Африканское вуду
С исторической точки зрения большинство коренных народов Африканского континента связаны с культом предков и анимизмом (обожествление животных). В некоторые места — Эфиопию, Малагасийские страны — миссионеры-католики принесли свою веру.

Мифология африканских народов строится на институте многочисленных жрецов, выдающих себя за магов и колдунов, а также на широко разработанной системе «тайных обществ», члены которых занимаются ведовством, магией, гаданиями, пророчествами, жертвоприношениями, ритуальными убийствами и даже практикуют каннибализм. Здесь во всех странах существуют свои, зачастую связанные напрямую с магией, обряды, которые являются «привилегией» только посвященных. Большое место в африканской религии уделяется борьбе со злыми духами.

В октябре 1962 года в Верховном суде Танганьики, в столице страны — Дар-эс-Саламе слушалось дело над тремя женщинами, обвиняемыми в колдовстве, магии и ритуальных убийствах. Сидевшие в зале люди стали свидетелями леденящей душу истории. Все произошло в густых тропических джунглях, среди: дымящихся испарениями зловонных болот в дельте крупной реки Руфиджи.

В этом обширном регионе, каких в Африке немало, тысячи: простых людей позволяют закабалять себя таким, как Ньямасени и ее злодейки помощницы.

Дурная слава об этой могущественной, злой ведьме распространилась по всей территории дельты. Живущие здесь приходили при виде ее в ужас и бежали от нее, как от чумы, хоронясь в густых зарослях, потому что они знали — встреча с ней опасна.

В Восточной Африке колдовство и магия — дело наследственное и передается в семьях, где завелась ведьма, от одной родственницы к другой. Существует поверье, что, когда ведьма умирает, ее дух проникает в бутылку и пребывает там до тех пор, пока он не «внедрится» в другого члена семьи. Кандидатку в ведьмы посвящают в древние тайны магии и ведовства, и она по праву занимает хижину усопшей и завладевает всем ее имуществом. Никто у нее при этом не спрашивает, хочет ли она стать ведьмой. Если девушка отказывается, то тем самым навлекает на себя всеобщее проклятие соплеменников. Выбор сделан за нее другими, ей только остается попрощаться с членами семьи, друзьями и перейти в другой мир, мир Тьмы и вечного Страха.

Восемнадцатилетняя Забибу, племянница Ньямасени, ужасно испугалась, когда в 1960 году к ней однажды пожаловала тетка и заявила ей, что ее избрали для обучения черной магии. Но еше больший ужас ей пришлось пережить через несколько дней, когда ее тетка, старшая ведьма, привела ее на сборище себе подобных в соседнюю деревню для процедуры инициации. Все собравшиеся, выстроившись в затылок друг дружке, направились в джунгли. Процессия была похожа на черную извивающуюся змею. В гуще тропического леса они остановились и стали кругом перед каким-то предметом, лежащим на земле. Приглядевшись, Забибу, к своему великому ужасу, увидела, что это — маленькая девочка. Она лежала неподвижно. Позже Забибу узнала — девочка была парализована настойкой из специально подобранных трав.

Три ведьмы, выйдя вперед, сбросили с себя одежды. Одна из них схватила безжизненное тело девочки за ноги, вторая — за руки. Третья, выхватив длинный кривой нож, одним сильнейшим ударом отсекла ей голову, потом отсекла от трупа руки и ноги, а сам труп перерезала пополам. Каждая из главных ведьм получила по куску плоти несчастной жертвы. Им поручалось ее засушить и потом истолочь в порошок.

Через несколько месяцев главная помощница Ньямасени, сорокалетняя Замбата, зашла к Забибу и сказала, что ее тетка наложила заклятие на ее мужа (они только недавно поженились) и теперь ему суждено умереть. Она протянула ей тыкву с «лекарствами» и велела их подсыпать ежедневно в пишу Масуди. Забибу не посмела ослушаться.

Вскоре здоровый и цветуший парень стал худеть, хиреть на глазах и, казалось, то и дело впадал в летаргический сон. Он понятия не имел, что с ним происходит, а Забибу молчала, старалась лишь уменьшить, как могла, приписанную дозу отравы.

Пригласили знахаря, но и тот не смог определить, что за болезнь изматывает мужчину. Наконец наступил день, когда несчастный Масуди впал в кому. В дом тут же явились несколько ведьм во главе с теткой. Схватив умирающего за руки и ноги, они потащили его в джунгли, чтобы совершить там ритуальное убийство до наступления его смерти. Разрыдавшись, Забибу бросилась к своему свекру и все ему рассказала. Тот вызвал полицию. Все виновницы оказались на скамье подсудимых…

Между современными африканскими преданиями и легендами средневековой Европы существует поразительное сходство.

Африканская мифология просто кишит добрыми и злыми духами. Центральное место в ней занимает высшее, довольно расплывчатое существо, творец всего живого на земле, и его имя меняется от одной страны к другой, от одного региона к другому. Последние исследования африканских верований свидетельствуют о невероятной живучести колдовства и магии среди африканцев.

