«Летом 1993 г. у 10-го пирса Гаджиево стояло 4 атомные подлодки. На них смотрел с пригорка будущий капитан второго ранга, минный офицер Николай Завгородний. Неяркое солнце к обеду нагрело-таки бетон причала. Команды частично сошли на берег, частью занимались боевой подготовкой. Люки открыты, трапы пусты.

На самом конце пирса собралось более полусотни подводных котов – детей отсеков. Тут надо заметить, что на советском подводном флоте животных держать до новейших времен запрещали: в дизельных подлодках шерсть оседала грязью, чистоту поддерживать было трудно. Ровно то же относилось и к людям – до войны в походе бриться не рекомендовали.

Кот

И лишь в корпусах огромных атомоходов позволили содержать животных. Как ни странно, коты в подлодке живут и нормально себя чувствуют. Если выросли в отсеке. Крыс они, конечно, гоняют, по мере сил. Но главное их предназначение – смягчение тяжелых условий плавания невинным видом и домашней атмосферой.

Подводники, отдадим им должное, любят хвостатых бойцов беззаветно. Редкие случаи, когда безмозглый матрос посягал от скуки на жизнь и здоровье животного, заканчивались жестокими избиениями. Осколки ребер озорнику вколачивали в легкие.

Лично я такую военную любовь к животным испробовал на себе летом 1985 г . в провинции Кунар. В БТР-80, где мне выделили место поспать, раньше меня расположилась пара саперов с овчаркой разминирования по кличке Альфа. Все полагали, что это татарское имя. Поздно закончив службу, я устало бросил ноги в люк машины, не подумавши. Наступил на собачку, та взвыла в темноте. Следующие полчаса ушли на извинения и заверения в любви к мохнатой 60-килограммовой псине: разъяренные саперы уже готовы были пристрелить меня.

Но вернемся к флотским котам. Сначала разрешалось держать одного кота на ракетоносец. Потом двоих. Потом кот появился в каждом отсеке. И наконец, появились экипажи, где к концу 70-х в каждом отсеке мяукало по несколько дополнительных матросов.

В тот день Завгородний наблюдал сбор котов четырех ракетоносцев класса «Гепард». Несколько десятков рыжих, старых, серых, молодых, черных, бойких, нередко одноухих, матросов грелись на редком северном солнце. Это было общение видавших виды.

Неожиданно на одном из «Гепардов» ревун завыл сигнал «Приготовление к боевому походу». Тут Коля рот и открыл: четверть котов, около 15 штук, немедленно поднялась с разных мест пирса и, выстроившись в цепочку, двинулась по трапу на тревожную подлодку. Котята и ветераны под звуки тревоги исчезали в чреве атомохода, растекаясь по закрепленным за ними отсекам.

Зрелище было невероятное. Люди еще не среагировали на сигнал, но верные службе животные уже спускались в отсеки сторожить силовые кабели от крыс. Светлая память тому исчезнувшему миру».

Валерий Ширяев

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0