Попытка проведения референдума о независимости в испанском регионе Каталония стала лакмусовой бумажкой не только для самих испанцев, но и политологического сообщества многих стран. Одна часть высказывалась за сохранение территориальной целостности и суверенитета Королевства Испания, а другая — за право жителей Каталонии на самоопределение. Наиболее активно поддержали устремления Барселоны Шотландия и Фландрия (что естественно, так как эти регионы также тяготеют к отделению), но также Израиль. Брюссель занял выжидательную позицию. Судя по отсутствию какой-либо оперативной информации на сайтах Госдепартамента США и Белого Дома, похоже, что США эта тема особенно не беспокоит.

Вполне очевидно, что сторонники глобально-либеральной демократии сразу же осудили действия Мадрида. Дескать, дубинки и резиновые пули, это чересчур для европейского гражданского общества. Но как показывает опыт последних других ключевых стран ЕС — Германии, Бельгии и Франции, отнюдь не чересчур, а обычная норма. Пусть еще скажут спасибо Мадриду, что не подогнали водометы, как это обычно делают в Германии.

Но чтобы объективно оценить текущий процесс в Испании, нужно рассмотреть некоторые исторические факты.

Каталонская идентичность как таковая возникла в 19 веке во время роста национализма по всей Европе. При этом она имела явный расистский оттенок — «каталонцы» считали себя высшей расой, а остальных испанцев — низшей, которые должны были их уважать.

Однако после 1978 г., когда была введена новая Конституция страны, этот дискурс, в связи с политкорректностью, был изменен, и в Каталонии стали говорить о культурном превосходстве. Похоже, что это «превосходство» сейчас выражается лишь в том, что Барселона стала своего рода «меккой извращенцев» ЕС и там легализованы легкие наркотики (вместе с тем, идет наркотрафик из Марокко). Парламент Каталонии в 2017 г. принял закон, регулирующий ассоциации пользователей каннабиса, их культивирование и распространение этими ассоциациями (часть из них финансируется Джорджем Соросом).

В целом, попытки отделиться неоднократно осуществлялись и ранее. Однако, поскольку изначально каталонский капитал был тесно связан с Мадридом (как и в стране Басков), эти вопросы решались на уровне небольшой группы. Показательно, что за последние сто с лишним лет правительство Мадрида всегда делало приоритет в развитии Каталонии, а не Кастилии. Это было частью бизнес сделки между либерально-буржуазными элитами страны — нужно было поддерживать каталонскую текстильную промышленность, так же как и металлургический сектор в стране Басков. При правительстве Франко ничего не изменилось. Когда заводились разговоры об отделении, регион получал больше финансовых вливаний и на этом все попытки отделения заканчивались. Кстати, правительство Каталонии поддержало отделение Косово от Сербии, в отличие от официального Мадрида, который не признал и осудил действия албанских сепаратистов.

Новая волна каталонского сепаратизма в Испании поднимается с 2010 г. Вместе с этим нужно отметить и другие факторы, способствовавшие этому — 15 мая 2011 г. после массовой акции была создана политическая партия лево-либерального направления Podemos (Мы можем) и их двойник Ciudadanos (Граждане), которые позиционировали себя как «новые политические силы», способные значительно изменить жизнь испанцев в лучшему. Однако за обеими партиями стояли американские политтехнологи и средства Джорджа Сороса.

Инструменты Сороса прослеживаются и в каталонском процессе.

Например, Лидер либерально-националистичной партии Демократическая конвергенция Каталонии и президент Женералитета Каталонии с 2010 по 2016 гг. Артур Мас для продвижения идеи отделения (в том числе в Интернет и международном сообществе) нанял компанию Независимая дипломатическая группа. Эта лоббистская структура была создана в Британии и финансируется фондом «Открытого общества» Сороса, наряду с Carnegie Corporation of New York, National Endowment for Democracy, Rockefeller Brothers Fund и многими другими.

Его преемник Карлес Пучдемон в 2016 году нанял социолога и писателя Джереми Рифкина, чтобы он провел конференцию по теме каталонского отделения, выплатив ему колоссальную сумму в 50 тысяч евро. Рифкин — постоянный ведущий участник форумов «Открытое общество».

