Капкан новой реальности. Информационные ленты приносят очень много неприятных новостей. И некоторые из них вызывают настоящий взрыв эмоций в социальных сетях. Но самые пугающие новости, по не до конца понятным мне причинам, остаются сравнительно малозаметными (или малокомментируемыми).

Например вот эта: Роскомнадзор возбудил дело против Google за отказ подключиться к реестру запрещенных сайтов.

Не то, чтобы об этом не писали – пишут и комментируют, но без той аффектации, которая характерна, скажем, для обсуждения скандальных высказываний популярных блогеров.

То есть умом все понимают: власть пытается (и не без успеха) взять интернет под контроль, но за душу это никого особо не берет: душат, конечно, но пока еще не придушили. Скажем, до выпученных глаз. Может и обойдется как-нибудь. Ведь на каждую хитрую блокировку есть способы обхода с винтом.

Есть, конечно. Мы ведь пока еще не в Китае. Да и там, говорят, продвинутые пользователи умудряются обходить любые фильтры.

Но дело ведь не только в инете. Еще одна недавняя новость: тот же Китай готовится ввести тотальную систему социального рейтинга.
Эксперименты в этом направлении там идут уже несколько лет и вот с 2020 года эту систему планируют запустить в общенациональном масштабе

У системы социального рейтинга несколько главных “фишек”: тотальный контроль и оценка поведения людей (в том числе повседневного), материальное поощрение “правильного” и наказание “неправильного” поведения, участие в проекте крупнейших коммерческих компаний (Tencent, Alibaba и др).
То есть создается система, соединяющая в себе принципы контроля за потребителем с уголовным сыском и политико-идеологическим контролем.

Вот это и будет настоящий тоталитаризм, поскольку старый – позднесоветской выделки партийно-государственный контроль тотальным можно назвать только с очень большой натяжкой. Ну – стукачи постукивали, ну – телефоны прослушивались, корреспонденция перлюстрировалась, характеристики, анкеты…
А сколько колбасы гражданин вчера гражданин купил в гастрономе? А в какой пивбар ходил? А за какие места в нетрезвом виде даму прихватывал?
Сплошные загадки. А ведь из этих мелочей и складывается портрет человека во всей пышущей полноте.

Как сейчас помню мой первый допрос в КГБ в 1981 году. На столе у следователя лежала папка с моим личным делом, довольно объемистая. Многое господа-товарищи обо мне тогда знали. Но, далеко не все. И далеко не все их интересовало. Настоящий тоталитаризм в те времена был скорее светлой мечтой комитетчиков, а не жизненной реальностью. Не было соответствующей технической базы. А сейчас она уже есть.

Хотите верьте, хотите нет, но мой компьютер умеет подслушивать домашние разговоры, а может и читать мои мысли.
Стоило мне пожаловаться на какую-нибудь болячку самому себе, как он прорекламировал целый набор подходящих лекарств. А ведь я ему – наглецу – таких вопросов не задавал. Стоило остаться недовольным подачей такси, как пожалуйста – сто вариантов на выбор.

Мнительность? Возможно сегодня это мнительность, на уже завтра она станет общеизвестной практикой. То есть создаются условия для действительно тотального контроля за человеком. А ежели такие возможности возникают, они обязательно будут востребованы.

Пугает меня даже не то, что “Google о тебе знает все”. Ну, знает и знает: Google меня на цугундер не потянет. А вот если его принудят сливать на меня информацию соответствующим органам (боюсь, что рано или поздно это случится), небо может показаться с овчинку.

“А ты не лезь в политику, – посоветует какой-нибудь премудрый пескарь, – И ничего с тобой не случится”. Да я уже давно и не лезу. Но мысли-то, мысли куда девать? Не идти же добровольно на лоботомию. Впрочем, и лоботомия может не спасти: если есть политическая полиция, то будут и политические преступники (они же – уголовные, если так кому-то покажется сподручнее).

“Спасение в демократии”, – слышу я дрожащие от возмущения голоса, – В демократических странах права человека защищены от произвола государства”.
Ну, от произвола государства, может, и защищены (хотя я не уверен), но вот от произвола общества и бизнеса точно не защищены.
Примеры расправ американского общества с вчерашними любимцами, ставшими вдруг неугодными, сегодня у всех на слуху.

А что будет завтра, при полной невозможности закрыться от электронного “всевидящего ока”?

Получается, спасения нет?

Не знаю. Думаю, если и есть возможность ускользнуть от надвигающегося всеобщего “электронного счастья”, то не на путях традиционной партийной политики.

Спасением может стать не столько борьба за власть (поскольку любая власть не устоит перед искушением социального всеведения), сколько уклонение от контроля. Иррациональность, непредсказуемость, сетевая вольница, дауншифтинг, наконец…

У меня нет готовых рецептов ни для государственных мужей (и дам), ни для всевозможных сообществ, ни для отдельных граждан, есть лишь ощущение сгущающейся угрозы и инстинктивное стремление выскользнуть из готового захлопнуться капкана новой реальности.

Илья Константинов

Источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0