В Гонконге, где проходят массовые акции протеста, митингующие студенты используют мессенджер FireChat, который может работать без подключения к интернету и вне зоны действия сотовой связи. За сутки приложение скачали около ста тысяч пользователей. «Сноб» поговорил с разработчиком FireChat Cтаниславом Шалуновым о том, как с помощью простого мессенджера можно сделать революцию, что грозит Рунету и почему добровольная самоизоляция пользователей страшнее, чем великий китайский firewall.

Про мессенджер FireChat

В десятитысячной толпе связь будет загибаться, даже если правительство не предпринимает мер, чтобы ее заглушить. В Гонконге полиция пользуется глушилками, поэтому у большинства людей там нет возможности выйти в интернет. Но они находятся достаточно близко друг к другу физически, поэтому могут общаться через FireChat. Приложение работает по схеме Twitter или Instagram — позволяет публиковать сообщения и поддерживать связь. FireChat можно установить на iOS или Android, после этого разные телефоны, находящиеся неподалеку друг от друга, могут связываться и передавать сообщения между собой, не выходя при этом в интернет.

Любая протестная акция вызывает у правительства желание контролировать свободный обмен информацией. Но наша технология может быть полезна не только в ситуации революции, ее главная задача — обеспечить людям средство связи, позволяющее им свободно говорить друг с другом. Подчеркиваю, любым людям вне зависимости от того, о чем они планируют говорить. FireChat полезен тем, кто хочет свободно общаться. Но тот, кто хочет контролировать общение, воспринимет FireChat как враждебное явление.

Про китайский Firewall и «Голос Америки»

Россия — на втором месте в мире по степени отделенности от глобального интернета. Но до Китая ей далеко. Китай сделал все возможное, чтобы отделиться от интернета.

Однако главная проблема — не в технических запретах, а в представлениях самих китайцев.

Коммунистическому начальству там не положено выходить в мировую сеть, иначе у них будут проблемы на работе. Но китайцы, которые хотят получить доступ к нормальному интернету, не имеют с этим никаких проблем. Даже людям с минимальным уровнем технической грамотности не сложно вырваться из огороженного забором пространства китайского интернета.У простых людей нет неприятностей из-за того, что они пользуются настоящим интернетом. Это можно сравнить с тем, как в Советском Союзе можно было слушать иностранное радио, например, «Голос Америки», и никого за это не наказывали. В Китае сейчас с интернетом то же самое.

Китайцы не выходят в интернет, потому что им так сказала партия и правительство. Им не приходит в голову искать в далеком, заокеанском интернете какие-то крамольные сведения. Но люди, которые хотят получить эти сведения, могут это довольно легко сделать. Это не проблема. Они пользуются proxy, VPN, TOR, чтобы обойти ограничения великого китайского Firewall.

В Китае приблизительно один человек из восьми тысяч работает интернет-цензором. Цензоры ищут политически нежелательные публикации и просят провайдеров их стирать. Для этого им необходим контроль над провайдерами. Они пользуются только местными провайдерами, у которых все серверы находятся в Китае, у которых в Китае есть офис и телефон, куда может позвонить цензор.

Про отключение России от глобальной сети

Во всем мире люди пользуются Facebook, но только не в России, Китае, Казахстане и Бирме. В России популярен «Вконтакте», а в Китае Weibo. Почему это происходит? Таков политический климат. Во всем мире люди пользуются поисковиком Google, опять же за исключением России и Китая, хотя в России законодательная база изоляции гораздо слабее, чем в Китае.

В России людям вообще ничего не мешает зарегистрировать аккаунт на Facebook или пользоваться Google, а не «Яндекс». Но на практике этого не происходит. Россияне предпочитают пользоваться местными компаниями. Китайский Firewall — это не десятиметровый бетонный забор с колючей проволокой сверху. Это просто символический простой заборчик, через который человек, если хочет перелезть — перелезет. Этот забор просто отмечает границу того, что человеку позволено в интернете. В России даже этого забора нет, но результаты его применения, еще до того, как он может быть поставлен, уже заметны.

Российские пользователи хотят, чтобы все было русское. Китайские пользователи хотят, чтобы все было китайское. А во всех остальных странах пользователи предпочитают выбирать лучшее.

Будет безумно трудно отгородить Рунет от остального интернета, чтобы россияне совсем не могли обмениваться сообщениями с остальным миром. Если люди захотят, они всегда смогут контактировать. Но можно сделать так, чтобы интернет-связь была плохой и большинство людей просто не захотело бы ей пользоваться.

Идея, что США может отключить Россию от глобального интернета, — это абсурд. Никто не управляет глобальным интернетом, он состоит из большого количества соединений. Любые провайдеры могут установить соединения с любыми другими провайдерами. Возможно, это утверждение относится к DNS (доменным именам) — они более централизованы. Но ни у какой конкретной страны нет возможности отключить доменные имена. DNS — это тринадцать серверов, которые находятся в разных странах.

Однако если бы эта гипотетическая ситуация произошла, она повлияла бы только на способность людей снаружи, вне России, получать информацию с российских сайтов.

Степень изоляции, в которой Россия сейчас находится совершенно добровольно, гораздо больше той, которую можно обеспечить технически.

 

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0