Символизм карт Таро очень сложен. В этом отношении существует множество оккультистских трактатов. Две главные версии происхождения этой системы — своего рода западного аналога китайской Книги Перемен (И Цзин) — египетская и индийская. В обоих случаях носителями выступали цыгане.

Поэтому Таро называются Богемскими Таро.

О цыганах Генон писал очень интересные вещи. Во-первых есть две ветви цыган восточная и западная, сефра кочевий которых точно совпадает с географией расселения сефардов и ашкенази.

Генон также говорил о контринициатической стороне Таро, так как цыгане были выходцами из таинственной страны Аггарти, где служили 24-ой кастой — кастой подметальщиков. Но и в случае египтеской версии, все обстоит, по Генону, не лучше, так как с его точки зрения последние этапы египетской Традиции были отрицательными и контриинициатическими. Все, что выжило от этой египетской традиции — культ Сета. В «Големе» Майринка доктрина Таро изложена впечатляюще. Среди традиционалистов этой темой (Таро) всерьез заниматься не принято»

С последним утверждением нельзя однозначно согласиться – практически все представители южинского кружка, особенно Евгений Головин, в различные периоды жизни переживали немалое увлечение системой раскрытия нуменозного посредством погружения в структуру таро-символа. Разумеется, таро не есть гадальная колода или особый способ визуализированного предвидения, соотнесения вероятностей наступления тех или иных событий. Система практической работы с Таро восходит к созерцательным принципам взаимодействия с медитативным картами меркавы – каббалистического литературного корпуса, предполагающего смещение основного упора на интеллектуальное визионерство. Фактически, система старших арканов есть отражение сефиротической структуры, раскрытие которой происходит через индивидуальное вхождение практика в символ каждого. Запечатленные на карте атрибуты одновременно наделены самостоятельностью и способны подвергаться выборочной трактовке, однако же теряют свою значимость вне комплексного восприятия. Как и в иудаизме, карта есть сигилла, семиотический ключ для доступа в иерархию состояний (именно такую функцию в меркаве выполняют изображения семисвечников внутри различных геометрических фигур, испещренных буквами иудейского алфавита).

Практик посредством последовательной концентрации раскладывает на смысловые составляющие значение каждого символа в контексте собственной жизни, проецирует на наличествующие переживания и путем отражения регистрирует обретаемое знание, пока оно не выйдет за границы личного в универсальное. Ознакомившись с первым арканом, происходит обращение к его бинару – карте-паре, изображающей обратное. Происходит одновременное переживание нуменозного в каждом из выбранных состояний (к примеру дурак – высшая глупость, маг – высшее мастерство) до момента полного отождествления, засчет чего практик обретает свободу от привязанности к тому или иному принципу действия. Он не просто изучает суть карты, но и побеждает карту в себе. Когда все высшие арканы медитативно разобраны, наступает время младшей части, выступающей в качестве кодов-дополнений для ситуативной нивелировки каждой из центральных сфер:

Жезлы – Огонь – Духовная среда
Динарии – Труд – Материя
Мечи – Воздух – Интеллект
Кубки – Вода – Бессознательное, чувственное

Карты начинают выступать тонкоматериальной структурой переключения внимания практика через основной вопрос на его отдельные нюансы и преодоление имеющихся относительно будущего страхов с возможностью обретения новых возможностей и возникающих решений.

Таким образом, арканы становятся рабочим инструментом, включающим как руководство к действию — путь самораскрытия, так и оградительный концепт, вписывающийся в рамки архитипичных структур и не позволяющий практику выходить в самодвижимое пространство бессознательного.

Выдержки из статей к диссертации Д. Штрошерер «Метасимволизм Арканов таро: архитипические системы знаковой интуитивной аутотрансформирации».

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0