Решил поделиться наблюдениями и впечатлениями от своей поездки в Донецк неделю назад.

Наверное, в них нет ничего нового для форумчан из Донбасса, но думаю, что взгляд со стороны все-таки может несколько отличаться. Тем более, что я не был в городе год, перемены для меня заметнее.
Надеюсь, что увиденные детали, несмотря на субъективность восприятия, дадут пищу для анализа и понимания того, что сейчас в ДНР происходит.
После активизации обстрелов и боевых действий ситуация, конечно, изменилась. Но, думаю, не радикально.
Разбил по разделам, вторую часть запощу попозже. Прошу прощения за много букв.

1. Дорога.

ПП Матвеев Курган – Успенка.
Автомобильный и пешеходный пункт пропуска, на данный момент основной. Гум. конвои в ДНР проезжают именно здесь.
Очередь на въезд в ДНР – около сотни машин (сказали, что обычно бывает поменьше). Стоять им долго, так как пропускают в среднем до 12 ТС в час. В основном донецкие номера, есть ростовские. При мне прозежали два корейца на фургончиках «Рено» с номером Ростовской области. То есть, какая-то мелкая торговля с ДНР в частном порядке ведется.
На обратном пути за мной оформлялись две машины с молдавскими номерами. Что они делали в ДНР и почему выбрали такой маршрут в Россию, неведомо.
Быстрее всего пройти границу можно пешком. Если доехать до ПП на такси или автобусе, пройти пограничные и таможенные формальности, а на сопредельной стороне воспользоваться опять такси (которые дежурят со стороны ДНР) или дождаться автобуса,можно сэкономить часа 4-5.
Непобедимые донецкие тетки-челноки, знающие в деталях, какая именно смена дежурит на российской стороне и сколько по времени у каждой из смен занимает оформление, периодически выражают российским пограничникам свое нетерпение и недовольство. Впрочем, без особой реакции со стороны служивых, которые только изредка вяло огрызаются или оправдываются.
У мужчин с российским паспортом спрашивают цель поездки и место назначения. Причем на выезде тоже.
Автомобили досматривают тщательно, пешеходов – не особо и выборочно.
Вместе с чиновниками дежурит боец в полевой форме и с автоматом (с отстегнутым магазином). Во время моего прохода боец был совсем юным (хотя и жутко деловым), форма, обувь, экипировка, оружие – все новенькое и ладное.
Из негативного – мелкая коррупция есть.
На стороне ДНР проверяют только документы. Что удивило – пограничник в кабинке проверяет паспорт по базе данных в компьютере. Что это за база и кто ее там установил, не выяснил.
Граница оказалась единственным местом в ДНР, где я видел людей в форме нероссийского образца, пограничники ДНР одеты довольно разношерстно.
Почти все сооружения бывшего украинского КПП «Успенка» напоминают дуршлаг. Ангар, навесы, туалет типа сортир и т.д., все изрешечено пулями и мелкими осколками. Крупных пробоин нет, следовательно, укропогранцов выдавливали с помощью стрелковки в основном.
Дорога от Успенки до Амвросиевки на удивление хороша. Возможно, следы боев по обочинам скрыты снегом, но визуально они вообще не наблюдаются, никаких воронок на дорожном полотне нет.
Амвросиевка.
Единственная достопримечательность по пути – заброшенный бывший блокпост «збройных сил», на котором еще в июне-июле докумены у проезжающих проверяли под прицелом ЗУ.
На стене нарисованы жовто-блакитный и красно-черный флаги с надписью «Донбасс будет нашим». Рядом приписка: «Бандерам конец».
После Амвросиевки дорога резко портится, много ухабов. Средняя скорость водителей – не выше 70 км/ч.
Кутейниково.
Здесь неподготовленному и неопытному водителю в темное время лучше не ездить. В полотне дороги много воронок от минометных мин. 82-мм, хотя я не большой специалист. Они довольно глубокие, расположены очагами – стреляли кучно и осмысленно. Постоянно приходится объезжать. Если не знать об их существовании, и нет попутных или встречных машин для ориентира, гарантированно останешься без подвески.
Иловайск.
Следы боев повсюду, начиная от административного здания подстанции в пробоинах от танковых снарядов, заканчивая частными домами на выезде. В городе в основном частный сектор, многие дома уже отремонтированы, с «нулевыми» стеклопакетами. Есть такие, в которых только вставлены листы фанеры в проемы. Но их явно меньше. Есть разрушенные до фундамента. Причем соседние дома кажутся нетронутыми. Ворота и сплошные заборы изрешечены. В целом картина не очень шокирует, видимо, из-за снега, скрывающего пожарища и разрушения.
Жилой сектор восстанавливается быстрее хозяйственных и административных построек – некоторые здания до сих пор без крыш и окон.
На одной из стен на фоне нарисованного флага ДНР смачная надпись, от души: «… вам, а не Донбасс». Без цензуры, конечно
Школа, в которой отсиживался «Донбасс», артиллерией не повреждена. Думаю, намеренно, ополченцы здание берегли. Хотя в школе ни одного целого стекла.
Дети бегают по улицам, как ни в чем не бывало.
Между Иловайском и Харцызском деревья в лесопосадках посечены, расщеплены, повалены. Много сгоревших. Тут был настоящий ад, свидомые не врут .
Эта местность теперь далеко от фронта, но на заправках стопы мешков с песком до сих пор лежат. На всякий случай.
Удивила функционирующая заправка ТНК.
Макеевка.
Следы разрушений встречаются нечасто, но они есть. В городе не работает ни один светофор. Наверное, за ненадобностью, так как машин мало. И пешеходов тоже немного.
На выезде из Макеевки небольшая пробка. Первый встреченный блокпост. Крупный. Около десятка бойцов на проверке. Заглядывают в салоны машин и не задерживают. Очень вежливые .
На бетонных блоках сохранились еще летние, ополченческие надписи, с просьбами о доставке мешков, бензина и прочего.
Вообще блокпостов было довольно много, но за ненадобностью большинство убрали.
Донецк.
Транспорта и пешеходов немного, все светофоры работают. Улицы очищены от снега. Военные на улицах встречаются очень редко, чаще — полицейские патрули.
На Южном вокзале столпотворение, шум и гам. Это единственный оставшийся фунционирующий автовокзал (тем более, что ж.д. сообщения из Донецка нет). Автобусы на оккупированную украми территорию отходят тоже отсюда. Хотя рейсы и периодически отменяются, судя по объявлениям.

