Разумеется, между магией и душевным заболеванием под названием «шизофрения» существует отдаленная аналогия, однако путать их не следует. Маг действительно должен быть твердо убежден в своей способности передавать собственные эмоции другому субъекту или производить другие действия подобного рода, но он четко осознает, что порожденная им фантасмагория действует исключительно в области человеческого воображения, на территории фантазмов. Тем более что есть случаи, довольно редкие, когда манипулятор страдает выраженными симптомами шизофрении, что сразу выделяет его из массы других магов, абсолютно здоровых. Маг-шизофреник — это тот, над которым его собственная внутренняя фантасмагория в конце концов берет верх, навязывая себя как некое постороннее присутствие (см. далее про Бербигье и тех, кого он называет «фарфаде», или «демоны этого мира»). Стоит вспомнить, что Джордано Бруно многократно обращал внимание манипулятора фантазмами на опасности, которые таит его деятельность, и главная из них — потеря душевного здоровья.

Похоже, что маг в принципе не должен рассматриваться как шизофреник, а сама магия как «институционализированная шизофрения». Напротив, существуют аналогии между некоторыми типами магии и психоанализом, приемы которого в определенных пределах можно сравнить с приемами
«целителей» Джордано Бруно.

Поскольку сон — это порождение бессознательного, а шизофрения есть смешение бредового и реального, не стоит удивляться сходству фантазмов шизофреников и фантазмов, которые используют маги. В сущности, у них единый источник, только если у мага фантазмы возникают, повинуясь его воле, и манипулятор ими управляет, то больным они овладевают как чуждая реальность, он ими «одержим».

Й. Кулиану «Эрос и магия в эпоху Возрождения»

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0