Tinkoff Aliexpress дарит 5000 на первую покупку + 9,5% кэшбэк на остальные Узнать подробности
 

Можно любить Путина и ненавидеть Навального, можно плеваться желчью в Фейсбуке, облачая тиранический режим, и сутками пересматривать ролики «Фонда борьбы с коррупцией». Страшно вам или грустно — не важно.

Важно другое: колесо российской истории стремительной набирает обороты, застой сменяет движение, а зима, как говорится, близко.

Простой факт состоит в том, что 26 марта и 12 июня в России прошли самые массовые митинги протеста за последние пять лет. В последний раз столь масштабные акции оппозиции имели место зимой 2011-12 годов. Скажу больше — если брать страну целиком, то, возможно, мы говорим про наиболее скоординированные и организованные выступления за всю современную историю страны, начиная с провозглашения независимости в 1991 году.

Другой факт — сегодня в России люди готовы массово выходить только за Навальным. Это ни хорошо, ни плохо, просто так оно и есть. Ни старые системные партии с их заскорузлыми лозунгами, ни кошерные оппозиционеры с двадцатилетним опытом «борьбы», ни даже власть с ее ресурсом и бюджетами не способны вывести на улицы тысячи людей — без принуждения, звонков сверху и «квот по явке». А Навальный способен. Точка.

И третий факт. База нынешнего протеста намного шире и разнообразней, чем пять лет назад. В стране накопились проблемы, каждый город и регион «болен» какой-то своей заразой. Где-то доконали тарифы ЖКХ, где-то — беспредел силовиков, где-то — разгул криминала и кумовство власти. Москва в кои-то веки стала периферией протеста. Куда интересней то, что происходит в городах, где митинги собрали намного больше людей, чем когда бы то ни было.

Состав тоже изменился. Если раньше на площадях тусовались преимущественно интеллигенты и журналисты с белыми ленточками, то теперь митинги собирают молодежь, которая не прочь повисеть на столбах и посидеть несколько суток в СИЗО. Выходят и бизнесмены — причем, до последнего времени лояльные режиму, те, кто на прошлых выборах голосовал за Путина. Больше они за него голосовать не готовы. Нет перспектив, нет правил игры, нет развития.

При этом Навальный для большинства выходящих на митинги (особенно в регионах) — не более чем бренд и примелькавшийся персонаж с Ютуба. Лидером, а тем более кандидатом в президенты для широких масс он еще не стал. Люди выходят на митинги, ведь мероприятие согласованно (в большинстве городов), грамотно пропиарено и попадает в целевую аудиторию. Но и только — это не митинги однозначно «против Путина» и безапелляционно «за Навального». Люди устали от режима, но пока не видят внятной альтернативы. Еще один факт текущего момента.

Оппозиция не избавилась от родовых травм. Это все еще очень разобщенное, разнородное и по большому счету безыдейное сообщество людей, у которых нет программы и внятного плана действий. И то и другое есть у Навального, но товарищ в Москве и на Ютубе, а страна большая, сложная, боящаяся себя и собственной тени. Где Навальный и где Иркутск, Якутск, Благовещенск.

Но, возвращаясь к первому абзацу, все это не так важно. Куда принципиальней, что после митингов 26 марта власть начала ощутимо играть на обострение: усилилось давление на наиболее активных оппозиционеров в регионах; в Москве и Питере дан старт череде политических процессов над рядовыми активистами; предпринято очередное наступление на свободу слова в Интернете.

Повестка дня стремительно радикализируется. Почти две тысячи задержанных после митингов 12 июня — это сигнал, что дальше будет жестче. Власть запугивает, но люди все равно выходят на улицы.

После «Болотной» и «Проспекта Сахарова» в декабре 2011 года Кремль пошел на локальные уступки и в целом нейтрализовал протест. Сегодня режим отступать уже не готов. Да и некуда — денег нет, остается только держаться, как завещал «Димон».

Любопытно, что и оппозиция в лице Навального готова к повышению ставок и наращиванию конфронтации. Отказ от согласованной площадки последнего митинга в Москве — тоже сигнал, симметричный тому, что посылает обществу Кремль.

Спросим себя — что случается, когда люди перестают бояться и каждая из сторон отказывается от компромисса? Российская история знает немало примеров. Безусловно, нынешняя ситуация в стране далека от революционной. Для этого нет радикальных военных, экономических и демографических предпосылок. В то же время историческая логика момента подсказывает, что дальше ситуация будет развиваться по спирали, набирая обороты.

Представим себе, что на осенние митинги оппозиции выйдет еще больше людей. Правдоподобно? Более чем.

Представим, что в некоторых больших городах, включая Москву и Питер, акции пройдут в уже апробированном несанкционнированном формате с противотанковыми ежами на центральных улицах и армией «космонавтов».

Представим, что в виду большей явки и общего осеннего обострения разгон митингов пройдет в достаточно жестком ключе — вплоть до применения спецсредств в виде газа, водометов и т.п.

Представим, что часть граждан, к которым будут применяться спецсредства, посчитает нужным ответить «правоохранителям» с адекватной (или не очень) жесткостью. Силовое превосходство в этом случае, разумеется, будет на стороне «космонавтов», так что исход предсказуем — митинги разгонят, а всех, кто подвернется под руку, пачками упакуют в автозаки.

А теперь представим главное — что в ходе этих разгонов и задержаний кого-то покалечат или убьют. Возможно ли это? Не вижу причин считать иначе.

Логика нынешнего противостояния такова, что уже осенью между российской властью и российским обществом может появиться кровь. Это будет совершенно новый этап отношений. Новый, но не уникальный. Кровь всегда порождает кровь, а насилие не останется без встречного ответа.

Что будет дальше? Я не знаю. Но точно не «мирное небо над головой».
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0