Россия собирается отказаться от программы использования тяжелой ракеты «Ангара-А5П» для пилотируемых запусков. Это прямое следствие значительно урезанного бюджета федеральной космической программы на 2016–2025 годы, которая будет профинансирована на 1,4 триллиона рублей вместо ожидаемых 2 триллионов.

Предполагалось, что первый старт «Ангары» с новым космическим кораблем «Федерация» будет осуществлен с космодрома Восточный в 2021 году. В дальнейшем эта ракета-носитель должна была стать основой российской лунной программы, намеченной на 2030-е годы. Теперь перспективы всего проекта «Ангара», на который за четверть века было потрачено более 160 миллиардов рублей, туманны. Лунная программа отодвигается на еще менее определенные сроки, а космодром Восточный на долгие годы останется второстепенным, если не запасным. На сегодняшний день “Ангара” была запущена только один раз – с космодрома Плесецк в 2014 году (не считая суборбитального тестового пуска). Восточный тоже может похвастаться только одним пуском – ракеты-носителя “Союз-2.1а” в апреле 2016 года. Впрочем, в смене приоритетов есть и положительная сторона: затянув пояс, российская космонавтика отказывается от дорогостоящих политических проектов в пользу потенциально более эффективных программ.

По данным собеседника агентства ТАСС в российской космической отрасли, Роскосмос откажется от строительства части инфраструктуры для запуска «Ангары» на космодроме Восточный. Здесь планировалось возвести два стартовых стола – для грузовых и пилотируемых запусков тяжелой ракеты-носителя, теперь будут строить разве что один – грузовой пуск «Ангары» с Восточного по-прежнему запланирован на 2021 год. А вот для перспективных пилотируемых запусков в РКК «Энергия» будет разрабатываться новая ракета, «Феникс» – полностью российский аналог российско-украинской средней ракеты «Зенит». Для пусков «Феникса» можно использовать стартовые комплексы «Зенита» на Байконуре и на плавучем космодроме Sea Launch, то есть дополнительные капитальные вложения в пусковую инфраструктуру не понадобятся. Виталий Егоров, сотрудник компании Dauria Aerospace и эксперт в области космонавтики, считает, что это может быть самым разумным выходом в условиях сокращения бюджета.

– ​Почему проект «Ангары» не получился?

– «Ангара» родилась как постсоветский проект, когда связи между республиканскими производствами разорвались и их нужно было заново налаживать. У России возникла идея создать собственные тяжелые ракеты. Под нее устроили конкурс проектов, который выиграло ГКНПЦ им. Хруничева, победивший проект начал получать финансирование – в 90-е годы мало, потом больше. В конечном счете, получилась ракета. При этом все задачи, которые перед ней ставились, то есть выведение средних нагрузок, тяжелых спутников, и так выполнялись существующими ракетами – «Союзом», «Зенитом» и «Протоном», которые продолжали летать все то время, пока разрабатывалась «Ангара». Фактически она получилась ракетой без своей задачи, при этом в два раза более дорогой, чем «Протон», который может выводить с Байконура такую же нагрузку. Даже военные, у которых, казалось бы, много денег, не заинтересованы в ракете, которая в два раза дороже российской же разработки. Но «Протон» летает только с Байконура, который находится в Казахстане. С Казахстаном регулярно возникали проблемы: происходили аварии, а «Протон» использует в качестве топлива ядовитый гептил. Россия платит, конечно, за аренду Байконура, но эта плата не такая уж большая (115 миллионов долларов в год. – Прим.). Поэтому «Ангара» стала ракетой для демонстрации российской независимости в космосе, для нее построили стартовый стол в Плесецке, хотя с точки зрения географического расположения Плесецк – самый неудобный космодром для запуска тяжелой ракеты. Планируется стартовый стол для «Ангары» на Восточном, но пока в сущности все продолжает работать на Байконуре. Сейчас с Казахстаном наладились нормальные отношения (Казахстан примет участие в разработке «Феникса». – Прим.), стало понятно, что Казахстан и Россия готовы долгое время вместе работать на Байконуре. Поэтому в стартовом столе на Восточном для «Ангары» смысла нет, тем более что сокращается бюджет. Роскосмос принял решение, что лучше и дешевле продолжать эксплуатировать космодром «Байконур», более того, сэкономив на отказе от «Ангары» или на лишних стартовых столах «Ангары», можно получить деньги на разработку еще одной ракеты «Феникс». Ее только-только начали разрабатывать, но она уже смотрится перспективнее, если ее пускать с Байконура, чем уже имеющаяся «Ангара», под которую нет стартовых столов. Проще сделать новую ракету, чем продолжать носиться с «Ангарой».


– ​Почему на Восточном не построили стартовые столы для «Протона», который по характеристикам близок к «Ангаре», но вдвое дешевле?