2. Город

Больше половины непродовольственных магазинов закрыты. Причем многие не из-за падения спроса (хотя оно, конечно, очень существенное), а из-за неурегулированности земельных и арендных вопросов. Например, огромный фешенебельный «Донецк-Сити» закрыт совсем. Бизнес-центры пустуют, разумеется. Хотя растяжки с предложением аренды висят до сих пор.
Те, кто перерегистрировался, бизнес ведут, даже некоторые бутики открыты. На дверях наклейки в виде днровского триколора и надпись «Находится под охраной ДНР».
На одной такой наклейке увидел свидетельство существования «пятой колонны» — фломастером чья-то свидомая рука написала «найманцi Росii”
В фирменном «Адидасе» объявление о прекращении работы с 29 июля. Примерно в это же время свернулись и остальные сетевые «брендовые» магазины (кроме Киры Пластининой, почему-то).
Та же история с супермаркетами. Многие закрыты, но очень развита ахметовская сеть «Брусничка», которая запустилась прошлой весной.
Продукты с территории бУ и местные (молочные продукты, мясные, хлеб, кондитерка).
Украинские продукты, естественно, дороже, чем на территории бУ.
У работающих точек со стройматриалами, мебелью и т.д. популярна вывеска «Несмотря ни на что, мы работаем».
У Донбасс-Арены постоянное движение – приезжают грузовики с ахметовской гуманитаркой. Ее выдают по спискам пожилым, вообще люди с мешками с надписью «Гуманитарная помощь фонда Рината Ахметова» встречаются часто. Мешки объемные, с крупами, макаронами, консервами.
Общественный транспорт ходит исправно, проезд – 1,5 гривны, талоны на проезд единые на весь наземный муниципальный транспорт.
Маршрутки в некоторые районы, правда, только до 17 часов. В некоторые не ходит вообще ничего (в зону аэропорта, пос. Октябрьский, ул. Стратонавтов).
Довольно много студентов. Стайками сидят в кафе, в которых есть WiFi.
Некоторые заведения продолжают варить собственное пиво, еда готовится по довоенному меню, в общем, в центре города ощущение, что ничего особенного не происходит.
Удивляет постоянная работа коммунальных служб. Снег убирается и вывозится, причем даже там, где я не видел коммунальщиков за все время украинской «незалэжности».
Много гуляющих на бульварах, на площади Ленина у елки – постоянная толпа родителей с детьми, в оживленных общественных местах – патрули ППС.
Окраины Донецка и до войны элегантностью не отличались, поэтому нет ощущения, что там разруха – именно военная. Уличного освещения там как не было, так и нет.
Уличной рекламы, естественно, нет почти никакой. Единственный оставшийся формат – перетяжки и афиши. Оставшиеся баннеры, лайт-боксы и т.д. сообщают о всеукраинских акциях, концертах «Океана Эльзы» в июне, выгодных вкладах Приват-Банка и т.п. Убрать не доходят руки, так что так это все «украинское прошлое» и висит.
На огромных бордах вдоль дорог – призывы прийти на голосование 2 ноября, агитация ОД «Свободный Донбасс», портреты Захарченко.
Отделения банков закрыты, все банкоматы выключены, некоторые с забавными объявлениями – Банкомат временно не обслуживается.
У Центрального республиканского банка около 10 отделений в Донецке, очереди для получения социальной помощи (1100 грн.) видел и в Донецке, и в Макеевке. Но сейчас они не такие длинные, как были в самом начале выплат.
На многих зданиях сохранились исторические надписи, типа «Свободу Губареву», «Референдум!» и т.д. Много нарисованных российских триколоров.

