«Считаю, что конец Советского Союза – заслуга в большей степени ММК (Московского методологического кружка) и ГП (Георгия Петровича Щедровицкого) с учениками, чем ЦК и Горбачева» — Александр Левинтов.

Ложа

…Мы едем с Сахниным в вагоне стокгольмского метро. «А ты знаешь, — неожиданно спрашивает он, — что у российской элиты есть своя секта? Называется “Методология” — искусство манипуляции массами. Это как НЛП, только действует на большие массы людей. У них есть здание прямо в центре Москвы. Туда заходишь и изумляешься — витражи вокруг, все очень красиво и дорого сделано. А снаружи и незаметно ничего…»

По слухам, циркулирующим в околополитической среде, «Методология» представляет собой клуб закрытого сектантского типа, который занимается проведением так называемых организационно-деятельностных игр (ОДИ). Участники этого кружка нацелены на изменение реальности вокруг себя и уверены в том, что общество можно программировать.

Истоки СМД-методологии

Еще во времена СССР возникло философско-управленческое течение под названием СМД-методология (Системо-Мысле-Деятельность). В его основе — организационно-деятельностные игры (ОДИ), а также игровые тренинги, конференции и семинары для управленцев, педагогов, ученых и т.п.

Направление это уходит в начало 1950-х, когда философы Зиновьев, Ильенков, Щедровицкий и Мамардашвили начали думать в этом направлении.

К концу 1960-х главным авторитетом этой группы стал Георгий Петрович Щедровицкий (или ГП, как его обычно называли). По его представлениям, мышление — это высшая инстанция. А люди только «работают» на его основе, как компьютеры работают на основе операционной системы или программы, в этом отношении они скорее пассивны. Человек представлялся методологам неким подобием машины, которую можно и нужно запрограммировать под определенные функции. Это называлось «социальной инженерией».

Методолог всегда пробует изменить реальность в нужном русле, он чувствует в себе для этого силы, знания и возможности. Он может проверить конструкцию на прочность искусственным кризисом. Чем, периодически, и занимается.

Суть игры

Суть игр, придуманных Щедровицким, была в том, что собирается группа участников (это могли быть специалисты уровня от инженеров до министров, от секретарей обкомов до работников республиканской прокуратуры), в каждой группе есть свой “направляющий” — игротехник. Возглавляется игра руководителем.

Участникам предлагалось сформулировать проблему (часто произвольную), а потом решить ее. Искусственно создавался кризис и участникам надо было из него выйти. При этом отрабатывались определенные навыки, призванные помочь участникам в достижении их целей. ГП выявлял самых активных игроков, давал им высказаться, участникам приходилось отстаивать свою точку зрения и отвечать на провокационные вопросы.

Во время игры ее участники находятся в стрессовой ситуации, они должны постоянно преодолевать себя и решать проблемы, искусственно создаваемые кризисы. Результатом игры должна быть схема решения проблемы (а лучше всего — определенного типа проблем) и развитие ее участников. Причем, у решения не было автора — творчество считалось коллективным.

В местах, где собираются хотя бы двое последователей Щедровицкого, ОДИ неизбежно возникает. Первый этап игры, напомним, — доведение до кризиса. Играют часто один на один, остальные, при этом, являются наблюдателями. Например, один игрок дает другому задание: ты должен стать самой непопулярной фигурой на своем предприятии. Когда оба соглашаются, что цель достигнута, начинается этап преодоления. Если выйти из положения не удается — победил первый, если удается — второй.

Однажды в 1987 году по заданию Щедровицкого один из игрунов, Шайхутдинов, должен был довести до бунта против себя возглавляемую им лабораторию, а затем… выиграть выборы руководителя КБ НПО “КАМАЗ”. Бунт был, Шайхутдинов смог удержаться на своем месте, однако выборы не состоялись. Ничья.

В советское время игры проводились порой даже по заказу министерств и ведомств, которые искали эффективные решения для реальных проблем. Но методологи не скрывали, что воля заказчика для них законом не является. Заказчик мог оказаться виновником кризиса, а значит, лишней фигурой в схеме.

