Tinkoff Aliexpress дарит 5000 на первую покупку + 9,5% кэшбэк на остальные Узнать подробности
 

Берлин заявил о провале переговоров по созданию трансатлантического партнерства. Вице-канцлер ФРГ и министр экономики Зигмар Габриэль заявил, что в диалоге, который длится около 3 лет, нет прогресса, соглашения не удалось достигнуть ни по одной из 27 глав соглашения.

Гость: Леонид Решетников — директор Российского института стратегических исследований

— Что так пугает европейцев? Зачем это все происходит?

Леонид Решетников: Сама канцлер Меркель пытается смягчить ситуацию и говорит, что не все так плохо, не все потеряно и надо продолжать эту линию. Она по многим вопросам всегда остается лояльна позициям США. Хотя и в самих Штатах тот же Трамп жестко против такого соглашения.

— Европейцы сами чувствуют, что их подчиняют, ломают, гнут…

Леонид Решетников: Да. И вообще, я думаю, что этот проект не умрет. Его могут обсуждать еще два, три, десять лет. Никто не возьмет на себя ответственность ближайшие годы отказаться от него и сказать, что «все провалилось, мы не согласны, мы уходим».

И американцы тоже не возьмут не себя ответственность, если только не Трамп. Поэтому это будет такой неумирающий проект, когда Европа, понимая, что ее ведут «на убой», будет пытаться продолжать переговоры, будет обсуждать… Но на убой Европа не согласится. Если будет так складываться, что Клинтон придет к власти, то американцы, скорее, с Великобританией подпишут такой проект о зоне свободной торговли. С целой Европой не получится: ЕС недееспособен по этому вопросу, а национальные правительства сильно сопротивляются, понимая, что они просто окончательно потеряют остатки суверенитета. Это, как говорят, экономическое НАТО.

В прошлом году я читал курс лекций в университете города Пиза, и в семинаре участвовал бывший министр обороны Италии. Он рассказывал: «Мы собираемся в Брюсселе, на комитете министров обороны. Американцы опаздывают. Мы сидим час, обсуждаем. Никак не можем прийти ни к каком мнению. Появляется американец – через три минуты решение принято». То есть они не хотят, чтобы и в экономике было так, чтобы через три минуты это экономическое НАТО принимало те решения, которые выгодны исключительно США. Тогда наступит полный конец всей независимости европейских стран. Поэтому это проект долгоиграющий, в смысле «долго играть» – они будут долго встречаться и долго обсуждать.

— Политические фигуры среднего уровня и население Германии все прекрасно понимают. Как же получается, что практически везде в Европе элита смотрит куда-то на Запад, за океан, за Геркулесовы столбы, а народ по-прежнему смотрит на свою землю, на свою родину?

Леонид Решетников: Конечно, не будем идеализировать, говоря народ. Это часть народа, значительная, и она увеличивается. Увеличивается часть общества, которая интересуется Россией, которая обращает на нас внимание, которая иногда прямо заявляет, что «вы наша последняя надежда». В нашем институте мы встречаемся с политиками разных стран, не только Европы. Недавно были высокие пакистанские гости. «Мы надеемся на то, что Россия станет твердо на ноги как великая держава. Все наши надежды связаны с вами», – это говорят люди в погонах, очень высокого уровня.

— Уже даже глава внешнеполитического ведомства Германии выступает за необходимость улучшения отношений с Россией. Это уже не местный политик – это политик федеральный. Так почему же все никак не произойдет? Мы со своей стороны тоже готовы. То ест вся проблема у них в одной Меркель?

Леонид Решетников: Не только в Меркель, есть и другие политики. Но в каждой стране есть своя Меркель, они находятся во главе этого государства, где распространятся идеи, что Россия – это новая угроза. И, конечно, сейчас их положение ухудшается. Многие недовольны такой позицией и во Франции. Итальянский премьер-министр довольно откровенно говорит, что с Россией надо налаживать нормальные отношения, и никакая это не угроза. Только что был премьер-министр Словакии Фицо, он откровенно об этом говорит. На днях президент Чехии сказал, что надо снимать санкции.

Конечно, в Германии немного другая ситуация. Ведь, если честно, Германия – оккупированная страна. Там 260 американских пунктов: базы, спецотряды и т.д., а территория государства небольшая. Рычаги воздействия на Германию у США огромные, их 260, даже, наверное, больше. И мы должны иметь это в виду. Мы говорим: Германия – локомотив европейского союза, что экономика тащит за собой всех… Но после победы во Второй мировой войне – а США являются победителем, они сконструировали столько рычагов воздействия, зависимости Германии от них, начиная от финансовой – от золотого запаса, который неизвестно, где, но точно не в Германии, –Германия в политическом смысле – это зависимая страна. И того, кто оказывается на самой вершине, если это человек не масштаба Коля или Шредера, эта зависимость бьет по лицу, по щекам, и никуда от нее не денешься. А я думаю, что есть еще и зависимость, сконструированная по линии спецслужб.

источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0