Убийство российских журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко пробудил интерес к происходящему в Центрально-Африканской Республике, к конфликту который с уверенностью можно отнести к категории неизвестных и забытых.

Сегодня страна, в принципе, разделена между христианским и мусульманским населением. “Христианские милиции” Анти-балака (Анти-мачете) доминируют на юге и западе страны, в то время как мусульманские милиции Селека, вместе с племенами Фулани, контролируют север и восток.

“Христианами” Анти-балака можно именовать лишь номинально. Они носят на шее джуджу (оккультный амулет), они убивают своих врагов дубинами, ножами и мачете. Их цель – очистить юг от мусульман. Они без всяких колебаний угрожают сжигать церкви и пасторов, укрывающих мусульман.

Правительство президента Фаустина-Арханджа Туадера контролируем мало чего за пределами столицы, Банги. Война идет в основном между и внутри милиций – за контроль над землей и ресурсами.

В то время как де-факто раздел страны на христианский юг и мусульманский север привел к некоторому снижению уровня насилия на национальном уровне, он был заменен внутри-мусульманским конфликтом. Когда мусульманские милиции Селека распались в 2014, на их месте лидеры, Мишель Джотодиа и Нуреддин Адам создали Народный Фронт Возрождения Центрально-Африканской Республики (Front Populaire pour la Renaissance de la Centrafrique,FPRC). Его целью является независимость мусульманского севера. Эту идею, однако, отвергают их союзники, движение племен Фулани Союз За Мир в Центрально-Африканской Республике (l’Union pour la Paix en Centrafrique, or UPC).

Это привело к вспышке “братоубийственной войны” в префектурах Уака и Отте-Котто между членами FPRC и UPC. Поскольку UPC фактически – этническая милиция скотоводов Фулани, а в FPRC доминируют земледельческие племена Гула и Рунга, конфликт между ними приобрел этнический характер. Целью боевиков и той и другой милиции являются поддерживающие их врагов гражданские.

Между тем на юге Анти-балака больше не заняты войной по защите христиан от мусульман или даже местью Селека за совершенные ими злодеяния. Вместо этого главная задача Анти-балака теперь – зачистка юга от мусульман. В связи с этим они угрожают всем, кто пытается защитить гражданских – в первую очередь, миротворцам ООН и церквям.

В некоторых случаях Анти-балака вступает в союз с для атак против Фулани, атакуя источники воды, дороги и алмазные шахты. Из-за того, что Анти-балака теперь атакует Фулани, милиция Фулани, UPC атакует христиан.

На западе страны движение Return, Reclamation, Rehabilitation (3R) во главе с Сидки Аббасом воюет против Анти-балака. 3R состоит, главным образом из мусульманских кочевников. Движение вынудило к бегству более 30 тысяч человек в Ухам Пенде.

Патриотическое Движение Центрально-Африканской Республики (MPC) было основано Махметом Ал-Хатимом в ноябре 2016 года, когда и Анти-балака объединились для того, чтобы выдавить UPC из Бамбари. Несмотря на то, что действительно были вынуждены покинуть регион, столкновения с ними продолжаются – в Брио, Алиндао и Бангассу. Можно предположить, что в тот момент, когда будет побежден, Анти-балака и возобновят войну друг с другом.

Господня Армия Сопротивления (Lord’s Resistance Army) Джозефа Кони по-прежнему активна на юго-востоке страны. ООН рассчитывали разгромить Кони с помощью армии Уганды и американских сил. Эти попытки ныне оставлены и LRA продолжает грабить, похищать и убивать и в ЦАР, и в Конго.

Решение России поставлять правительству в Банги оружие и экспертов вызвало ожидаемую контр-реакцию – Судан, находящийся в процессе “демобилизации” и “разоружения” теперь продает излишки оружия бывшим членам милиций Селека.

Не имеющая выхода к морю, ЦАР является одной из самых бедных и неразвитых стран мира – несмотря на богатые полезные ископаемые – уран, алмазы, золото, а также плантации хлопка и кофе.

76% населения страны – “христиане” (или анимисты с “христианским культурным наследием) и 13,8% – мусульмане.

Большинство мусульман, говорящих на арабском, сосредоточены на крайнем севере, в префектуре Вакага, граничащей с Чадом и Суданом.. В то же время, многие мусульмане Фулани мигрировали на юг. Они кочуют вместе со своими стадами по сельскохозяйственным угодьям южан, что неизбежно ведет к конфликту. Часть Фулани, однако, осела в городах, где мусульманская община теперь доминирует в торговле.

Активное миссионерство Судана и Саудовской Аравии, денежные фонды, предоставляемые арабскими нефтяными баронами привели к созданию мощной религиозной и образовательной мусульманской инфраструктуры на юге, и к тому, что количество мусульман в ЦАР растет в два раза быстрее, чем количество христиан. И речь идет, конечно же, о фундаменталистском, ваххабистком тренде в исламе.

На этом фоне несколько мятежных мусульманских групп , недовольных правительством президента Франсуа Бозизе сформировали альянс большей частью иностранных (суданских и чадских) милиций в декабре 202 года. Союз получил название Селека (Альянс) и в марте 2013 сверг президента Бозизе.

К этому следует прибавить тот факт, что соседи ЦАР – Южный Судан, Чад, Уганда и Конго также живут в состоянии непрекращающейся нестабильности и кризиса.
источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0