Вечное развитие

Прагматика в системе ценностей методологов вещь неважная, мир мыслей и схем первичнее мира вещей, он в представлениях методологов так же реален. Кроме того, конечный результат в методологической системе — вещь фактически невозможная: их главная цель — вечное развитие.

Кайф

Игра могла продолжаться неделю, каждый день с раннего утра до поздней ночи. Даже ночные танцы входили в игру. И никто не хотел спать (и не нуждался!) более 5 часов. Чем дальше, тем больше участники входили во вкус. Они не хотели уезжать. Не хотели возвращаться в понурую действительность. Они начинали летать на тех самых крыльях мышления, которые у них отрастали и крепли изо дня в день.

После игры участники говорили, что они испытали настоящее счастье от самого процесса мышления. Такое сильное, какого они не испытывали даже от любви, не говоря уж о водке. Некоторые приходили в себя по несколько недель, и все мечтали снова попасть на игру.

Схемотехника

Сильной стороной методологии была схематизация. То есть, представление любого социального устройства или процесса в виде схем, блоков, фигурок и функциональных связей между ними с помощью стрелок. Все становилось очень наглядным и понятным. Где, какой блок, кто с кем и как связан, куда нужно войти, чтобы сделать то-то и то-то.

Идея была как раз в том, чтобы разобрать устройство социума на узлы и детали, посмотреть, как оно устроено, найти там блок управления, пути подхода к нему, проникнуть, взяться за рычаги и править в нужную сторону.

Не такие уж и технократы

Хотя СМД-методологов часто считают чистыми технократами, это не совсем так. Под техникой их гуру, ГП, имел в виду что то вроде «машин мышления» или «машин проектирования. При этом, он высоко ценил идеологию как некий скрепляющий общество стержень. Важно только было сменить неправильную идеологию, господствовавшую в тогдашнем СССР на правильную, которую он предлагал в играх.

Идеологию как способ влияния на общество разрабатывает небольшая группа технологов, которая может определять цели жизни целой страны, — считает Ефим Островский, «культовый политтехнолог 90-х «, член попечительского совета Научного фонда им. Г.П. Щедровицкого.

Наконец, нынешний лидер значительной части методологов, Петр Щедровицкий (сын ГП) прямо высказывался против узко-технократического подхода:

«В качестве важнейших причин краха советского проекта, постигшего СССР в 70–80-е годы, следует назвать ложные установки и концепции, многие из которых получили распространение еще в конце ХIХ — начале ХХ века. Среди них стоит выделить прежде всего „технократизм“ в понимании процессов воспроизводства и развития общества, недооценку роли культурных факторов и культурных ресурсов в человеческой истории».

Идеология методологов

Из лекции Г.П. Щедровицкого 1989 года в театре «На досках» Кургиняна (еще один игрун):

«Я вам скажу откровенно, хотя понимаю, что меня потом будут забрасывать камнями. А я разницы между тоталитаризмом и не-тоталитаризмом не вижу. Понимаете? Не вижу. И считаю: тоталитарная организация есть будущая единственная организация всякого человеческого общества. Просто Германия и СССР немножко, «на ноздрю», вырвались вперед. Но это ждет всех, включая и гордую Британию. Другого не будет, уважаемые коллеги — это ж есть необходимость развития человеческого общества, черт побери!»

Большинство оппонентов ГП видели в нём как раз мыслителя тоталитарного толка, технократия которого будет технократией для избранных, а для остальных обернётся самым свирепым рабством.

Уже в наше время в штабе прохоровского Правого Дела было несколько методологов: Шайхутдинов, Мостовой, Валитов, Сергейцев и Куликов. Причем, самое смешное, по политическим убеждениям многие из них — убежденные сталинисты. Валитов, например, в одной из своих статей пишет:

“Сталин был последним руководителем страны, у которого личность была, и поэтому сегодня, когда угроза ликвидации России более чем велика, Сталин ожидаем людьми, как был ожидаем когда-то мессия”.

А Сергейцев убежден, что «демократии нет. Что западные общества самоназываются демократиями исключительно по идеологическим причинам».

Избирателям “Правого дела”, приди партия к власти, пришлось бы жить в обществе, где главным проектом является сталинизация.)))