Центр современной культуры Барселоны (CCBC) поддерживает тесные отношения с Хорди Бакером, региональным директором по Европе фонда «Открытое общество» и содиректором Инициативы «Открытого общества» для Европы. Бакер ранее был президентом (с 2008 по 2012 гг.) Центра международных исследований и документации Барселоны (CIDOB), аналитического центра, который также получал деньги от Сороса.

Следует упомянуть и других видных деятелей сепаратизма.

Предприниматель Карлес Вильярруби Каррио, являющийся вице-президентом футбольго клуба Барселона и Банка Ротшильда в Испании, возглавляет Каталонскую академию гастрономии и питания. Эта организация получила статус корпорации публичного права при Артуре Масе. Кроме того, Карлес Вильярруби является членом сепаратистского Фонда CATmón, который считает Израиль, США и Германию основными союзниками независимой Каталонии.

Он женат на Соль Даурейя Комадран, президенте европейских партнеров Coca-Cola и акционере Banco Santander. Соль Даурейя до января 2017 г. входила в Консультативный совет, созданный каталонской группой «Диплокат» для сотрудничества в деле внедрения Каталонии на мировом уровне.

Важной фигурой, которая была за процессом отделения в течение многих лет, является Давид Мади, внук каталонского бизнесмена Хоана Баптиста Сэндрос, основателя культурно-сепаратистской ассоциации Omnium Cultural. Эта организация была создана крупными бизнесменами Каталонии, и среди ее основателей был Луис Каруйя, представитель интересов Рокфеллера в регионе. Давид Мади является членом Демократической конвергенции Хорди Пуйоля, и он был автором лозунга «Право решать», который дал новый толчок для сепаратистских устремлений. Когда Артур Мас был в правительстве, он считал его одним из своих любимых советников. Мади считается близким к Татсо Бенет, который является правой рукой Хайме Руреса в компании Медиапро.

Сам Хайме Рурес является бизнес-партнером Британской группы WPP и Джорджа Сороса (Gala Capital) в Медиапро.

Помимо поддержки косовского сепаратизма каталонские политики были наиболее последовательными проводниками израильских интересов, атлантистской (проамериканской) стратегии и неолиберальной политики в Испании.

Например, Mossos d’Esquadra — автономная политиция Каталонии получала поддержку и консультации от Моссада. Агентство по конкурентоспособности женералитета Каталонии ACCIÓ подписали соглашения с израильскими партнерами. В качестве международного наблюдателя на референдум прибыла деятель израильского Кнессета Ксения Светлова. Этот парламентарий является членом Сионистского союза, левоцентристского политического объединения, которое находится в оппозиции правительству Нетаньяху.

Что бы ни писали каталонские или иностранные СМИ о (не)состоявшейся попытке проведения референдума, чрезмерном применении полицией и гвардией силы (по решению Верховного Суда Испании) и демократических правах, вряд ли интересы простых граждан Каталонии совпадают с интересами политической элиты региона. Тогда как сепаратистская пропаганда довольно сильно напоминает украинский феномен (от чувства превосходства до установки на уверенность, что отдельно от Испании Каталония будет процветающей страной), сами политики имеют конкретные прагматические интересы. Один из них — более автономное регулирование миграционными процессами, что позволит использовать вновь прибывших (в основном из Марокко) в качестве дешевой рабочей силы. Вряд ли в интересах коренных каталонцев потеря своих рабочих мест, но бизнес элиты, конечно же, не будут вносить этот пункт в повестку своей агитации. Сами мигранты активно интегрируются в местную политику и поддерживают сепаратистские устремления. Показательными являются действия организации Новая Молодежь Каталонии, члены которой полностью представляют выходцев из Африки, Азии и других регионов.

Даже при неудачном сценарии каталонские политики-бизнесмены, скорее всего, останутся в выигрыше, так как для умиротворения региона Мадрид будет вынужден направить в Каталонию дополнительные инвестиции, как уже было не раз. А глобальная плутократия в лице местных сепаратистов будет продолжать свои проекты, опираясь на международные связи с другими неолиберальными олигархами.
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0