3. Быт

В районе, где я жил, в домах есть электричество, холодная вода, отопление, газ. Горячей воды нет (все ресурсы – на отопление), зато нет ограничения по холодной (до войны ее подачу отключали на ночь). Напор слабый, насосные не тянут. Но этого достаточно, особенно если учесть, что ранее приходилось ходить за водой пешком. Осенью укры устроили минометный обстрел тропинки, по которой люди ходили к колонке, троечеловек погибло.
Вода периодически пропадает, так как обстрелы водозабора продолжаются и питающей насосную подстанции продолжаются.
Ранее коммунальные услуги оплачивались по единому документу, сейчас за все нужно платить по отдельности, в соответствующих учреждениях.
На воду платежки пока не приходят, так как вода техническая.
Для примера стоимость отопления: ок. 250 гр. за 1 Гкал. Нормативный расход указан в платежке, 0,019 Гкал за 1 м2 в месяц. Таким образом для квартиры 50 м2 за месяц отопительного нужно заплатить ок. 240 грн.
В многоэтажках работают лифты. В 17.00 их отключают. Почти все подъездные стекла выбиты взрывной волной, проемы заделаны пленкой и фанерой.
Мусор вывозится. Приятно удивило то, что почти ежедневно убираются урны и мусор вокруг них. Раньше такого не было.
В коммунальных службах много довольно молодых мужчин. Руководят ими женщины, естественно .
Уличное освещение – только в центре.
Про продукты уже писал, батон белого стоит 4,5 грн, литр молока – около 10, яйца – 14 за десяток (если не ошибаюсь).
Работникам некоторых крупных предприятий (металлургических, например), на время вынужденного простоя до сих пор выплачивается 2/3 оклада. Причем не только в ахметовских структурах.
Студентам не платят ничего, обещают начать вылаты стипендий с февраля.
Пенсионеры и одинокие матери получают социальную помощь, работники республиканских и городских организаций какие-то небольшие зарплаты.
Где берут средства на жизнь остальные – загадка.
На территориях нескольких предприятий видел активные работы уборке, расчистке подъездных путей, ремонту. Готовятся к возобновлению производства.
В разных районах города встречаются дома с выбитыми стеклами, после пожара. Укры стреляют хаотично, поэтому местные говорят, что сейчас даже страшнее, чем летом и осенью. Тогда обстрелы были только ночью, и география их была ограничена, можно было уйти и переждать в убежище. Сейчас может прилететь в любое время и в любое место.
Вообще про обстрелы.. Не бывает ни одного «тихого» дня. Иногда разрывы в городской черте, но «исходящие» — чаще, что радует. Радует также, что «исходящие» часто летят в профилактических целях. Почти всегда залпами из нескольких стволов.
В городской застройке, где звук «гуляет», кажется, что стреляют прямо под окнами. С непривычки жутко, если честно. Особенно жутко слышать близкие разрывы укровских снарядов.
В районе Песок и ДКЗХИ днем периодически стрельба из крупнокалиберных пулеметов.
Днем иногда наблюдаешь совершенно фантасмагорические картины, когда под уханье выстрелов (не такое уж и дальнее), бабульки на улице обсуждают новости. Хотя в нашем районе с лета погибло около десятка человек.
Мороз Донецк прошел хорошо, без серьезных аварий, прорывов и т.д. . Если бы не укры, оставившие при минус двадцати некоторые дома без окон и отопления.

