Чтобы понять природу инициации следует ознакомится с самыми древними, быть может самыми грубыми но при этом самыми наглядными моделями инициаиции. Очень полезно ознакомится с наиболее древними, архаичными моделями инициаиций взросления, примеры которых во множестве приводит к примеру Мирча Элиаде.

Принципиальным для инициаиции является абсолютное незнание неофита того что его ожидает. Обычно инициаиция начинается драматически — в поселение врываются мужчины в масках, с оружием и пугающимии шумовыми инструментами, похищали юношей, почти вырывая их у матерей, после чего эти юноши подвергались суровым испытанием (в некоторых племенах столь суровым что не все выживали) оказавшись в состоянии лиминальности, после чего верховный жрец или отец, открывал им тайны посвящения — их новое имя, и прежде всего — Имя Бога племени, которое объединяло их воедино. С этого момента на них накладывались все права и обязанности полноценного члена племени.

Племенная инициация служила одной простой цели — вырвать ребенка из материнского круга биологической идентичности, дабы включить его в идентичность сознательную и социальную. Зачастую, частью инициации представлялось некое ритуальное «преодоление матери» — скажем отказ последовать её зову или перешагивание.

Итак у нас есть два состояния — биологическое или животное и сознательное или культурное. Проблему перехода из одного в другое решает посвящение. И первичное посвящение которое было суровым испытанием тела и разума помещенных на грань, всецело выполняло эту функцию. Эти состояния можно очень условно определить как гилетическое или материальное и психическое или душевное. Инициация «включает» психическую жизнь в материальном существе.

Мирча Элиаде справедливо связывал множество психологических проблем современной цивилизации с утратой института инициации. Наши «посвящение» будь то прием в пионеры или первая конфирмация, не несут печать нуминозного, лишены той лиминальной пограничности, которая ужасала и одновременно пробуждала трансформирующие силы в глубинах психической прима материи первобытного человека. Именно поэтому современный человек, все больше принадлежит к гилетическому человеку, одержимому компульсивным потреблением. Те же кто имеют потенциал для более высокого уровня развития сознания как правило прежде всего сталкиваются с невротическими конфликтами, ибо как писал другой выдающийся мыслитель — Карл Юнг «Боги стали болезнями».

Однако полезно поставить вопрос следующим образом. Сакральная антропология подразумевает существование трех уровней человека, и если первый род инициаций — инициаций взросления переводит человека из первого состояния во второе, есть ли возможность перехода из второго состояния в третье, из психического в пневматическое?

Инициации второго типа, точно также были распространены у первобытных культур и связаны с особого рода «шаманскими» посвящениями, становлением шамана, жреца или мага. Разумеется, в отличии от первых инициаций связанных с взрослением, во вторые инициации посвящались далеко не все но лишь те немногие кому предстояло стать шаманом или пневматическим человеком (на том уровне культуры).

Однако главное отличие второй инициации от первой, или если угодно великой мистерии от малой, заключается в том, что если в малой мистерии весь процесс изначально имеет экстравертированную направленность и разворачивается от внешних объектов по направлению к внутреннему Я посвящаемого, то начало и конец Великой Мистерии разворачивается изнутри. Можно сказать, что происходящее в малой мистерии является лишь несовершенным подобием, той подлинной инициации которая начинается и заканчивается на внутреннем плане. Начинается с «зова Богов», зова который порой может лишить призываемого разума, а заканчивается полной реинтеграцией в новое тело, наиболее ярко описанного в ритуала тибетского ЧОД.

Иными словами, по желанию никто не может решить стать шаманом или магом. Точнее может, но в любом случае одного желания будет недостаточно.

Инициация

Промежуточной инициацией между малой (взросления, освобождение от биологической обусловленности) и великой (рождение пневмы) инициацией является посвящение в тайные общества, которые существовали начиная с самых первых и ранних стадий человеческой цивилизации. Суть этих посвящений в том, что они в отличии от малых мистерий куда более суровы, но в отличии от больших — также разыгрывались преимущественно на внешнем плане. Через единство тайного братства, посвященный хоть и не становился «повелителем духов», но оказывался приобщен к сакральному бытию гораздо больше чем рядовой, пусть и посвященный в инициации взросления член сообщества.

(Кастальский ключ)

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0