Михаил Крутихин: Я не очень верю, что война именно между Россией и США сейчас разгорится в Сирии. Мягко говоря, у России нет военного потенциала, который может противостоять США. В принципе если уж американцы решат нанести удары по двум российским базам в Сирии, двум американским эсминцам потребуется примерно 20 минут, чтобы стереть их с лица земли. Поэтому силы-то тут неравные.

Но экономические последствия конфликта могут быть очень серьезными, поскольку параллельно с какими-то военными действиями США введут радикальные санкции. Я не исключаю, что покупателям российской нефти, может быть не газа, а пока только нефти, за исключением Китая, придется под давлением Америки пересматривать набор своих поставщиков. И Россия может тут очень серьезно пострадать, поскольку прибыль от нефти — это основная часть доходов российского бюджета. Во-вторых, стоит последить за финансовыми последствиями: если американские законодатели ускорят прохождение закона о запрете покупки российского суверенного долга, то это будет огромный удар по российской финансовой системе.

России абсолютно не нужно было куда-то лезть, ни в Сирию, ни тем более на Украину или в Грузию. Вот этот политический авантюризм, который загнал Россию в самоизоляцию, это и есть причина так называемой русофобии — авантюризм и вражда с соседями. И не только с соседями: в Сирии, например, нет вообще никаких российских интересов — ни политических, ни экономических, ни тем более военных. И страна, у которой меньше 2% от мирового ВВП, сейчас тужится, пытаясь изобразить великую роль на мировой политической арене и делает это для собственного населения в основном. Не надо никуда лезть, нужно развивать свою собственную страну — тогда может что-то из этого и получится. Сейчас мы видим, что мы стоим на краю неприятностей — военных, не говоря уже об экономических — прежде всего из-за мании величия, ни на чем не основанной.

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0