В последние годы мы практически ничего не слышим о сомалийских пиратах. Хотя совсем недавно новости звучали регулярно и тревожно, практически как сводки с фронта. Куда же уплыли самые знаменитые корсары современности?

Со времен краха колониальных империй в 60-х годах прошлого века, африканский континент погрузился в коррупцию, нищету и хаос. Гражданские войны, племенная рознь, отсутствие элементарной медицины (не говоря уж об образовании), ощущение беспросветности стали визитными карточками Черного континента. Редкие исключения – ЮАР, Ботсвана, Руанда, Танзания, Камерун – лишь подчеркивают правило. Но все же на континенте есть места, превосходящие самые прекрасные представления о прекрасном. К таковым можно без всяких стеснений отнести Сомали.

С незапамятных времен негостеприимные земли Африканского Рога населяли племена воинственных кочевников-скотоводов. Перманентные разбои и грабежи; бесконечные войны различных народностей и кланов всегда были нормальным состоянием сомалийского общества. В Средние века сомалийские мусульманские султанаты неустанно практиковали набеги на территорию соседней христианской Эфиопии, а также – на появившиеся на заре Великих географических открытий португальские фактории. Попытки единоверцев-мусульман из Египта, Занзибара и Омана установить контроль над Рогом и немного цивилизовать аборигенов были бесплодны: уж очень не хотелось свободолюбивым сомалийцам менять кинжал на плуг.

Более-менее нормальная жизнь в Сомали установилась только с конца XIX века, когда страна была колонизирована англичанами и итальянцами. Последние даже пытались внедрить там систему плантационно-фермерского хозяйства европейского типа. Само собой, безуспешно. В 1960 году Сомали получило независимость, и местный диктатор Мохаммед Сиад Барре незамедлительно приступил к «построению социализма» (то бишь благополучно сел на шею Советскому Союзу). В 1991 году СССР вместе с интернациональной помощью закончился, Сиад Барре был свергнут, а страна вернулась к своим исконным корням и скрепам, погрузившись в войну всех против всех и распавшись на десятки протогосударственных формирований. Экономика рухнула почти до нуля (так, голод в начале 90-х унес около 300 тысяч жизней).

Отсутствие центральной власти и правоохранительных органов подтолкнули рыбаков из прибрежных поселков заняться рэкетом, обкладывая данью промышлявшие рядом с территориальными водами Сомали рыболовецкие траулеры. Но когда последние почему-то сразу прекратили рыбный промысел у берегов неспокойной страны, вчерашние рыбаки сообразили, что гораздо «рентабельнее» захватывать проходящие неподалеку от Сомали суда и требовать выкуп.

В 2003 году сомалийские пираты впервые попали на полосы мировой прессы в связи с неудачной попыткой захватить российский танкер. Первый масштабный успешный захват пришелся на 2005 год. С того же года пиратство приобрело системный характер.

Тактика и стратегия

Выбрав жертву, пираты на одной или нескольких лодках подходили к кораблю, открывали предупредительный огонь из «Калашниковых» и угрожали выстрелить из гранатомета. Как правило, этого было достаточно, чтобы корабль замедлял ход, и разбойники поднимались на борт. После этого судно уводили в одну из многочисленных пиратских бухт, и начинался многомесячный торг. По итогам которого бандиты, как правило, получали выкуп в несколько миллионов долларов. «Гонорар» рядового пирата составлял от $ 10 до 75 тыс. за успешную «ходку».

Выбирать пиратам всегда было из чего. Сомали находится на одном из берегов Аденского залива, через который идет важнейший морской путь планеты. Сухогрузы и контейнеровозы из Китая и других стран Юго-Восточной Азии, а также нефтяные танкеры из стран Персидского залива вынуждены проходить через него по пути в Красное море и Суэцкий канал к европейским портам Средиземноморья. По самым скромным оценкам, через опасные воды проходят не менее 21 тыс. торговых судов в год.

Когда корабли стали держаться подальше от опасных вод, пираты расширили радиус действия, «перекрыв» весь Аденский залив, а также включив туда большую часть аравийского побережья, вплоть до Омана, и африканского, вплоть до Танзании и Сейшельских островов.

