Особенное положение трехкомпонентных (медь-мышьяк-никель) бронз в Тиауанако и Анатолийско-Иранском очаге древней металлургии заставляет задуматься о причинах такого повышенного интереса древних богов к никелю. Почему отдавалось предпочтение легированию именно этим металлом?.. Ведь в качестве добавок, как было показано выше, можно использовать самые разные металлы. Тем более, что добыча никеля связана с целым рядом сложностей, которые обуславливают его высокую стоимость даже в наше время. Может за этим интересом богов к никелю кроется еще что-то?..

Никель

Оказывается, что у никеля есть целый ряд уникальных свойств. Одна из них – генерирование ультразвука. Дело в том, что у никелевых стержней наблюдается так называемый магнитострикционный эффект – под действием переменного электромагнитного поля эти стержни непрерывно сжимаются и растягиваются, становясь, таким образом, источником акустических колебаний.

Долгое время никелевый стержень был монополистом в магнитострикционных генераторах. Однако сейчас он сам создал себе конкурента. Это никоси – сплав, состоящий примерно из 94% никеля, 4% кобальта и 2% кремния. Никоси превосходит никель по важнейшим показателям: он чуть ли не в полтора раза лучше преобразует электромагнитную энергию в звуковую, обладает значительно меньшими потерями и большей прочностью. И все-таки в этом сплаве никель является главной составляющей…

Эта связь никеля с генерацией ультразвука представляется важной сразу по двум причинам. Причем обе они связаны с так называемым мегалитическим строительством, характерным для цивилизации богов.

Во-первых, в настоящее время в ходе обсуждения различных возможных способов обработки таких твердых пород камня, как гранит и базальт, все чаще звучит идея использования ультразвука. Дело в том, что высокочастотные ультразвуковые колебания способны уменьшать твердость кварца – основной составляющей этих природных магматических пород. Уменьшение твердости кварца серьезно упрощает процесс обработки таких минералов. А значительная часть мегалитических сооружений создана именно из базальта и гранита.

Во-вторых, в древних легендах и преданиях самых разных народов можно встретить утверждение, что огромные камни перемещались «с помощью звука», который либо издавали жрецы-строители, либо производил некий «музыкальный инструмент». С помощью такого «звука», дескать, камень терял свой вес и мог даже перелетать по воздуху.

Это можно было бы посчитать полной выдумкой наших далеких предков, если бы нам не был уже знаком такой термин как «акустическая левитация». Этот термин обозначает антигравитационное воздействие на предметы со стороны ультразвука. Мы уже умеем с помощью этой технологии «подвешивать» в воздухе мелкие предметы.

Конечно, между акустической левитацией маленьких капель жидкости и перемещением по воздуху больших каменных блоков с помощью звука – громадная пропасть. Однако когда-то мы ведь начинали с фокусов с эбонитовой палочкой, а ныне строим атомные электростанции. Любая технология должна пройти массу промежуточных этапов развития прежде, чем с ее помощью можно будет достигать каких-нибудь весомых результатов. Так и с акустической левитацией, которая тоже должна пройти немалый путь, чтобы стать повседневной технологией – возможно, и в перемещении объектов с большой массой.

Так что не исключено, что особый интерес богов к никелю действительно имел место. И не исключено, что они использовали этот металл и его сплавы в своих генераторах ультразвука. Или в каких-то еще неизвестных нам технологиях…

Материал инструментов богов

Столкнувшись в наших экспедициях с примерами использования цивилизацией богов очень высоких технологий обработки камня, мы неизбежно на определенном этапе вышли на задачу поиска тех материалов, из которых были сделаны инструменты, позволявшие резать очень твердые породы (типа гранита, базальта, диорита и других) так, как будто это был пенопласт или мягкое дерево.

Идея тут была проста. Любой инструмент при обработке (особенно твердых пород) камня неизбежно стачивается. При этом какие-то небольшие частицы материала инструмента могут застревать в мелких неровностях обрабатываемой поверхности, образуя там микровкрапления. И определение материала «божественных» инструментов сводится к довольно, казалось бы, простой задаче – обнаружить чужеродные микровкрапления на обработанной поверхности тех древних артефактов, которые имеют признаки использования высоких технологий при их создании. С этой целью мы начали, где это было возможно, сбор образцов с таких обработанных поверхностей для дальнейшего анализа.

Довольно быстро удалось установить, что чужеродные микровкрапления действительно сохраняются даже на весьма древних объектах. Но первоначально сказалось давление стереотипов, связанных с принятой картиной эволюции освоения металлов человеком, и то, что содержало медь, считалось нами признаком использования примитивных инструментов. Однако уже даже на этом этапе начали появляться определенные странности.

Так, скажем, в Южной Саккаре находится пирамида фараона V династии Джедкара, с восточной стороны которой располагался припирамидный храм. Хотя храм создан из известняка – материала, довольно легкого в обработке, пол храма привлекает внимание своей необычностью. Возникает полное впечатление, что блоки пола храма сначала сложили рядом, а потом на весьма внушительной площади выровняли его, просто срезав верхний слой почти на десять сантиметров так, как мы циклюем деревянный паркет. Для того, чтобы осуществить подобное с наблюдаемой точностью выравнивания, требуется весьма нетривиальное оборудование. Вдобавок, сама пирамида имеет мощное мегалитическое внутреннее ядро, которое лишь было достроено фараоном до пирамиды. Так что у нас были все основания заподозрить тут причастность древних богов к созданию сооружения под названием «храм» – в частности, и к выравниванию пола этого храма.

