в то же время работа понимается как самое эффективное средство развития личности, при помощи которого человек способен внести свой вклад в социальный прогресс», — рассказал масон.

Так же скромно эквадорец рассказывает о том, как получил приглашение вступить в ложу. Следует отметить, что франкмасонство — это всемирный этико-философский институт, куда вступают посредством особой церемонии инициации.

«При выборе нового члена ложа обращает внимание на его человеческие качества. Я просто начал работать в муниципальном совете города Лохо, и появился человек, который сказал: «Педро, ты хорошо работаешь. Мы хотим пригласить тебя в масоны». Это была большая честь для меня», — рассказывает Вальдивьесо.

Среди братьев в Эквадоре есть представители самых разных профессий — архитекторы, адвокаты, музыканты, врачи, милиционеры.

«Основанный на чувстве братства, орден франкмасонства объединяет свободных духом мужчин, мужчин всех рас, национальностей и убеждений. Мы приглашаем опытных людей. Предложения кандидатур рассылаем по ложам во всей стране, и если хотя бы один человек скажет, что знает этого человека и он недостаточно подходит под требования ложи, его не принимают в масоны», — рассказывает эквадорец о суровых требованиях.

Но из ложи могут и исключить за нарушение ее законов, которые совпадают с законами государства. За непорядочность, коррупцию — одним словом, за отказ самосовершенствоваться.

«Это как закон. У нас есть наши законы, если их нарушить или нарушить законы государства, невозможно оставаться масоном. Но законы масонов и государства не противоречат друг другу», — подчеркивает Вальдивьесо.
Масоны в мессенджерах

У ложи Эквадора есть группа в What’sUp, чтобы братья не тосковали друг по другу, находясь в разъездах, как сам господин Вальдивьесо. Но благодаря теплому приему со стороны белорусских братьев эквадорец уже не так сильно скучает по собственной ложе.

В офисе Sputnik господин Педро Вальдивьесо отметил, что это здание, как и многие другие в Минске, строили люди, знакомые с философией масонства, но вдаваться в подробности не стал

«Масоны — мировая организация. В Эквадор приезжают братья из Перу, Колумбии. И даже если приедут братья из более далеких США, Европы, они смогут работать с нами. Масон дает знак, и мы узнаем его», — рассказывает эквадорец.

Причем выдать себя за масона не выйдет. Кроме общеизвестной символики, есть та, которая передается тайно. Заявив о своей принадлежности к ложе, нужно уметь ответить на специфические вопросы, есть и тактильные знаки. Вальдивьесо утверждает, что масона может узнать и по речи, как это случилось во время одной из встреч.

«На собрании я понял, что мой собеседник — масон. После этого переговоры пошли по-другому, на другом уровне», — вспоминает он.

На вопрос о том, чем занимаются масоны, Вальдивьесо отвечает — постоянными поисками истины.

Работа масона заключается в изучении имеющегося исторического наследия, ритуалов, традиций, подготовке докладов (работ) на философские темы, о значении разных символов и т. д., которые затем зачитываются на собраниях и обсуждаются братьями.

«Я помню, как пятнадцать лет назад я написал, как смотрю на наши знаки. Мое сегодняшнее восприятие совсем иное, но может быть еще лучше. Нет предела совершенству, и человек не совершенен, но мы ищем путь к тому, чтобы становиться лучше. «Одно маленькое усилие меняет историю, но больше всего оно меняет жизнь человека, который делает это усилие», — цитирует Вальдивьесо работу, которую написал несколько лет назад.

Для торжественного собрания в честь 300-летия Великой объединенной ложи Англии в октябре 2017 года был снят лондонский концертный зал Ройал Альберт Холл. На встрече присутствовали 4,5 тысячи гостей – Великих мастеров из 150 стран и представителей 300 тысяч британских масонов.

Для торжественного собрания в честь 300-летия Великой объединенной ложи Англии в октябре 2017 года был снят лондонский концертный зал «Ройал Альберт Холл». На встрече присутствовали 4,5 тысячи гостей – Великих мастеров из 150 стран и представителей 300 тысяч британских масонов.

Есть и табуированные темы — религия и политика, хоть и считается, что одно из требований к кандидату в масоны — приверженность одной из традиционных конфессий.

«Надо верить. Но в ложе мы не обсуждаем ни религию, ни политику. Мы уважаем друг друга, и если я католик, а мой брат — мусульманин, мы не будем спорить. У нас существует понятие Великого архитектора, который почитается всеми религиями», — пояснил Вальдивьесо.

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0