В ночь с пятницы на субботу сработала ловушка цензуры, расставленная заранее. Сотни тысяч, возможно миллионы аккаунтов людей выражающих консервативные и правые взгляды в социальных сетях были удалены – после бана президенту США Дональду Трампу в Twitter, Facebook, Instagram и YouTube.

Речь идет о реальной дигитальной облаве. Parler был удален из “магазинов Google и Apple – и снят с платформы Amazon. Google и Apple контролируют 90% рынка смартфонов – и фактически Parler невозможно загрузить на них.

Это – самая мощная чистка на сегодняшний день, но она не была прямым следствием нападения на Конгресс. Big Tech явно готовил ее на протяжении многих месяцев – и штурм Капитолия оказался не более, как чрезвычайно удачным предлогом.

С последним требованием убрать Трампа из сетей выступила 7 января бывшая первая леди Мишель Обама, заявившая о необходимости “перманентно забанить этого человека”. Big Tech, со своей стороны, предупредил о том, что произойдет, еще в прошлом ноябре. Во время слушаний в Конгрессе генеральный директор Twitter Джек Дорси объяснил, что с того момента, как Дональд Трамп перестанет быть главой государства, он уже более не потребует “специального внимания” – и при первой возможности будет забанен (three strikes and you are out).

Начиная с 4-5 ноября дигитальные платформы начали осуществление политики, объявленной за месяцы до выборов – борьба с преждевременными декларациями победы (не распространяется на Байдена, несмотря на то, что он начал делать эти заявления уже с 3 ноября) и любыми попытками оспорить “итоги выборов”. При любом раскладе, сам Байден не собирался признавать победы демократов. Национальная Демократическая Конвенция подготовила команду из 500 адвокатов, которые должны были оспорить победу Трампа, и Хиллари Клинтон дала Байдену следующее наставление : “не уступай ни в коем случае”.

Один из главных аргументов тех, кто одобряет или недооценивает цензуру Twitter и Facebook заключается в том, что речь идет о частных компаниях: они вольны осуществлять ту политику, которая им подходит, а те кому такая политика не нравится могут уходить на альтернативные платформы. Опыт Parler, однако, демонстрирует, что таких платформ не существует – в мире, где 99% рынка контролируют две гигантские корпорации. В этом мире проблема возможной конкуренции решается самым брутальным и отвратительным способом.

Запрещая Трампа – и кого угодно, компании социальных сетей тем самым “одобряют” весь прочий контент, который остается на их платформах. Тем самым они берут на себя легальную ответственность за тех, кого не забанили. Если вы удалили твит за то, что он с вашей очки зрения – “фейк”, это означает, что все не удаленные вами твиты – правдивы или по меньшей мере надежны.

Twitter и Facebook вольны разрешать, банить подвергать цензуре. Но тут возникает вопрос о характере деятельности этих компаний – платформа или издатель. В случае, если они являются издателями, они несут ответственность за публикуемый контент.

Без этого “иммунитета”, обеспеченного секцией 230 закона США о коммуникациях социальные сети не могли бы развиться в то, чем они являются сегодня, не могли бы набрать миллионы и миллиарды пользователей, и были субъектами непрекращающихся исков о диффамации, объемами в миллиарды долларов.

Twitter и Facebook давно начали редактировать контент. Они замораживали или удаляли аккаунты по политическим соображениям. Как еще можно объяснить тот факт, что профили исламских экстремистов и левых радикалов никто не трогает, равно как и твиты, распространяющие официальную пропаганду Пекина или аятоллы Хаменеи?

И как еще объяснить ту цензуру, которой подверглось журналистское расследование New York Post о Хантере Байдене, сына кандидата в президенты, в разгар предвыборной кампании?

Кампания чисток в социальных сетях также является и демонстрацией трусости Big Tech. Если Трамп и его сторонники настолько опасны, что мешало facebook twitter забанить их раньше? Существование союза Big Tech и левых – несомненный факт, но компании выполнили требования демократов только после того, как была сертифицирована победа демократов в Сенате.

Но сделав это, они превратились в цензоров в пользу политической власти , и в этом – суть китайской моделью управления сетью. Как заметил русский оппозиционер Навальный: “Мы видели слишком много примеров того, как частные компании становились лучшими друзьями правительства и исполнителями цензурной политики”.

Проблема с социальными сетями , как заметил историк Найл Фергюсон – не их предвзятость и даже не монополизм. Проблема – в той юридической защите, которая им предоставлена, “иммунитет от преследования” полученный на заре интернета на основании того, что они являются “нейтральными платформами”. Благодаря этому они получили миллиарды пользователей и миллиарды долларов прибылей. Они свободны менять свою политику – но государство также свободно менять свою. В данном случае секция 230 и другие подобные законодательные акты в других странах должны быть отменены, Twitter и Facebook должны быть признаны издателями и нести ответственность за контент – в отличие от настоящих нейтральных платформ, не занимающихся цензурой.

La purga anti-Trump programmata da mesi: i social media si fanno censori, ma occhio a chi (e come) vuole regolarli

Federico Punzi

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0