Для этого бандитские группировки создали целую сеть плавучих баз – стоящих на одном месте кораблей, на которых разбойники отдыхали, набирали горючее и провиант и уплывали на промысел.

Расцвет пиратства

На пике своей активности (2008-2012 гг.) корсары захватывали до полусотни кораблей в год. За все время «в гостях» в лазурных сомалийских бухточках побывали сотни кораблей и примерно 3,5 тыс. моряков. 25 из них были убиты бандитами, еще 37 умерли от голода и невыносимых условий или покончили с собой в плену.

По данным 2011 года, удорожание страховки стоило морской отрасли $635 млн, прокладка удаленных от берега маршрутов и дополнительные траты на топливо — $580 млн, траты на топливо для ускорения до безопасных 18 узлов — $2,7 млрд, установка защитного оборудования и наем вооруженной охраны — свыше $1 млрд. При этом нужно понимать, что данные явно неполны, и что судовладельцы и страховые компании продолжали нести убытки и после 2011 года.

Что касается прибылей пиратов, то только в 2010 году сумма выкупов за 47 угнанных судов составила ориентировочно $238 млн. Очень скоро разбойники пересели с рыбачьих лодок на быстроходные катера, обзавелись самыми современными системами навигации и связи. На берегу Пунтленда – одного из сомалийских квазигосударств – выросли целые пиратские поселки, напоминающие отечественные Конча-Заспу или Межигорье. В стране, где не работал закон, а единственным социальным лифтом является автомат «Калашникова», пират стал обеспеченным и уважаемым человеком.

Самые громкие случаи

25 сентября 2008 года морские разбойники захватили украинский сухогруз «Фаина» с украинским же экипажем, который вез в Кению сорок танков Т-72, гранатометы и зенитные установки. Переговоры продолжались почти полгода, выкуп составил $3,2 млн.

8 апреля 2009 года был атакован идущий под американским флагом контейнеровоз Maersk Alabam. Тогда экипаж не растерялся: заперся в машинном отделении, заблокировал управление, а позже захватил одного из пиратов. Трое других бандитов ретировались на спасательном катере, удерживая в заложниках капитана Филлипса. На следующий день всех корсаров застрелили снайперы американских «морских котиков», сам Филлипс не пострадал. Участвовавшая в операции команда спецназовцев два года спустя ликвидировала Усаму бен Ладена.

15 ноября 2008 года в плен попал 330-метровый супертанкер Sirius Star, на борту которого было 2,2 миллиона баррелей нефти стоимостью около $100 млн. За крупнейшую в истории добычу пиратов заплачен выкуп в $3 млн.

5 мая 2010 года — нефтеналивное судно «Московский университет». Российский экипаж забаррикадировался в трюме и вызвал на помощь военный корабль «Маршал Шапошников». Морские пехотинцы взяли корабль штурмом. По официальной версии, пиратов высадили в надувную лодку с небольшим запасом продовольствия и воды, но без средств навигации, и они не смогли достичь берега. По неофициальной, они были расстреляны.

10 мая 2012 года корсары захватили греческий супертанкер Smyrni с примерно одним миллионом баррелей нефти. По заявлению самих бандитов, они получили рекордные $9,5 млн.

Бесполезный щит

Страны, заинтересованные в безопасности судоходства, резко нарастили военное присутствие в регионе. Страны НАТО при поддержке ВМС Китая, Южной Кореи, Японии и Украины в 2009 году начали масштабную операцию Ocean Shield по патрулированию Залива.

Отдельно направили свои корабли правительства Австралии, Индии, Швеции, России и Ирана.

Тем не менее, результаты усилий были минимальными. Морским разбойникам стоило выбросить оружие за борт, часто демонстративно перед носом у западных моряков, чтобы автоматически превратиться в «мирных рыбаков». Международная правозащитная тусовка зорко следила, чтобы права отъявленных бандитов не были нарушены. Даже в редких случаях, когда удавалось захватить пиратов с поличным, их не могли выдать сомалийскому правительству, ибо там с ними могут жестоко обращаться.