Анализ образца с этого пола показал наличие частиц сплава, близкого по составу к современной латуни. Считается, что латунь была известна еще древним римлянам, которые получали ее плавлением медной руды с добавлением галмея (цинковая руда). Однако Джедкар правил Египтом аж за две тысячи лет до римлян!..

В последнее время, правда, появилось утверждение, что латунь была известна металлургам в Древнем Иране, но оно не подкрепляется никакими конкретными данными. Однако и в этом случае речь идет о времени существенно позже фараона Джедкара.

Как бы то ни было, этот результат угодил в архив странностей, в который мы складывали все результаты, где проявлялась медь, но в каких-то неожиданных сочетаниях. При работе же над материалом данной книги стало понятно, что необходимо пересматривать подход и анализировать и те частицы, куда входит медь. Тут архив и пригодился.

В частности, в этот архив сначала попали результаты анализов образцов кварцитового саркофага, на обломки которого мы наткнулись прямо в пустыне возле пирамиды фараона XII династии Сехемхета II в Дашуре. Обломки явно не представляли никакого интереса для египтологов, постоянно имеющих дело с целыми саркофагами, так что они их просто оставили там, где нашли. А нам сразу бросились в глаза трехгранные внутренние углы, выполненные в твердом кварците с безукоризненной точностью. На наших камнеобрабатывающих комбинатах изготовить такие углы не могут – после всего имеющегося оборудования в углу остались бы весьма заметные закругления. А здесь – как будто дополнительно поработал ювелир с очень маленьким сверлом, сняв материал так, что никаких закруглений не осталось.

Специалисты по лазерной технике сказали нам, что подобное в принципе можно было бы сделать лазером. Хотя для этого, по энергетике, потребовалось бы оборудование, занимающее по размерам комнату внушительных размеров. Но любой лазер должен был бы оставить после себя следы оплавления, заметные хотя бы на микроуровне. Однако осмотр образцов под микроскопом не выявил никаких признаков оплавления. Форма же кристаллов кварца определенно указывает на то, что здесь применялась механическая обработка каким-то твердым инструментом, двигавшемся на большой скорости.

Анализ микровкраплений на поверхности саркофага показал, что медь в них не была чистой, а содержала в виде примесей мышьяк, железо, никель и олово. При этом попадались и частицы сплава железа с титаном…

Поверхность декоративной прорези на гранитных воротах в Карнаке, как оказалось, содержит много частиц, в состав которых входит железо, медь, никель и олово (порядок металлов указан в соответствии с уменьшением примерного содержания элементов в микровкраплениях). Попадаются также частицы железо-титан-марганец-кремний.

Геолог Юлия Горлова, проводившая лабораторные исследования образцов, высказала предположение, что основной материал инструмента состоял из медьсодержащего сплава, но при этом использовался твердый абразив (Fe-Ti-Mn). Подобный подход практикуется в современных инструментах, когда твердый абразив наносится на более мягкую металлическую связку, которая обычно изготавливается из сплавов на основе меди, олова, железа, алюминия и других металлов. Но это пока так остается на уровне предположения, поскольку при использовавшихся в анализе методах электронной микроскопии невозможно сделать более однозначные выводы…

Весьма любопытные результаты дали анализы образцов с мегалита под названием Масуда-Ивафун, находящегося в парке Асука в Японии. Это – странная асимметричная «ванна» весом около 800 тонн, издали похожая на потерянный или брошенный какими-то гигантами валун серого гранита. Его габариты по направлению восток–запад – около 11 метров; по направлению север–юг – около 8 метров; высота – около 5 метров. Историки датируют его довольно поздним временем – чуть более тысячи лет назад, но делают это безо всяких на то оснований. Абсолютно никаких упоминаний о времени его изготовлении ни в каких источниках нет.

Здесь обнаружены не только частицы железа с примесями титана и ванадия, но и частица сплава медь-железо-никель-кобальт. Подчеркну, что речь идет именно о сплаве, содержащем указанные элементы, а не просто о какой-то частице, которая могла бы оказаться лишь механической смесью указанных элементов. И если частицу железа с примесями титана и ванадия еще можно было бы списать на материал обычного железного инструмента, который уже использовался в Японии в I тысячелетии нашей эры, то сплав медь-железо-никель-кобальт заведомо не имеет никакого отношения к японскому обществу того времени и указывает на очень высоко развитые технологии.

Особо показательно наличие в сплаве кобальта, поскольку ныне около 80% добычи этого металла расходуется на создание сверхтвердых, жаропрочных, инструментальных и износостойких сплавов. Эти сплавы находят применение в машиностроении, в авиационной технике, ракетостроении, электротехнической и атомной промышленности.

К сожалению, очень малый размер микровкраплений позволяет получать пока лишь качественный результат. Но мы не теряем надежды подобрать методику, с помощью которой можно было бы определить и количественный состав частиц подобного размера. Тогда можно было бы попробовать воспроизвести соответствующие сплавы и исследовать их свойства. Однако пока это лишь планы на будущее…
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0