– Ключевым аргументом стало токсичное топливо «Протона». Когда поднимался вопрос о строительстве Восточного, было очень сильное общественное противодействие, экологи поднимали шум на Дальнем Востоке. Роскосмос потратил немало усилий, чтобы убедить дальневосточную общественность, что ядовитых ракет не будет. Кстати, ученые, в том числе экологи, регулярно проверяют и места падений отработанных ступеней «Протона», и те места, над которыми он летает, и никаких следов токсичного воздействия его топлива не наблюдается. Проблема возникает, только если «Протон» летит ненормально и падает с полными баками куда-нибудь в поля. Он неудобный, громоздкий, ядовитый, но дешевый, поэтому его эксплуатация с Байконура вряд ли в ближайшее время прекратится.

– ​ТАСС сообщил, что Роскосмос отказывается от пилотируемых запусков «Ангары». Как вы думаете, грузовые будут?

– Говорят, что все-таки на Восточном будут строить стартовый стол. Думаю, это делается для того, чтобы сохранить способность России самостоятельно осуществлять пуски условно экологически чистых, во всяком случае, не ядовитых тяжелых ракет. При этом «Ангара» будет производиться очень малыми тиражами – просто для сохранения потенциала, чтобы все видели, что России не грозит потеря каких-то возможностей в космосе, если мы откажемся по каким-то причинам от «Протона».

– ​А коммерческие запуски «Союзов» с Восточного оправданы, другими словами, космодром может с пользой работать?

– В принципе, конечно, с Байконура их осуществлять дешевле, хотя бы потому, что из Самары, где производится «Союз», ближе везти ракету до Байконура, чем до Восточного. В то же время для сохранения российского потенциала Восточный должен существовать, должен работать. Какие-то ракеты туда будут отправлять, чтобы загрузить его работой, загрузить персонал, которому нужно учиться, набираться опыта. Большой заказ на пуски у Роскосмоса есть, это как минимум 20 ракет от европейско-американского стартапа OneWeb, который собирается выводить на орбиту огромное количество спутников для глобального интернета. Думаю, этот заказ будут выполнять в том числе и с Восточного.

– У проекта «Феникс» действительно хорошие перспективы?

– «Феникс» – аналог ракеты-носителя “Зенит”, которая была побочным продуктом разработки «Бурана». «Зенит» конструкционно – это один из боковых ускорителей от сверхтяжелой ракеты «Энергия», на которой летал «Буран», но это вполне самостоятельная и вполне эффективная ракета. Даже Илон Маск, когда его спросили в одном из интервью: «Какую ракету вы считаете лучшей, кроме Falcon-9?», ответил: «Зенит». Эта ракета послабее «Протона», но значительно дешевле, это самая дешевая ракета в своем классе и, в принципе, одна из самых дешевых в мире. То, что проект прекратился по вполне очевидным причинам, это печальная новость, но это неизбежный факт. Хотя сейчас есть надежда, что, может быть, производство будет возобновлено, как и сотрудничество российских и украинских производителей. В принципе, это в интересах и тех, и других. Но Россия понимает, что политические проблемы не должны влиять на космическую деятельность, нужно разрабатывать собственную ракету такого типа, тем более что «Зенит» использует российский двигатель РД-170. И такой проект под названием «Русь» начали делать в РКК «Энергия», но потом закрыли под давлением «Ангары», куда и передали все деньги. Теперь «Энергия» к нему вернется, производство будет налажено в Самаре, будут использоваться те самые двигатели РД-170, модификации, которые строились еще для «Бурана». Они сейчас нигде они не используются, кроме «Зенита», а жаль, это действительно, высококачественные, сверхэффективные, сверхмощные двигатели, им нет аналога в мире. Они должны летать. И надежда – на «Феникс», который не случайно так назвали.

– ​Можно ожидать, что за несколько лет РКК «Энергия» справится с разработкой ракеты практически с нуля?

– Я общаюсь с разными людьми, в том числе из «Энергии», они настроены очень оптимистично, всерьез верят, что способны выполнить эту работу за 5 лет. Если честно, глядя на современные темпы разработки космической техники в России, у меня на этот счет есть большие сомнения. Пять лет – это очень серьезный темп для разработки ракеты такого класса, с ним бы справился Сергей Королев, с ним бы справился Илон Маск. А вот Роскосмос – хорошо, если справится лет за семь.

– ​Как в свете новых планов может выглядеть российская программа пилотируемых полетов к Луне?

– В ближайшие 10 и даже 15 лет на Луну рассчитывать не стоит. Ближайшие 10 лет, сразу предупреждаю, сверхтяжелой ракеты вообще не будет, что бы там ни говорили по телевизору. Но в перспективе, когда сделают «Феникс» и он начнет летать, можно провести еще доработки и собрать 5 «Фениксов» в одну ракету. Издалека он будет похож на «Ангару», но в несколько раз больше, и вот эта ракета уже сможет запускать наших космонавтов до Луны. Тогда уже можно говорить серьезнее о возможности посадки россиян на Луну. Но для такой ракеты потребуется отдельный, дорогущий стартовый стол, который, наверное, все-таки будут делать на Восточном. Впрочем, я не верю, что его начнут делать раньше, чем через 15 лет.
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0