Будучи 20 лет частью всемирной глобальной сети, Китай научился в совершенстве ее контролировать (пока на своей территории) и использовать как оружие (уже на чужой).

Китайский Учжен с 16 по 18 декабря примет Вторую всемирную интернет-конференцию или, как ее еще называют в русскоязычных СМИ, Всемирную конференцию по управлению интернетом.

Поднебесная не только принимает мероприятие, но и полностью организует его второй год подряд.

Российскую делегацию на конференции возглавит премьер-министр Дмитрий Медведев. Накануне визита он дал интервью изданию «Жэньминь Жибао», где, в частности, прокомментировал инициативу России, Китая и других стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) по созданию Правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности.

По словам Медведева, интернет-технологии все чаще используются для военно-политического противоборства, их взяли на вооружение преступники. «Первым шагом в создании международной системы безопасности в этой области могло бы стать принятие кодекса или правил поведения в форме мягкого права», — заявил премьер.

Упомянутый документ ШОС был внесен на рассмотрение ООН в сентябре 2011 года, затем в обновленной версии в январе 2015-го. Среди прочего, в нем говорится об обязанности государств «предотвращать использование другими государствами своей доминирующей позиции в сфере информационных технологий […] для подрыва права государств на независимый контроль над продуктами и услугами информационно-коммуникационных технологий».

О каких «доминирующих» государствах идет речь, и могут ли, наоборот, «отстающие» подрывать чужой контроль над интернетом, не уточняется. Также в документе не упоминается право на приватность и анонимность в сети, указано лишь, что все права и свободы человека в оффлайне должны соблюдаться и в онлайне, но с ограничениями — ради национальной безопасности и «уважения прав и репутации других лиц».

Соглашение ШОС — не единственное между Россией и Китаем в области интернета. В сентябре 2015 года компания «Информационные спутниковые системы», принадлежащая Росимуществу, объявила, что совместно с китайскими военными создаст низкоорбитальную систему широкополосной мобильной связи «Звезда связи».

В будущем это позволит странам ввести и альтернативную западной SWIFT систему банковских расчетов, и самостоятельно управлять доменами в обход министерства торговли США. Регулировать интернет тоже станет проще. Правда, у Пекина для этого значительно больше ресурсов, чем у Москвы.

Великий китайский файервол

С 2003 года в Китае действует «Золотой щит» — файервол, который блокирует доступ к основным к основным социальным сетям и интернет-сервисам — Facebook, Google, Twitter, к некоторым статьям «Википедии» и так далее. Список может меняться в зависимости от региона.

При этом власти позволяют развиваться местным интернет-гигантам: аудитория сервиса микроблогов Sina Weibo насчитывает 144 млн активных пользователей в месяц, у торговой площадки Alibaba.com (с недавних пор она осваивает и российский рынок) — 386 млн покупателей в месяц по всему миру.

Борьбой с «клеветой и дезинформацией» в китайском интернете занимаются специализированные «армии». В 2013 году правительство наняло 2 млн человек для отслеживания неугодных комментариев в соцсетях и на форумах. В том же Sina Weibo удаление комментариев может занимать минуты.

В свою очередь, «50-центовая» армия, состоящая из сотен тысяч солдат, от имени обычных пользователей пишет позитивные комментарии о властях. Получают за это солдаты далеко не 50 центов, как изначально предполагали медиа, а обычную месячную зарплату.

Параллельно с правительственными структурами существует «водная» армия, названная так за способность «наводнять» своими сообщениями. Это тысячи частных компаний, которые зарабатывают на написании фальшивых отзывов на товары и услуги. Власти не трогают эти компании до тех пор, пока те не вмешиваются в политику.

В 2014 году руководитель и сотрудник компании «Пекин Эрма Интерактивный маркетинг и планирование» получили четыре и три года тюрьмы соответственно за распространение слухов. Якобы бизнесмены опорочили известных людей, чтобы набить себе цену у потенциальных заказчиков черного пиара.

Самый громкий скандал был связан с интернет-знаменитостью Го Меймей: девушка любила фотографироваться на дорогих курортах, среди роскошных автомобилей и аксессуаров. По версии следствия, компания через проплаченные посты пустила слух, что Го Меймей состоит в интимных отношениях с кем-то из руководителей Китайского Красного Креста — крупной благотворительной организации, фактически управляемой государством. Взносы в Красный Крест резко сократились.

В сентябре 2015 года за решеткой оказалась и сама Го Меймей. Ей присудили пять лет по обвинению в организации нелегальных казино. Случай активно освещался в правительственных изданиях, однако он не слишком типичен для Китая. По данным «Репортеров без границ», в тюрьмах КНР по состоянию на декабрь 2015 года находится 84 онлайн-активиста и журналиста — гораздо больше, чем черных пиарщиков и моделей.

Пушка против третьеклассника

Самое же зловещее и загадочное изобретение китайской интернет-цензуры аналитики называют «Великой пушкой». Она отправляет на компьютеры в иностранных государствах вредоносный трафик и превращает их в «зомби». По подсчетам Университета Торонто, соответствующие скрипты включаются при каждом 57 заходе на крупнейший китайский поисковик Baidu (в 1,75% случаев).

Затем с помощью сетей «компьютеров-зомби» (ботнетов) китайские власти проводят DDoS-атаки на неугодные им ресурсы. Так «дидосили» популярный у программистов сервис для совместной работы над кодом GitHub и сайт GreatFire.org, помогающий обходить великий китайский файервол. К слову, российские IP-адреса в атаках не замечены — они либо игнорируются инициаторами атак, либо россияне слишком редко пользуются Baidu.

«Сравнивать Россию и Китай в плане регулирование интернета — это как сравнивать третьеклассника и взрослого человека, причем Россия — третьеклассник, — считает интернет-эксперт Антон Меркуров. — У нас есть реестр запрещенных сайтов, закон о персональных данных, закон о праве на забвение, ведутся дискуссии о запрете мессенджеров, пытаются перевести интернет-потоки в ведение компании «Ростелеком», однако этого недостаточно для полноценной цензуры, это не работает. Обмен опытом с Китаем здесь не поможет. В России нет ни денег, ни компетенций, чтобы построить свой «Золотой щит». Российская инфраструктура слишком запутана, чтобы ее перекрыть».

«Создать кодекс правил поведения в интернете на уровне стран — полезная для пользователей идея, — успокаивает заведующий кафедрой информационной безопасности Высшей школы экономики Александр Баранов. — Так создается дружеский климат, когда, например, ты работаешь с Alibaba.com и можешь быть уверен, что твои персональные данные не похитят, твой компьютер не заразят вирусами. Не все решается юридически, многое зависит от традиции: по-настоящему массовым информационным технологиям в России 10 лет, в историческом плане это очень короткий путь. Подобные соглашения выстраивают тонкую канву мировоззрения, позволяющую индустрии развиваться».

источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0