Цель — власть

ГП ясно видел, что дела в СССР идут в тупик и организационно-деятельностные игры задумал для незаметного перехвата управления страной путем «интеллектуального переворота». Методологи должны были проникать во все властные структуры. Задача была — пропустить через игры сотни тысяч людей и создать массовый класс своих сторонников. Это будут директора предприятий, начальники цехов, райкомы-горкомы-обкомы, судьи, преподаватели высшей школы, министерские чиновники всех рангов.

Он ещё в перестройку сформулировал, как они будут захватывать власть в стране: «Нас десятки тысяч. Становиться незаменимыми полезными секретарями при «губернаторе», советниками, заместителями, идти в выборные органы. Но никогда не забывать, кто мы и какова наша высокая миссия. Иными путями нельзя достичь в России никакого влияния».

По воспоминаниям представителя «Школы эффективных лидеров» Валерия Лебедева речь шла о «попытке завоевания политической власти не с помощью дворцового переворота, восстания, революции или даже демократических выборов, а с помощью группы прошедших игры людей. Которые становятся настолько незаменимыми в качестве советников высших политиков и генераторов основных государственных идей, что постепенно сначала реальная, а потом и юридическо-политическая власть переходит к ним.»

Восточная технократическая ложа

В самом начале 1970-х, когда Георгий Петрович приезжал в Минск и вел там со своей ранней командой сеансы разоблачения старого мышления, он был иногда в частных разговорах откровенен:

Мы через свои семинары (это было еще за пять лет до первой игры) готовим кадры. Ну, это и термином таким нельзя называть. Не кадры (тьфу, казенное партийное слово), но члены тайного масонского ордена, со своим ритуалом, уставом и секретной сверхзадачей.

Кружок был вполне открыт; с другой стороны, особый язык (программу, на которой он работал) понимали только посвященные. «Гражданское общество поделено на группы профессионалов, каждая из которых говорит и должна говорить на своем особом языке, загораживаться от дилетантов и болтунов частоколом… специальных терминов. Это закон жизни нормального цивилизованного общества, и не нужно стремиться к тому, чтобы все все понимали. Понимать должны специалисты, которые двигают дело, не больше», — объяснял разработку собственного языка сам ГП.

Чем-то последователи Георгия Щедровицкого действительно напоминали тайное общество. Иногда в их трудах появляются прямые рассуждения о «концептуальной элите», а сам ГП называл единомышленников «членами новой Восточной технократической ложи».

Исключение

Кажется, не было категории населения, которых не охватило бы «игровое движение» конца 1970-х и всех 1980-х годов. Хотя нет, были такие категории — это армия. А также КГБ и МВД. Там, насколько мне известно, ОДИ не проводили. А какой же захват власти без силовиков? Но эти системы считались Георгием Петровичем чем-то вроде исполнительных органов. Будет приказ из политических верхов, — те выполнят — и всё.

Неожиданно

Из воспоминаний Александра Раппапорта: Вообще, как я теперь это понимаю, ГП ждал каких-то реформ, так как ясно видел, что дела в СССР идут в тупик. Но он не предполагал, что выход из кризиса будет найден в возвращении к рыночным структурам. Скорее всего, он предполагал, что победит особый тип социалистической технократии, так как во всем мире, в том числе и на Западе, роль социального планирования и управления (а вместе с ними и бюрократии) постоянно росла».

Но тем не менее его игры дали совершенно неожиданный результат как для господствующей идеологии, так и лично для ГП: они подготовили массовую поддержку горбачёвской перестройки, а потом и обвального перехода к рынку. И что важно, как раз в среде производственников и управленцев. Они после игр вовсе не ужасались перспективе крушения принципов общественной собственности, руководящей роли партии, идеологии марксизма-ленинизма и даже в целом отмены СССР.

Мысль простая: если я в процессе игры, став собственником завода, вел дело гораздо успешнее, чем в положении реального директора, подотчётного по вертикали министерским чиновникам, а по горизонтали вместе с вертикалью — партийным инстанциям, то на хрен мне они сдались? Я охотно поменяю свое кресло советского начальника на роль простого беспартийного собственника.