4. ТВ и радио

У моего кабельного провайдера в пакете украинских каналов нет. Ни одного. Нет и всяких русских версий Евроньюс и прочего. Все телевидение – исключительно российское, от федеральных, до детских (Карусель, Детский Мир) и развлекательных (типа Домашнего, ТНТ).
Я знаю, что в некоторых районах у провайдеров есть укроТВ в пакете, но в целом оно вышвырнуто из жизни ДНР.
В пакете есть три местных – Первый Республиканский, Новороссия и Оплот-ТВ. Какие это были раньше «кнопки», не знаю. Говорят, что Первому Республиканскому частоту любезно выделила ВГТРК.
У этих каналов есть и новостные программы, и авторские передачи, появился целый ряд довольно талантливых журналистов (очень понравился один дядька средних лет, зовут Рашид, фамилию подзабыл, похоже, вообще на месте не сидит и спит редко ). Вообще для талантливых и работоспособных людей в ДНР сейчас уникальный шанс для самореализации, так что никаких влиятельных «пятых колонн» в среде творческой интеллигенции Киеву там ожидать не стоит.
По Первому и Новороссии постоянно бегущие строки, вне зависимости от характера передачи. В них сообщения органов власти, просьбы о помощи, предупреждения и т.д. Есть рекламные объявления, но их немного.
Много временни отводится интервью руководителей городских и районных администраций, министров и других предствителей власти. Так что с точки зрения разъяснения текущего момента гражданам это выглядит довольно грамотно.
Оплоту исполнилось полгода, в связи с этим там постоянно крутят сюжеты, снятые за этот период. Фактически хронику всего периода независимости.
В ФМ-диапазоне ничего украинского я тоже не заметил. Если и крутят попсу, то в основном русскую

5. Армия

Об увиденном можно написать только совсем немного, так как армии в Донецке не видно. Хотя и слышно.
Сейчас разительный контраст с летом, когда по городу ходили толпы вооруженных людей, а в очереди на кассу в магазине стояли с автоматами.
Ничего этого теперь нет. Праздношатающихся бойцов не видел ни разу. Только тех, что в увольнении, естественно, без оружия. На входе в поликлинику в центре, где ведется прием доноров крови, нарисованы запрещающие знаки (как на магазинах, с перечеркнутыми собачками, мороженым или сигаретой). Здесь же изображены перечеркнутые граната, пистолет и автомат .
Иногда встречаются офицеры на личных авто. Но повторю – военные по городу не ходят. Войска находятся в ППД или на полигонах. Дисциплина очень жесткая. Нарушителями занимается военная полиция и комендатура.
Комендантские подразделения – единственные, кого можно встретить с оружием. Эти ребята стоят на блокпостах, у них красные повязки с буквой К (вы могли видеть их в сюжетах о досмотре укровоинов при ротации в аэропорту).
Народ в этих подразделениях разный. Когда я хотел сфотографировать бумажку с адресами отделений на крыльце Республиканского банка, из зеркальных дверей вышел боец и очень вежливо попросил фото удалить, а адреса записать внутри, где у них пост. Любезно предложил присесть и поблагодарил за понимание. Пареньку на вид лет 17, клянусь. Но такую уверенность в себе, сосредоточенность и ответственность даже у взрослого мужика нечасто встретишь.
На блокпостах с автоматами дежурят и женщины. Хотя основная масса бойцов – ребята в районе 30 лет. Ополченцами их назвать ни у кого язык не повернется. Это уже матерые волкодавы, с быстрыми и скупыми движениями, кошачьей походкой, своеобразной манерой держать оружие – кажущаяся небрежность и легкость при полном контроле ситуации. Спецназовские бородки у многих.
Автоматы в основном новье (видимо те, которые укры называют АК-100 ), с коллиматорами и подствольниками. Почти у всех повязана куфия.
Форма – российская «цифра», «флора» или полевой комбинезон. Все новое. Обувь тоже в полном порядке.
Видел из большого далека команды для «выходов», там и охотничьи комбинезоны встречаются. Но в этом случае устав уступает целесообразности.
У воинской части на Щорса видел дежурных на КПП. Навернулась ностальгическая слеза Ребята в новой «флоре», ушанках, совсем как в нашей армии буквально несколько лет назад. Поразительны объемы поставок обмундирования. Захарченко говорил о наличии полностью укомплектованных 13 или 15 (точно не помню) бригад, а также формирующемся резерве.
У той же части видел группу молодых парней в штатском, человек 15. Как я понял, новобранцы-добровольцы.
Призывами записываться в армию ДНР увешан весь город, с кадрами сейчас ВС проблем не испытывают, обучение также полностью налажено, примерно с конца октября.
Все-таки разительный контраст с украми, которые гребут в армию всех, кого могут.
Любителей военной техники в Донецке ждет разочарование – ее в городе не видно. Иногда проезжают одиночные Уралы с бойцами на пересменку из частей, небольшие грузовые колонны. За городом видел МТЛБ. И все. Техника расположена где надо.
Если посмотреть видеоролики с прохождением колонн, можно обратить внимание, что грузовая техника представлена только Уралами и КАМАЗами. Как мне сказали, это делается намеренно, в целях унификации, так как она существенно снижает затраты на обслуживание (тем более, что у Урала и КАМАЗа один и тот же дизель). Никаких ЗИЛов или КРАЗов, никакого разноцветья кузовов и кабин. Все по уставу.
Тем не менее неуставные гантраки на службе остались, они как раз убраны из строевых частей и переданы комендатурам для патрулирования и создания мобильных блокпостов. На одном из них видел обычный Урал с установленным КОРДом сразу за кабиной.
Повезло рассмотреть и настоящий шушпанцер – Урал с бронированием передка и бортов, с ЗУ-23-2 в кузове. В отличие от убогих укропских поделок-мусоровозов, у этого качество исполнения на высоте. Края бронелистов обработаны, швы ровные и аккуратные, все равномерно прокрашено. Все-таки на Донбассе у мужиков всегда руки росли откуда надо .

