В челябинских пабликах до сих пор обсуждают природу подземных толчков, напугавших на днях местных жителей. МЧС сообщает о землетрясении, а очевидцы упоминают взрыв. 5 сентября в 4 часа утра в Челябинской области произошло землетрясение магнитудой 5,5 балла по шкале Рихтера. Чуть позже произошло еще одно, послабее, — магнитудой 4,4 балла. Несмотря на то, что, по данным регионального управления МЧС, никто не пострадал, местные жители изрядно перепугались. В соцсетях они пишут, что стены и потолки ходили ходуном, мебель шаталась, разбивалась посуда. Очаг землетрясения был зафиксирован Европейско-Средиземноморским сейсмологическим центром в 133 км к востоку от Уфы неподалеку от города Катав-Ивановск на глубине 10 км. Наиболее ощутимыми подземные толчки были в Башкирии, Челябинской и на юге Свердловской областей. В Катав-Ивановске на стенах некоторых домов появились трещины, повреждено здание хирургического отделения горбольницы. В школах отменены занятия. В Уфе обнаружены провалы и трещины в асфальте.

Характерно, что в свидетельствах ряда очевидцев присутствует слово «взрыв». «Мы проснулись от того, что дом хорошенько тряхнуло. Было такое чувство, что произошел взрыв, сопровождающийся тупым грохотом», — написала на своей станице «ВКонтакте» председатель Совета депутатов Катав-Ивановска Галина Федосеева. Михаил, работающий на оборонном предприятии в одном из закрытых городов близ Катав-Ивановска, написал: «В закрытом городе недалеко от Катав-Ивановска очень сильно ощущались толчки. Ночью люди выбежали на улицу из домов, в городе погасли фонари… Наверняка, что-то рвануло или были какие-то испытания».

В катав-ивановских пабликах до сих пор идут споры между теми, кто полагает, что было землетрясение, и теми, кто считает, что по меньшей мере первый ночной толчок носил «техногенный» характер, то есть был то ли взрыв, то ли какие-то секретные испытания, то ли авария. Нельзя не вспомнить, что пять лет назад, 15 февраля 2013 года, на территорию Челябинской области упал метеорит. Мощнейшая взрывная волна выбила стекла в нескольких тысячах домов. От взрыва пострадали около полутора тысяч человек. Большинство из них были ранены осколками разбитых стекол. Мощность взрыва метеорита, по данным зарубежных экспертов, достигла 460 килотонн.

На Урале в прошлом веке довольно часто практиковали так называемые мирные промышленные взрывы, о которых до сих пор ходят легенды не самого веселого свойства. В 1936 году произошел знаменитый «Коркинский взрыв», осуществленный при строительстве угольного разреза в городе Коркино Челябинской области. Взрыв должен был сбросить закрывавшую залежи угля породу, чтобы разработку месторождения можно было вести открытым способом. Для этого в апреле 1936 года было взорвано 400 тонн взрывчатки, в июне — около двух килотонн. В результате июньского взрыва на фронте почти в километр мгновенно выросла стена земли. Через несколько секунд облако пыли и раскаленного газа поднялось на высоту 400 метров. Выброс грунта доходил до 625 метров. Люди, стоявшие от места взрыва на расстоянии более километра, рассказывали, что столбы электросети сильно качались. Колебания почвы были зарегистрированы сейсмостанциями Свердловска, Москвы и Пулкова. «Коркинский взрыв» почти на год сократил срок ввод в эксплуатацию Коркинского месторождения бурых углей. В США лишь в послевоенные годы научились проводить взрывы сравнимой мощности. Созданная в 1925 году подрядная буровзрывная организация «Уралвзрывпром» за годы Советской власти провела тысячи промышленных взрывов самого разного назначения. Сегодня плечом к плечу с «Уралвзрывпромом» взрывными работами на карьерах, рудниках и стройках занимаются и взрывники Североуральского управления буровзрывных работ «Стелла-Маркет», а научную проработку промышленных взрывов взяли на себя эксперты некоммерческой организации «Взрывники Урала».