Во всей Африке наблюдается неколебимая уверенность в существовании загробной жизни. Духи мертвых являются мошным орудием в практике черной магии. Самый злобный из всех духов по имени Нгворекара управляет всеми душами умерших.

По представлениям африканцев, злые духи никогда не сидят на одном месте. Они постоянно перемешаются в пространстве, а их самой заветной мечтой, самым большим желанием является стремление причинить как можно больше страданий и мук людям. А если удастся, то и убить их.

Даже сегодня, в наши дни, колдовство, как черное, так и белое, широко практикуется в Африке, и оно очень мало изменилось за тысячу лет. Цивилизация не покончила с древними суевериями и поверьями, а, напротив, только их укрепила. И в этом нет ничего удивительного — натиску нового, чужого, непривычного консервативные африканцы противопоставляют свое, старое, знакомое и понятное.

Для современной Африки колдун-лекарь — то же самое, что и белая ведьма для темного крестьянина в Европе. Такой колдун является наследным владельцем всех тайных способов волшебного исцеления, до тонкостей знает, как нужно пользоваться чарами и заклинаниями. Он способен по наитию определить, где искать потерянные или украденные веши, одновременно он выполняет и двойную роль — знахаря и пророка. Кроме того, он умеет распознавать ведьм и снимать со своих клиентов наложенные ими злые чары. Хорошо известен здесь и Сатана, или Дьявол, все его злокозненные проделки. В Египте, например, до сих пор считают, что различного рода галлюцинации — это дело рук Сатаны. А истерические припадки, слепоту и глухоту, как и в Европе, приписывают губительному воздействию колдовства и сглаза. Народность ибо в Нигерии по сей день верит, что ведьмы способны превращаться в огненные шары и летать ночью по небу на свои шабаши.

В Сьерра-Леоне есть старинный «тест» на ведовство: если член племени умер при таинственных обстоятельствах, то у него вырезают селезенку и опускают в сосуд с водой. Если она тонет, то, значит, смерть вызвана демоном.

Ведьмы Ганы часто хвастают способностью убивать своих врагов магическими, известными только им средствами. В Лесото до сих пор бытует легенда о людях-леопардах, которые превращаются в диких зверей и убивают своих врагов. К сожалению, у такой легенды есть вполне реальное, отнюдь не мифическое основание…

«Общества леопарда» в Сьерра-Леоне существовали с незапамятных времен и наводили панический страх на жителей. Их члены, обрядившись в шкуры леопардов, выходили по ночам на охоту на людей, убивали их и съедали. Но эти общества действовали с такой осторожностью, что английские колониальные власти ничего с ними не могли поделать. Все, конечно, знали, что в Африке существуют ритуальные убийства, но никто и не предполагал, что они могут достичь таких громадных размеров в крошечной Сьерра-Леоне. Цель ритуальных убийств — не столько людоедство, сколько получение из тела жертвы всесильного магического препарата «борфимора», очень сильного снадобья, дающего его обладателю право господства над другими людьми. У многих примитивных народов представление о звере и жертве связывается с высшим существованием. Кроме того, шкура леопарда заставляет воина испытывать чудовищную жару, а перегрев тела, по мнению туземцев, это главное условие для превращения его в мага, шамана, знахаря.

Говоря о колдовстве, белой и черной магии в Африке, нельзя не упомянуть о том, что они все чаще превращаются в орудие достижения политических целей. Среди тех, кто осмелился применить колдовство в этих целях, можно назвать одно из самых кровожадных племен мау-мау, которое попыталось в середине пятидесятых свергнуть правительство Кении. После утомительной магической церемонии, во время которой каждый мау-мау давал семь клятв и мазал себе лоб кровью принесенного в жертву козла, все члены племени убеждались, что в достаточной степени исполнились волшебной силы, чтобы бросить властям вызов и начать штурм президентского дворца в Найроби. Но из их затеи ничего не вышло, и колдунов-мятежников разогнали британские отряды сил безопасности. Такой же случай произошел через несколько лет в конголезской провинции Катанга. Членов племени симбас местные колдуны-знахари убедили, что им с помощью магической силы надлежит добыть «свободу». С помощью сильнодействующих возбуждающих снадобий их всех ввели в транс и внушили, что они теперь — воины-невидимки, что они бессмертны и никакие пули им нипочем. Трудно сказать, какую роль в этих политических событиях сыграла магия, но «мятежная» провинция Катанга на самом деле отделилась. Впрочем, воздействие магии оказалось скоротечным, и через некоторое время при помощи наемников и миротворческих сил ООН Катанга была вновь возвращена в состав единого государства Конго.

Во многих, если не во всех частях Африки ритуальная магия все еще неразрывно связана с жизнью племен и является составной частью политики.

Колдуны-знахари и ведьмы до сих пор остаются могучей силой, и зачастую более могущественной, чем власть цивилизованных африканских правителей, стремящихся вовлечь свои страны в орбиту западного просвещенного мира.

Колдовство и оккультизм» Л.Каневский

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0