6. МВД и ГСЧС

ГСЧС и пожарные особых изменения в структуре и оснащении не испытали. Мой одноклассник просто переофоррмился из украинского ГСЧС в структуру ДНР. Работы у них сейчас, конечно, в разы больше. Можно только поражаться мужеству этих людей, которые тушат пожары и разбирают завалы иногда под продолжающимся обстрелом. Успевают не везде и не всегда, к сожалению, но реально делают все возможное.
Как вы знаете, в ДНР организована полиция. Состоит она из патрульно-постовой службы, дорожно-патрульной службы. Есть УБОП и свой СОБР. Последние две структуры созданы не для галочки, криминал, конечно, постреляли немного по законам военного времени, но преступность все равно есть, как и мародерство и диверсанты.
Сюжеты, которые я видел по местному телевидению: обезврежена диверсионная группа, создавшая схрон с боеприпасами и оружием в гаражном кооперативе; задержана часть шайки, воровавшей терминалы оплаты с нанесением ущерба помещением (с мясом вырывали из пола, что ли); мошенники, собиравшие автомобильные аккумуляторы у предпринимателей под видом помощи армии. По Первому каналу постоянная бегущая строка с телефонами горячей линии, на которую нужно звонить при обнаружении подозрительных лиц с оружием. Это актуально – в ноябре одна из РДГ укров в нашем районе убила случайного прохожего и повредила из миномета здание почты.
ППС-ники патрулируют места скопления людей, улицы. У них темно-серая форма с зелеными светоотражательнными полосами. Патрульные машины окрашены как в России – белые с синей полосой. ППС ездят на Ладах десятой модели и Рено-Кангу. ДПС – на Тойотах Приус.
У всех машин голубые номера со значком МВД ДНР на фоне донецкого триколора. Остальные ТС структур МВД можно отличить по наклейке МВД на дверях.
Про МГБ, к сожалению, ничего рассказать не могу. И никто мне о них ничего не смог рассказать. Видимо, работают в лучших традициях «конторы» .

7. Исполнительная власть.

