Министр труда Максим Топилин сообщил, что с тунеядцев планируется взимать 20 тысяч рублей в год. По словам чиновника, это нормально и даже маловато. В свою очередь, Дмитрий Медведев попросил смягчить формулировки. Кого коснется налог на тунеядцев? И с какими проблемами столкнутся неработающие граждане и желающие взять с них 20 тысяч чиновники?
Как всегда, путаница в терминах. Дмитрий Медведев попросил не называть «налог на тунеядство» «налогом на тунеядство». Это плата за социальные услуги тех, кто работает, но не платит за них. В первую очередь, речь идет о медицине. Здесь тоже стоит расставить акценты. Медицина у нас отнюдь не бесплатная. В ОМС перечисляют все российские организации. Их размер зависит от зарплат работников. То есть, по большому счету, за медицинские услуги платят все официально работающие и получающие белую зарплату граждане России. О чем, кстати, неплохо было бы иногда вспоминать врачам государственных клиник, но это другая тема.

По некоторым данным, 30 миллионов трудоспособных россиян работают неофициально. Значит, по логике властей, должны заплатить за бесплатную медицину. Проблема первая. Россияне по Конституции имеют право не работать и при этом имеют право на медобслуживание. Визажистка Валерия, которая неофициально трудится на себя, искренне не понимает, за что ее хотят заставить платить.

Валерия визажист: «Я думаю, что я не буду его платить в любом случае. За эти 20 тысяч рублей государство не гарантирует мне заказы, трудоустройство или что-то в таком роде. А то, что я сижу и нигде не оформлена официально и безработная — может быть, у меня мужчина есть, который меня обеспечивает, поддерживает. И вообще, быть обычной домохозяйкой, по-моему, это не преступление».

Проблема вторая. Домохозяйки, воспитывающие детей. Они тоже потенциальные тунеядки. Хотя воспитывать детей, заниматься с ними, учить их — точно такой же труд. Возможно, власти возьмут на вооружение опыт Белоруссии. Там уже есть налог на тунеядство, но домохозяйки не платят его, пока детям не исполнилось 10 лет. Кроме того, соседи придумали, что, если домохозяйка устроится работником в собственную квартиру и сможет это доказать, то она будет платить минимальный налог. Наверное, это и есть то, о чем сейчас говорят в нашем Минфине: самое сложное — администрирование. И еще по поводу Белоруссии. Часть местных тунеядцев неофициально работают в нашей стране. Вот история живущей в России белоруски Елены, которая вскоре может стать дважды тунеядкой.

Елена бывшая гражданка Белоруссии, живущая в России: «В прошлом году я все-таки получила выездной паспорт, для выезда на постоянное место жительства в Россию, и я стала невидимой для налоговых органов Белоруссии. А сейчас, честно говоря, я не знаю, получать ли мне гражданство России, потому что пока что я невидима для российской налоговой системы. Если я не работаю официально, наверняка меня сочтут тунеядцем».

Проблема третья. Сама сумма в 20 тысяч рублей, которая, по мнению министра труда Топилина, «маловата». За эти и даже меньшие деньги в регионах можно купить базовую страховку ДМС. От серьезных болезней, конечно, не поможет. Тем не менее, есть вопрос: на каких основаниях власти решили, что самозанятые граждане так уж активно пользуются государственной медициной? Часть из них — бизнесмены, которые неплохо зарабатывают и могут себе позволить платные услуги. А также не могут позволить себе терять время в очередях и неделями, а то и месяцами ждать талончика. Мнение самозанятого уличного музыканта, лидера группы «Акулы» Олега Мокрякова.

Олег Мокряков уличный музыкант, лидер группы «Акулы»: «Будешь ли платить этот медицинский взнос страховой или не будешь — все равно, если у человека не будет на платную поликлинику, то он умрет. Попробовать собирать с самозанятых, допустим, с уличных музыкантов — где вы будете всех этих людей ловить и что, если у человека не будет какой-то бумажки о том, что он заплатил эти 20 тысяч, то к нему не приедет скорая помощь?»

Наконец, проблема четвертая. Вводя налог на тунеядство, власти преследуют две цели. Пополнить бюджет и вывести из тени неофициально работающих россиян. Чтобы в итоге еще раз пополнить бюджет. Но 20 тысяч в год для части самозанятых россиян — очень большая сумма. Некоторые из них в регионах зарабатывают и по 10 тысяч в месяц. То есть, могут забрать доход за два месяца. Мера жесткая, но будет стимулировать выйти из тени. Однако став ИП, им помимо тех же взносов, рано или поздно придется платить налоги: НДФЛ, НДС или «упрощенку». И стать прозрачным для органов. То есть, сделать то, чего они так не хотят. Это называется метнуть в голову черствым пряником и добавить кнутом.

источник

Читайте еще по теме:

Поделиться в соц. сетях

0