В советское время методологи были единственной легальной внесистемной силой, что ко времени перестройки позволило им иметь в своих рядах десятки тысяч адептов. Вспоминает Александр Левинтов: «Считаю, что конец Советского Союза – заслуга в большей степени ММК (Московского методологического кружка) и ГП с учениками, чем ЦК и Горбачева».

«Под нашим руководством Франция была уничтожена за 5 лет»

А ведь некоторые участники ОДИ должны были понимать к чему приведет переход России к дикому рынку. В одной из своих лекций 1981 года Щедровицкий упоминает о том, что Совмин СССР купил дорогую ситуационную игру у Франции. Усадил за неё своих экспертов (в основном докторов экономических наук). И вот что у них вышло:

«Решили поиграть в игру «Франция»: профсоюзы, партии, совет министров и т.д. В игре за 5 лет мы превратили Францию в пустыню. Там ничего не осталось под нашим руководством. Возникла гражданская война, и всё полетело, всё вдребезги. Почему? Да потому что каждый из наших играющих нёс нашу культуру и элементы нашей организации. Банкиры давали деньги только под высокие проценты. Кабинет министров всё время увеличивал налоги. Люди перестали работать. Партии шли стенка на стенку. И всё под нашим руководством во Франции пошло вразнос».

Естественный вывод из этого таков: для достижения успеха уникальному социуму нужна своя уникальная социально-экономическая система. Поняли ли они это? По идее, должны были…

По-тихому

Странным образом, в советской прессе (тем более на ТВ) нигде и никогда не говорилось об этом массовом движении и ОДИ. Хотя оно было совершенно официальным. Ибо игры заказывались, например, руководством области или министерства, или заводом. Решение, разумеется, утверждалось также на парткомах. Бухгалтерия выделяла немалые средства. Нужно было оплатить приезд команды игротехников — это иногда человек 15-20. Всех разместить (часто в хороших гостиницах). Всем выплатить гонорары — причём немалые. Помнится, я привозил с одной игры до 1000 рублей — тех, ещё полновесных. Затем, командировать на игру (на неделю или даже больше) своих работников с сохранением содержания.

В общем, всё это нужно было взять из бюджета и проводить официально как повышение квалификации. Но при всём при том, как я уже сказал, никакого освещения в прессе. Разве что в многотиражках что-то такое проскакивало: «Успешно прошел семинар по переподготовке кадров нашего завода».

Да уж, подробностями не баловали. Ибо подробности шокировали бы. Там всплывали бы ужасные детали с экологией района (были игры по экологии). Или на игре отменных результатов добивались как раз те группы, в которых в качестве моделей принималась деятельность с частной собственностью и децентрализацией, или со свободой прессы.

Тайная власть

Георгий Петрович Щедровицкий проводил в жизнь эту идею настолько тайно, что эта его мощнейшая пружина всей деятельности скрыта до сих пор. К концу 1990-х в России существовала сила, чьё влияние превосходило влияние всех политических партий и групп вместе взятых. Но странное дело: в СМИ по этому поводу — информационная пустота. И тогда, в СССР, и теперь, в РФ.

Объяснение этому заключается в том, что эта сила живет, здравствует до сих пор и контролирует не только крайне серьезные финансы, но и масс медиа. Она обладает немалым политическим весом, а само движение методологов, тесно связанное с «молодыми банкирами», рекрутирует, готовит и координирует тысячи менеджеров для всех сфер деятельности в РФ. И не только в РФ.

Петр Щедровицкий

Сын ГП — Петр Щедровицкий — ныне является неформальным лидером методологического движения. В движении в разное время участвовало большое количество различных чиновников, управленцев, ученых и политтехнологов, многие из которых до сих пор остаются лояльными его идеям. Их влияние сохранилось и до наших дней: к примеру, представителями методологов (якобы) являются такие уважаемые люди как Вячеслав Сурков и Елена Мизулина.

Петр Щедровицкий считается одним из соратников и близких советников Сергея Кириенко, нового замглавы президентской администрации, сопровождая его на разных должностях с конца 90-х. В 1999 году он консультировал общественно-политическое движение Кириенко «Новая сила». По неофициальной информации, в настоящее время Щедровицкий считается человеком, обладающим особым влиянием на него. Именно Щедровицкий считался идеологом проекта «Кириенко – президент России-2008».