Сперва о Захарченко. На ГА мнения о нем разные, скажу о своем впечатлении от него. Считаю, выбор его в качестве руководителя республики, удачным. Мыслит и выражается ясно, конкретно, логично. Жесткий и требовательный, абсолютно вменяемый и адекватный. Поначалу был довольно стеснительным, сейчас держится уверенно. Хотя видно, что публичность ему дается непросто J
Как мне сказали, одним из жестких условий для него при назначении-выбоорах было сформировать активную и честную команду. Требование понятно, так как только распределяемая соц. помощь составляет около в рублевом эквиваленте около 5 миллиардов рублей в месяц.
Смотрел репортаж о совещании, которое он проводил в Пенсионном фонде с присутствием журналистов, которые потом задавали ему вопросы.
Выделю один примечательный момент. Ему задали вопрос, нельзя ли решить определенную проблему, подписав соответствующий указ. Захарченко ответил, что указ подписать, конечно, можно, но таким образом проблемы решаться не должны. Дословно: «Мы строим правовое государство, и действия органов власти должны регулироваться законами, а не указами». Вот так вот. Кто ему донес эту мысль, или он сам к ней пришел, не знаю. Но прозвучало мощно.
Главами городских администраций являются разные по опыту люди. Мэр Иловайска, например, — совсем молодой пухлощекий парень, мэр Макеевки – суровый седой ветеран-десантник. Мартынов, мэр Донецка, пожалуй, самый опытный из них.
До назначения на должность был директором парка отдыха Щербакова в Донецке (кстати, облагородил его весьма достойно). Есть (или был) свой бизнес, на каком-то этапе связанный с Тарутой, преподавал, был и в политике на каких-то вторых-третьих ролях.
Наверняка, у него есть какие-то «скелеты в шкафу», но сейчас, на мой взгляд, он делает максимум возможного.
Вообще сейчас российских чиновников неплохо бы отправлять на стажировки в ЛДНР. Представьте себе рабочий день руководителя районной администрации, к примеру. Ему координировать работу спасателей и саперов при обстрелах, согласовывать оцепление и изменение схемы движения, решать вопрос с отселением и восстановлением коммуникаций и жилья с привлечением скудных ресурсов и т.д. и т.п. И так каждый день. При этом рутинные хозяйственные вопросы с него никто не снимает.
Администраторы-управленцы сейчас выковываются именно здесь.
Правительство. Есть несколько крайне любопытных персонажей. Уже писал о руссо-африканце Алию Камара (и.о. министра агропромышленной политики и продовольствия, гарантирующий полную обеспеченность ДНР своим зерном, мясом птицы и яйцом), и.о министра юстиции – бывший адвокат Екатерина Филиппова, и.о. министра здравоохранения – бывший зам. Главврача 20-й горбольницы (сам главврач, как я понял, сбежал в свое время). И так далее.
В общем, не сказать, что все они появились из «ниоткуда», но политикой из них практически никто раньше не занимался.
Законодательная работа проходит как-то незаметно, но постоянно. С удивлением узнал, что в ДНР принят свой Уголовный кодекс (грабителей терминалов оплаты планируют привлечь по 172-й статье ).
Отдельно упомяну совершенно особую структуру – Центр управления восстановлением.
Оно в структуре правительства, но ни от одного из министерств не зависит. Это по сути агентство по накоплению, учету и распределению ресурсов. Распределением гуманитарки занимается именно оно.
Особенностей его взаимоотношений с правительством никто не знает в деталях, но основная рабочая версия следующая.
Эта организация – учет и контроль со стороны «старших товарищей».
Все решения о выделении средств министерствам и администрациям принимаются именно здесь. На основании заключений и составленных актов. Например, повреждена в результате обстрела больница, представитель ЦУВ приезжает на место с сотрудниками Минздрава, проводит оценку ущерба, подписывается акт, потом на основании актов ЦУВ осмечивает восстановление и выделяет Минздраву деньги и материалы.
Гуманитарка не просто принимаетсяя и распределяется, но ЦУВ также и делает заявки на то, что требуется привезти. Этот же центр прорабатывает возможности самообеспечения ДНР, а именно выстраивает схемы торговли с территорией бУ, активно работает с коммерсантами и органами власти непризнанных государств.
Насколько я знаю, аналогичная структура создана и в ЛНР.
Осенние громкие отставки некоторых товарищей связаны именно с тем, что ЦУВ взял управление (и бюджеты) в свои руки А некоторые нехорошие товарищи по старой привычке решили к бюджетам присосаться (некто Калюсский, например).
Вроде как министерства сейчас отчитываются перед ЦУВ и согласовывают свои бюджеты с ним.
Вот так..

источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0