Было только вопросом времени, когда ученые, изучавшие возможности управления сознанием, приступят к пристальному изучению опыта оккультистов, магов, ведьм, служителей культа вуду и сибирских шаманов, чтобы выделить использовавшиеся ими методы подавления обычного, повседневного образа мышления людей и заменить его сознанием значительно более мощным, всезнающим, зачастую склонным к насилию и всегда кардинально меняющим личность человека. Такое изменение личности позволяло бы проникнуть в глубины памяти человека, что в случае с проектом «МК-УЛЬТРА» было, по существу, стремлением захватить «Страну Воспоминаний» и заменить старые, опасные воспоминания новыми, фальшивыми.

Интересы разведывательных служб требовали от проекта «МК-УЛЬТРА» идеальной способности манипулировать памятью. Но в процессе изучения человеческого разума и разработки методов раскрытия тайн, скрываемых людьми, работавшие на ЦРУ психиатры, не сознавая того, вторглись на территорию, которая на протяжении тысячелетий была вотчиной религии и мистицизма. Когда ЦРУ начали применять психоделические препараты и методы сенсорной депривации, программа приобрела все оккультные черты, совмещая в себе элементы таких разных культов, как древнегреческий элевсинский культ, индийская тантра, сибирский шаманизм, шаманизм североамериканских индейцев, китайский даосизм, еврейский каббализм, даже сравнительно современная европейская церемониальная магия, в XX веке представленная Герметическим орденом Золотой Зари, орденом восточных тамплиеров и Алистером Кроули. Как продемонстрировали мифологи Карл Юнг, Мирча Элиаде и другие, между этими странными практиками есть много схожего в технологиях, и тому есть причина.

Эти странные доктрины и методы находятся в фокусе данного исследования, потому что позволяют раскрыть механизмы, с помощью которых силы, недоступные пониманию общества, этим самым обществом (и отдельными его представителями) манипулируют.

Магия оказалась в центре внимания, когда в рамках проекта «МК-УЛЬТРА» началось расследование тайн, скрывающихся за паранормальными явлениями, и изучение опыта разного рода магов и колдунов в Америке и за ее пределами. Церемониальная магия начинает с базовой предпосылки, которую иногда называют аксиомой герметизма: «То, что находится внизу, аналогично тому, что находится наверху». Эта простая фраза имеет весьма серьезные последствия. Маги верят в существование тесных причинно-следственных связей между воспринимаемыми феноменами, то есть в то, что воздействие на один из феноменов вызывает изменения в другом. Маги оперируют в мире, где нет расстояний, в мире, где сила может быть объектом и каждая вещь самым непосредственным образом связана со всем остальным.

Маг дергает мир за ниточки, окруженный аурой нереальности — аурой, созданной ньютоновской наукой, которая считает то, чем занимается маг, невозможным, результатом невежества и предрассудков. «Никакой магии не существует», — утверждал директор ФБР Эдгар Гувер, вызывая хохот крестных отцов.

Управление сознанием и магия не так уж далеки друг от друга.

Таким образом, маг одновременно ведет допрос и является допрашиваемым; он манипулирует другими и окружающим миром, но делает это не ради воздействия на других людей, а ради себя самого. И в своем учебнике ведения допросов (который является продуктом проекта «МК-УЛЬТРА») ЦРУ постаралось отделить цели магов от высшей цели оккультизма, заключающейся в достижении духовного совершенства и возвышенного сознания, чтобы сосредоточить все силы на оккультных методах воздействия на людей с целью манипулирования ими, трансформации их личности. На жаргоне оккультизма это черная магия — черная магия на службе государства.

Двери восприятия распахнулись не только под действием мескалина, ЛСД и псилоцибина, но также сеансов черной магии, шаманизма и тайных ритуалов. Это расширило арсенал средств, используемых ЦРУ в попытках вторгнуться в память и сознание других людей, распахнуть двери восприятия — но не для того, чтобы впустить туда свет, а для того, чтобы вытащить оттуда тьму. Наркотики, шаманизм, оккультизм — темная вотчина Чарльза Мэнсона, Джона Ролингса Риза, нацистских врачей, Голливуда и музыкальной индустрии, а также инициационных игр ЦРУ и МИ-6. Они растревожили сон древних сил, и мир больше никогда не будет таким, как прежде.

Оккультизм и психологическая война

Психологическое оружие, хоть оно существует многие века, стало настоящим открытием Второй мировой войны. Корея, Филиппины, Вьетнам, Африка, Ближний Восток, Латинская Америка — список стран, подвергающихся подобному воздействию, очень длинный и большей частью секретный. Каждая из этих операций психологической войны в отдельности могла бы служить каким-то конкретным политическим целям, которые ставили безымянные люди в серых фланелевых костюмах, наводняющие коридоры власти, либо лично президенты и их советники по вопросам национальной безопасности, преследуя свои скрытые интересы. Но в целом эти операции были проявлением чего-то более глубокого, духовной войны, войны мировоззрений, войны, которую мы продолжаем вести и сейчас, в XXI веке.

К 1964 году использование оккультных тем и ритуалов стало обычным элементом планирования психологической войны.

По заказу армии США исследовательская служба секретных операций Американского университета подготовила доклад на тему «Роль ведьмовства, колдовства, магии и других психологических феноменов в военных и паравоенных операциях в Конго». Авторами доклада были Джеймс Прайс и Пол Джурейдини. Участие Американского университета в этом проекте не должно удивлять, поскольку именно там в 1950 году обосновалось Бюро общественно-научных исследований. Исследования африканской психологической войны финансировались Гуманитарным экологическим фондом — подставной организацией, которая представляла интересы ЦРУ в проекте «МК-УЛЬТРА». В число специалистов, занимавшихся этим проектом, входили те самые нацисты, которые несколькими годами ранее были вывезены в США в рамках операции «Скрепка». Отношения между оккультистами и нацистами не должны удивлять тех, кто знает, что высокопоставленные нацисты были сплошь увлечены эрзац-язычничеством и популярным оккультизмом в форме общества Туле, и это находило отражение в факельных шествиях и рунических песнопениях эсэсовцев.

Даниэль Эстулин

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0