Сергей Кириенко создал при Росатоме «мозговой центр» методологов, который в ранге вице-президента Росатома и возглавляет Пётр Щедровицкий.

Во всем виноват…(с)

Еще одним известным проектом Щедровицкого является разработка концепции и группы пилотных проектов реорганизации РАО «ЕЭС России», руководимого А.Б. Чубайсом, осуществленная в 1999 году.

В 2008 году аналитики Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов и Александр Собянин описывали одну из властных группировок России следующим образом:

«Сам Анатолий Чубайс вовремя соскочил с чужеродного для России поезда либералов-западников — в кадровой работе сделал ставку на мощный потенциал методологического движения советского психолога и философа Георгия Щедровицкого (наиболее крупную часть методологов возглавляет сын Георгия Щедровицкого Петр), а в качестве идеологии выбрал энергичную и безопасную концепцию «либерального империализма».

В состав группы входят:

— Анатолий Чубайс — глава РАО «ЕЭС России»,
— Александр Волошин — председатель совета директоров РАО «ЕЭС России», бывший руководитель администрации президента,
— Алексей Кудрин — министр финансов (контролирует алмазодобывающего монополиста ЗАО «АК АЛРОСА»),
— Герман ГРЕФ — глава ОАО «Сбербанк России»,
— Сергей КИРИЕНКО — глава Госкорпорации «Росатом»,
— Аркадий ДВОРКОВИЧ — начальник экспертного управления администрации президента,
— Эльвира НАБИУЛЛИНА — министр экономического развития и торговли РФ,
— Леонид МЕЛАМЕД — руководитель госкорпорации «Российская корпорация нанотехнологий».

Осколок ельцинской эпохи, группа главного идеолога приватизации в РФ является хорошим свидетельством того, как поддержка извне — американская и международных финансовых кругов — может позволить выжить группе влияния и даже скрыто оппонировать существующей власти. Кроме того, Анатолий Борисович опирается на один из существующих центров подготовки управленцев в РФ — методологов Щедровицкого, которых он за свою бытность во власти расставил в таком количестве и на такие должности, что бороться с ним бесполезно (в Интернете фигурируют списки в сотни методологов-управленцев в регионах РФ и топ-менеджеров крупных компаний)»…

Кстати, о либеральной империи

Приход Путина к власти поставил перед режимом задачу устойчивого проведения реформ, сближения с Западом и устранения олигархических войн. (Якобы) для решения задачи встраивания в западный клуб был приглашен Президент Всемирного Банка Вульфенсон, и его команда составила проект реформ, который потом осуществляли Кудрин и Греф.

Речь шла о превращении России в подвозчика сырья для «золотого миллиарда». Для российского населения необходимо было идеологически обосновать этот проект. Так возникла программа «Либеральной Империи» Чубайса, в основе которой лежал принцип расширения пространства «русского мира» за счет скупки олигархами собственности на постсоветском пространстве и подчинении «политикой трубы» местных элит.

В устах Путина это получило название «построение сырьевой сверхдержавы».

Русский Мiр

Известно, что корни этой идеологемы восходят к концу 1990-х годов, когда три политтехнолога — Петр Щедровицкий, Сергей Градировский и Ефим Островский — сконструировали концепт «русского мира» как одно из решений проблемы распадающейся постсоветской среды. Петр Щедровицкий определял «русский мир» как «сетевую структуру больших и малых сообществ, думающих и говорящих на русском языке».

Для последователей Щедровицкого территории не важны, даже государственные границы для них в условиях новой глобальной экономики — отмирающее явление. «Мир новой России — это не наступающий мир, ищущий новых земель. Мир России — это мир восходящий и развертывающий новые образы будущего», — пишут Щедровицкий, Островский и Кириенко.

Россия, по их представлению, должна стать не только и не столько экономическим лидером (хотя и без этого никуда), сколько показать пример в развитии «мышления» и «гуманитарных технологий», в том числе и технологий управления обществом.