В принципе, самым действенным было бы провести зачистку сомалийского побережья, расстреляв или демонтировав пиратские поселки. Более того, ничего не контролирующее центральное правительство в Могадишо неоднократно просило об этом международное сообщество. Но, опять же, подобные действия были бы расценены как излишне жесткие по отношению к бедным разбойникам.

Еще более простым и эффективным было бы просто вооружить экипажи проходящих опасную зону судов, установив на них крупнокалиберные пулеметы. Но данная мера, помимо очевидной аллергии у правозащитников, противоречила нормам морского права: вооруженные суда не могут заходить в международные порты.

Ваша безопасность – в ваших руках

В итоге, судовладельцы стали все чаще обращаться к услугам частных охранных компаний. Создавшие сеть собственных плавучих баз, вооруженные пулеметами и базуками охранники они поднимались на борт корабля перед входом того в кишащую пиратами зону, и покидали судно, когда опасность больше не грозила.

К 2012 г. 80% торговых судов проходили мимо Сомали с вооруженными охранниками на палубе. Стоимость услуг команды из трех-четырех охранников колебалась в пределах $28—38 тыс., что было на порядок меньше минимального выкупа.

Пиратам ни разу не удалось захватить охраняемое судно.

Любопытным штрихом периода расцвета бизнеса охранных фирм стала организация морских сафари, где каждый желающий мог поохотиться на пиратов. Организаторы «туров» гарантировали безопасный экстрим и рекомендовали брать с собой или арендовать на месте любые виды оружия, которые туристам хотелось бы попробовать в деле. Понятно, что юридические тонкости участников сафари не интересовали, а любая встречная моторка считалась пиратской по умолчанию. Хотя мы понимаем, что по сути она таковой и была. Ну не любоваться же полуденным солнцем за сотни километров от берега выезжали на скоростных катерах суровые сомалийские парни. Клиенты были в восторге. «Too good to be true», — делились они переполнявшими эмоциями. С надеждой, что пираты не закончатся к следующему «сезону».

Главная заслуга в ликвидации пиратства принадлежит семье Аль-Нахайян – правящей династии крупнейшего в ОАЭ эмирата Абу-Даби. Желая вернуть в близлежащие воды спокойствие и порядок и гарантировать безопасность собственным нефтяным танкерам, шейхи наняли за $50 млн Эрика Принса, бывшего агента ЦРУ и создателя ведущей частной военной компании мира Blackwater / Xe Services / Academi.

Эрик Принс - бывший морской котик, бывший шпион ЦРУ, бывший гендиректор компании Blackwater

Эрик Принс — бывший морской котик, бывший шпион ЦРУ, бывший гендиректор компании Blackwater

Принс сформировал за эти деньги Puntland Maritime Police Force – настоящую мини-армию примерно из 1 тыс. человек. Инструкторами и коммандос в ней стали ветераны спецподразделений ЮАР и Колумбии, а также бывшие участники колумбийских антикоммунистических сил самообороны. Всех их объединял солидный опыт борьбы с партизанами и террористами, жесткие методы тренировок и поддержания дисциплины.

Не связанные гуманитарными соображениями, имея на вооружении катера, легкие самолеты и вертолеты, наемники захватили полуторамилионное «государство» Пунтленд.

За два года были крайне жестко уничтожены все пиратские базы и поселки. Местные жители, испокон веков понимающие только язык силы, осознали пагубность бандитизма и резко потянулись к честной жизни. С 10 мая 2012 года те захватили лишь один корабль — иранского браконьера, которого никто не хотел защищать.

«Этот проект был задуман и исполнен людьми, которых мы можем назвать париями, не являющимися частью цивилизованного общества. Но он стал одним из самых эффективных и результативных решений проблемы пиратства», — так описал эти действия в Foreign Policy Роберт Янг Пелтон, автор книги «Лицензия на убийство: наемники на войне с террором».

В 2010 году на средства ООН в «столице» Пунтленда, Гарове, открылась крупнейшая в мире тюрьма для пиратов на 500 мест, и свободных там нет. Сегодня самыми опасными для судоходства районами у берегов Африки считаются воды Нигерии и Гвинеи.

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0