В изданной в 2000 году ограниченным тиражом книге «Радиационные беды Урала», написанной учеными Уральского отделения РАН, говорится, что всего на Урале в 70-80-е годы было произведено 38 технологических ядерных взрывов. Мирные ядерные взрывы в СССР с 1965 года по 1988 год проводились в рамках секретной «Программы №7» специалистами двух секретных ядерных центров «Арзамас-16» в Сарове и «Челябинск-70» в Снежинске. Челябинцы, между прочим, помнят, что 29 сентября 1957 года на химкомбинате «Маяк» в закрытом городке Челябинск-40, произошла трагическая радиационная «Кыштымская авария». Таким образом, жители Урала привычны к взрывной активности как космического, так и земного происхождения. Что касается землетрясений на Урале, то о них впервые написал русский ученый А. Орлов в своей работе «О землетрясениях в Приуральских странах», изданной в 1873 году. До него считалось, что землетрясений на Урале не может быть. «Александр Гумбольдт неоднократно высказывал категорическое убеждение, что Риддерский рудник в Алтайских горах служит крайним пределом области землетрясений, распространяющихся с востока, и что далее на запад в равнинах Сибири, между Алтаем и Уралом, а ровно и во всю длину Уральского хребта землетрясений совсем не бывает… Между тем, мои исследования по этому предмету привели меня к тому заключению, что едва ли существует какая-либо область на земной поверхности, о которой можно с полной уверенностью сказать, что она избавлена от землетрясений. Настоящее мое сообщение имеет целью фактически доказать несправедливость вышеприведенного категорического заявления Гумбольдта относительно Приуральских стран», — писал Орлов. Современные сейсмологи считают, что в ближайшие 50 лет на Урале с вероятностью 10% возможны землетрясения в 4-5 баллов. Ежегодно на Урале фиксируется до пяти сейсмотолчков с магнитудой более двух баллов. Всего с 19-го века здесь было зафиксировано более сотни землетрясений. Самое сильное из них произошло 17 августа 1914 года на Среднем Урале в селении Билимбай близ Первоуральска. Сила толчков тогда достигала 6,5 балла по Рихтеру. Больших разрушений и жертв удалось избежать только из-за того, что в то время в регионе, как и по всей России, преобладала деревянная застройка. Подавляющее большинство уральских землетрясений происходило на Среднем и Южном Урале – примерно от широты Серова на севере до Златоуста — на юге. Несколько относительно слабых землетрясений произошло на Урале в 2010, 2014 и 2015 годах. Землетрясение в 4,3 балла было зафиксировано в ночь на 30 марта 2010 года вблизи Качканара. Его почувствовали в поселках Косья, Валериановск, городах Лесной, Качканар и Нижняя Тура.

Еще одно землетрясение произошло в 2014 году недалеко от Каменск-Уральского. В октябре 2015 года произошло землетрясение магнитудой 4,2 балла в 165 км от Екатеринбурга в районе села Шали. Периодичность сильных землетрясений на Урале, по расчетам сейсмологов, — от 80 до 100 лет. Иными словами, именно в наши дни можно ожидать такого крупного землетрясения, которое, возможно, имело место 5 сентября. Однако довольно часты на Урале фиксируются и техногенные землетрясения, так называемые горные удары. В Уральских горах много шахт для добычи полезных ископаемых. На выработанных угольных шахтах порой происходят обрушения. Сдвиг и обрушение огромных пластов грунта весом в тысячи тонн вызывают небольшие землетрясения магнитудой не более 3 баллов. Такие горные удары не редкость, например, в Североуральске, как пишет портал «Наш Урал». Таким образом, можно выдвинуть целых четыре версии относительно природы катаклизма, случившегося на Южном Урале в ночь на 5 сентября: землетрясение, горный удар, промышленный взрыв или очередной «Челябинский метеорит». Если вспомнить, что не столь давняя история с утечкой радиоактивного рутения, которую западная пресса связала с неудачным экспериментом на челябинском «Маяке», так и не завершилась сколь бы то ни было гласным расследованием, то вряд ли можно ожидать серьезного расследования причин очередного уральского катаклизма, произошедшего 5 сентября. Уральские недра крепко хранят свои подземные тайны. Хозяйка Медной горы людей не жалует: «Худому с ней встретиться — горе, и доброму — радости мало».

Источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0