Однако, только ли? Проследим за риторикой методологов на «I международной конференции «Русский Мiр – проблемы и перспективы» в 2002 году, где и были заложены основы нынешних, посткрымских скреп:

«А. Был провозглашен зачин реализации «русского проекта» — антикризисного цивилизационного проекта Российской Федерации.

Б. Слово «империя» либо «неоимперия» в итоговую резолюцию не попало, зато вовсю и многожды произносилось словосочетания про «русские диаспоры» и их «российскую метрополию».

В. «Русский народ» был признан разделённым народом и, мало того, в целях формирования у него «позитивного мироощущения» полагалось необходимым и целительным воздействие, прежде всего, через электронные СМИ на социальную психологию оного.

Г. В процессе дискуссий обозначились, но не нашли отражение в резолюции, расколы участников (конференции) по отношению к ценностям: монархии, необходимой «чистоты русской крови» и Православия».

Утверждается, что после присоединения Крыма и событий в Донбассе это словосочетание приобрело другое значение: Россия пытается вернуть себе территории царских времен, причем скорее силовым путем. «Там, где говорят по-русски, там и Россия, а значит, эта земля должна войти в состав государства» — такой была суть воззрений новых адептов Русского Мiра, типа Игоря Стрелкова или бизнесмена Константина Малофеева.

Крым-Донбасс

Возможно, возможно, Крым и Донбасс — это не дело рук методологов. Возможно, это — простое совпадение, что в крымско-донбасских событиях особую роль сыграл Стрелков — человек, который в течение многих лет тоже игрался. Он жил в рамках иной, но, отметим это, тоже игровой практики — военной реконструкции. И, совместно с товарищами, доигрался до, фактически, гражданской войны в том самом Русском Мiре, за который, вроде и боролись.

Что это — противоборство двух проектов Русского Мiра? Или две стороны одной медали?

Я не знаю. Но это внешнее совпадение — склонность к игре — говорит о многом…

О чем я? А о том, что в нашем мире есть жестокая и крайне враждебная человечеству сила, которая плевать хотела на любые намерения людей, но использует ВСЕХ, кого может, всех, кто готов поиграться с нею. И будучи на порядки сильнее, крутит такими игрунами как хочет.

Менее удачливые последователи

Но вернемся к основателю. Гениальная задумка Г.П. Щедровицкого — захват умов и формирование тайной ложи через стратегические игры — ни на йоту не приблизили его лично к вожделенной власти. Да, сам Георгий Петрович не встал во главе новой России (тут его расчёты дали осечку). Встали совсем другие люди. И одним из них был Михаил Ходорковский.

«Будет нефть — будут деньги!»

В свое время у Юкоса, в рамках их программы “Новая цивилизация”, существовали лагеря подготовки молодежи, начиная со школьного возраста. В них царил дух корпоративной этики…

Здесь дети учатся зарабатывать и складывать на свои личные счета “рудолы” — деньги Ньюландии (от РУбль-ДОЛлар). Кто больше заработает, тот передовик.

Кто обойдет других при выборах на должность министра финансов Ньюландии, а конкурентов завалит — тот самый большой молодец. А уж кто всех задвинет, а сам станет президентом игрового ЮКОСа — тот просто удалец.

Были пионеры — всем ребятам примеры, а стали навигаторы — всем ребятам кранты.

Корпоративный дух навигаторов питался как бы из двух разных источников. Один — это идеология ярого индивидуализма. Под девизом: сам выплывай, а товарища утопляй. А вот второй — это как раз нечто корпоративное. Ну, как бы вариант коллективного. Только все-таки не то.

От коллективного там были линейки, сборы, доски почета, поиски спрятанного знамени ЮКОСа (тоже игра), совместные песни. Они давали ощущение приобщенности к своего рода “тайному” сообществу. Нечто вроде масонской ложи. Но разве масонов можно назвать коллективистами? Что то вроде:

«Мы — в одной ложе, но уж внутри нее каждый за себя. И ты, “друг”, имей в виду, что во время деловой игры в выборы, или при конкуренции наших банков, или там, при заключении договоров на поставку нефти в Китай, чуть зазеваешься, я так огрею тебя рудолом, что уже не встанешь. Сгною и похороню по первому разряду с кистями и глазетом.»

