В этой статье речь пойдет о серьезных вещах, — о тех, о которых у нас мало кто задумывается. Почему? Потому, что страшновато как-то, но тем не менее надо для того, чтобы привести сознание в порядок. Ибо в том хаосе, в котором оно пребывает по факту калейдоскопичности восприятия всего окружающего, — все это не может влиять на его развитие в позитивном ключе.

Опорой в данной статье мне будет одна мысль, которую я еще в юношеском возрасте прочёл у моего Учителя – Роберта Шекли, который высказался не примерно, а точно в таком ключе: «… это те, кто уже не притворяются живыми…» И мысль эта запала мне на всю жизнь, ведь с тех пор, как я впервые прочитал ее в его романе «Хождение Джоэниса», прошло уже 2019 минус 1998 год… Сколько лет? Я считать не буду, мне страшно…

А вся цитата из места в этом романе звучит так, я должен привести ее полностью, потому что иначе никак вообще в этой статье, к замыслу к этой статье:

— Сэр, — обратился Джоэнис, — не могли бы вы уделить минуту вашего ценного времени и рассказать страннику о великой и целенаправленной деятельности, которую я наблюдаю вокруг?

— Ты что, псих? – буркнул прохожий и заторопился прочь. Но следующий, кого остановил Джоэнис, тщательно обдумал этот вопрос и произнес:

— Вы называете это деятельностью?

— Так мне кажется, — ответил Джоэнис, глядя на бурлящую толпу. – Между прочим, меня зовут Джоэнис.

— А меня – Чевоиз.

— Чевоис?

— Нет, Чевоиз, — как в «чево изволите». В ответ на ваш вопрос я скажу вам, что, то, что вы видите – не деятельность. Это паника.

— Но чем она вызвана? – поинтересовался Джоэнис.

— В двух словах, они боятся, что если прекратят суетиться, то кто-нибудь предположит, что они мертвы. Это очень скверно, если вас сочтут мертвым, потому что тогда вас могут выкинуть с работы, закрыть ваш текущий счет, повысить квартплату и отнести в могилу как бы вы ни отбрыкивались.

Джоэнису ответ показался неправдоподобным и он сказал:

— Мистер Чевоиз, эти люди не похожи на мертвых. Ведь на самом деле, без преувеличения, они не мертвы, правда?

— Я никогда не говорю без преувеличения, — сообщил ему Чевоиз. – Но так как вы приезжий, я постараюсь объяснить проще. Начнем с того, что смерть есть понятие относительное. Некогда определение ее было примитивным: ты мертв, если не двигаешься в течение длительного времени. Но современные ученые очень внимательно изучили это устаревшее понятие и добились больших успехов. Они обнаружили, что можно быть мертвым во всех важных отношениях, но все же передвигаться и разговаривать.

— Что же это за «важные отношения»? – спросил Джоэнис.

— Во-первых, — сказал Чевоиз, — ходячие мертвецы характеризуются почти полным отсутствием чувств. Они могут испытывать лишь страх и злобу, хотя иногда симулируют другие эмоции, подобно тому, как шимпанзе неумело притворяется читающим книгу. Далее. Во всех их действиях сквозит какая-то роботообразность, которая сопутствует прекращению высших мыслительных процессов. Часто наблюдается рефлексивная склонность к набожности, что напоминает спазматическое подергивание цыпленка, которому только что отрубили голову. Из-за этого рефлекса многие ходячие мертвецы бродят около и вокруг церквей, а некоторые даже пытаются молиться. Других можно встретить на скамейках в парках или возле входа в метро…

— А-а, — перебил Джоэнис, — гуляя вчера поздно вечером, я видел подобных людей.

— Совершенно верно, — подтвердил Чевоиз. – Это те, кто уже не притворяются живыми. Но остальные копируют живых с умилительным старанием, в надежде остаться незамеченными. Однако, они частенько перебарщивают, и их легко определить по слишком оживленному разговору, по чересчур громкому смеху…

— Понятия не имел, — признался Джоэнис.

— Это большая проблема, — продолжал Чевоиз. – Власти изо всех сил стараются решить ее, но она чудовищно разрослась.

Мы ведь все полагаем себя существами вполне разумными, принимающими решения по собственной воле, самостоятельно. Верно? А как происходит на самом деле, — давайте будет честны с самими собой, хотя бы. Все наши решения и все наши желания подчинены общественной рекламе, то есть тому продукту, который нам навязывают по всем – буквально по всем – сферам жизнедеятельности человечества: от того момента, как именно почистить зубы и до того, как правильно лечь или, точнее, уложить покойника в гроб, то есть от начала и до самого конца. И мы как-то об этом даже не задумываемся, ведь нам постоянно некогда, дело много, и нужно всегда торопиться, нужно спешить, чтобы успеть хоть что-то совершить в жизни… полезного. Так всем нам кажется. Верно?

А как обстоят дела на самом деле, если вдуматься? А они обстоят страшновато. Ведь все мы похожи на «белку или хомяка (у меня хомяк живет в доме) в колесе – есть колесо, туда помещается животное и… начинается «беготня по кругу». Почему? Да ни почему, просто, если есть колесо, то надо бежать и все. Таков тот закон, который нам это колесо навязывает. И если животным это простительно, то простительно ли это нам – вроде бы существам разумным? Не думаю.

Да. Все так. Но ведь и животное в колесе бежит не просто так, а потому, что… Что? Оно хочет вырваться наружу, хочет стать свободным, совершенно не осознавая того, что имеет дело с «колесом», откуда нет выхода и не будет никогда, поскольку оно замкнуто. Выход может быть лишь одним – завершением энергии в организме, но тогда, когда энергия в нем закончится, не останется и сил, чтобы осознать, ЧТО ВООБЩЕ ПРОИЗОШЛО С ТОБОЙ В ТЕЧЕНИЕ ЖИЗНИ… Верно же?

источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0