Фактически, в воспитательной системе, созданной по заказу корпорации ЮКОС, причудливо соединились психологические разработки современной тоталитарной секты, минимализм английского скаутизма, идеологемы преданности режиму, характерные для фашистской Германии, и реквизит сталинской эпохи.

Дети, прошедшие через лагеря ЮКОСа, не умеют петь, сочинять стихи и играть в КВН, они должны быть однолинейны, запрограммированы на однозначные действия, как в армии, они носят значки “Свободу Ходорковскому!”, молятся корпорации и словно заведенные повторяют слова основного лозунга, висящего над входом в лагерь: “Будет нефть — будут деньги!”

Не знаю, кто назвал все происходящее здесь игрой в гражданское общество, это не гражданское общество, а строго корпоративное, а сама игра — это жесточайшее зомбирование детей в инкубаторе на предмет дальнейшего использования по узкому профильному назначению.

Мне не известно, в какой степени Ходорковский знал учение Щедровицкого, и проходил ли он лично через игры. Но, в любом случае, ясно, что эти летние школы ЮКОСа — это по методологии и своей конструкции точные клоны ОДИ. Только хуже и примитивнее.

Дети, воспитанные в слепой преданности корпорации — почти полмиллиона слушателей, прошедших обработку за восемь лет — мыслились как массовый “кадровый резерв” по переходу власти в руки преданных сторонников Ходорковского. Причем, власти во всех этажах — от бизнеса, до судов, прокуратуры, силовиков, СМИ и политики.

Диссертация, написанная в Кущевке

После прогремевшей на всю Россию резни в станице Кущевская стали вскрываться любопытные факты о жизни Сергея Цапка, главаря банды, учинившей жестокую расправу. В частности, выяснилось, что незадолго до этого Цапок защитил кандидатскую диссертацию, в которой анализировались различные модели управления обществом. Да! В промежутках между лихими налетами на фермеров и уличным разбоем Цапок писал кандидатскую диссертацию. Диссертация основательная, список первоисточников впечатляет.

Что искал лютый бандит в трудах философа Мамардашвили, социолога Чесноковой и методиста Щедровицкого?

Многие считают, что Цапок просто купил свою диссертацию и исследованиями таких ученых как Щедровицкий, Чеснокова или Мамардашвили интересоваться не мог, скорее всего, ни разу даже не слышал таких имен. Но нет — Цапок действительно интересовался философскими научными разработками, причем, исключительно в их прямом практическом приложении. Зачем? Кажется, он пытался нащупать наиболее рациональные способы управления группами людей.

Он всеми силами пытался пролезть во власть. И ведь все у него получалось! Он стал районным депутатом, а потом и членом Совета молодых депутатов Краснодарского края, активно участвовал в публичных мероприятиях. Кандидатская диссертация по социологии стала еще одним шагом по карьерной лестнице в большую власть.

Трактат Цапка во многом построен на реальных опросах местных жителей. Все как положено: таблицы, выкладки… Из опроса. Бывший школьный учитель, ныне пенсионер Андрей Васильевич:

«Диссертацию, говорите, защитил? Не удивлен. Отморозок был с закидонами. По станице анекдоты ходили. Шестерка его чуть до смерти не забил за ерунду местного паренька из ПТУ. Так Цапок его наставлял: «Дьявол играет тобой, когда ты не мыслишь точно. Бей в меру!» Ну, как вам философия?»

А ведь эта фраза не кого-нибудь, а самого Мераба Мамардашвили!

«Зачем ему диссертация? – переспрашивает другой житель станицы. – Он думал, что раз уж у него все схвачено, то и здесь надо застолбить. Это ведь ступенька в большую власть, так чего ж на нее не забраться, пока денег куры не клюют».

Досужие разговоры о том, что Цапок просто нахватал кусков из чужих работ в Интернете, не подтвердились. Не компиляция. В любом случае защита Цапка запомнилась его официальным оппонентам.

«Невозможно утверждать, помогали ему писать диссертацию или нет, но факт есть факт – защищался он четко, был абсолютно в курсе текста, оперировал сложными понятиями, — говорит оппонент Цапка доктор социологических наук Татьяна Марченко. – На все вопросы отвечал со знанием дела. На защите, случается, люди в обморок падают от волнения, а он был очень спокоен. Ни у кого и мысли не возникло, что это какая-то экзотическая персона. Но все же вряд ли он писал диссертацию из любви к науке. Не исключено, что хотел глубже узнать ту среду, в которой «работает». У него, я думаю, был практический интерес».

Судя по содержанию диссертации, Цапка особо интересовали две темы: протестный потенциал крестьян и православный хозяйственный этос.

Из опроса. Бывший работник агрофирмы «Артекс-Агро» Леонид:

«Сережа быстро усек, что милицию бояться нечего, если кто-то и поднимет голову, то только простые жители. Вот и начал рассуждать – будем бунтовать или нет? Да только переживал он напрасно. Час длилась резня в доме Аметовых, раздавались крики, но никто не вышел, даже в милицию не позвонили. Почему столько лет молчали? Я не знаю, что с нами произошло. Мы думали, что так везде и что уж тут сделаешь».

Из всех возможных способов управления социумом он выбрал сверхнасилие. Большинство селян на вопрос из анкеты Цапка, чего они боятся в настоящее время, ответили — стать жертвой преступления. Слыша такие ответы, Сергей, вероятно, испытывал глубокое удовлетворение, ведь его метод устрашения сработал. Станица склонилась перед ночной властью.

Однако, Цапок не сводил формулу успеха исключительно к насилию. Цапок интересовался социальным проектированием, проявлял интерес к работам социолога Щедровицкого.

«У Щедровицкого была идея, что мировоззрение можно изменить махом, достаточно придумать подходящую модель управления, — говорит доктор социологических наук Татьяна Маркова. — Представляете, какая была бы беда, если бы мировоззрение действительно менялось не эволюционно, а разом — под чьим-либо воздействием? Общество зомби».

Цапок желал знать, можно ли применить методы Щедровицкого в своих корыстных целях. И как тому мешает, а, может быть, наоборот способствует вера? Он мыслил парадоксально и, в то же время, рационально. Например, православие принято относить к непродуктивным культурам. Конкуренция, успех, как возвышение над другими, не входит в наш хозяйственный этос. И это, вроде бы, непродуктивно, так по крайней мере считают некоторые либеральные экономисты. Однако православный экономический человек представляет хозяйство, как очень гармоничный мир, где все трудолюбиво выполняют предназначенные им роли. Если есть воля, способная каждому определить его роль, то православная модель будет работать, как часы, и это гораздо выгоднее, чем любая продуктивная модель культуры, протестантская, к примеру.

Так считал Цапок. Он видел проблему лишь в усвоении православной хозяйственной модели. Считал, что это связано с небольшой степенью воцерковленности людей и слабым знанием основ веры. Цапок интересовался работами социолога Валентины Чесноковой, которая оценивала степень воцерковленности современного российского общества на уровне не более сорока процентов…

У банды Цапка была своя идеология. Во главу угла они ставили спорт и дисциплину. Цапок бдительно следил, чтобы его бандиты посещали церковь, на Пасхе вся братва обязательно присутствовала на богослужении. Цапковские думали и о подрастающем поколении, приваживали ребят из местного училища, особенно сирот, запрещали пить и курить, строго приказывали по вечерам ходить в спортзал, где с ними занимались рукопашным боем специально приглашенные инструкторы из Ростова. Главари строго следили за выполнением своих наставлений. За ослушание наказывали жестко. В определенном кругу молодежи попасть к цапкам – было все равно, что сделать хорошую карьеру.

Согласитесь, Цапок формировал свою банду последовательно и грамотно, с прицелом на будущее.

Из разговоров с жителями Кущевки запомнился такой момент.

«Цапок был бесом, а вы хотите его представить обыкновенной гопотой. Если бы не случай с этой жуткой резней, когда его шестерки убили 12 человек, Сережа в скором времени прорвался бы во власть».

А что? Ведь прорвался бы! И правил бы нами – чисто по-научному.
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0