Всем известно, что по меньшей мере с начала кризиса в еврозоне Португалия неотложно нуждается в иностранных инвесторах. Но кто знает о том, что одним из главных кредиторов Португалии являются ангольские банки?

В июле 2012 года 12% акций крупнейшего коммерческого банка Португалии, Millennium Banco Commercial Portuges, принадлежали Sonagoil, ангольской национальной нефтяной компании. С того времени доля компании в уставном капитале увеличилась до 20%.

Доля ангольских инвестиций в Португалии постоянно увеличивается – с 1,6 миллиона евро в 2002 до 116 миллионов 2009. Португальские министры уже давно обживают Луанду.

Каждый год тысячи португальцев переезжают в Анголу. В 2014 году их число, по официальным данным, составило 100 000 человек, на деле их возможно в 2-3 раза больше. Ангольское правительство уже намерено вводить ограничения на въезд для португальцев с низким уровнем квалификации.

Несмотря на то, что европейцы продолжают воспринимать Африку как нечто, застывшее во времени, положение на континенте радикально меняется.

Африка переживает бум. Она превратилась в сцену возникновения новых экономических и политических иерархий, новой, глобальной кооперации и общности интересов. Двигателем всего этого является не политика, но экономика. И Европа почти не играет в этом роли.

Во многих частях Африки, на пороге тысячелетия не знавших, что такое телефон, сегодня развиты мобильные коммуникации. Любой человек, умеющий читать и писать и имеющий доступ к электрической розетке является собственником мобильного телефона. Количество владельцев мобильных телефонов стремительно растет – в 1989 – 4000, в 2006 – более 100 миллионов, в 2010- 330 миллионов, в 2012 – 633 миллиона, пятая часть из которых – владельцы смартфонов. Звонки между государствами стоят столько же, сколько местные звонки – Европа об этом пока только мечтает. Мобильная технология сплотила континент, как никогда прежде.

Мобильный банкинг, финансовые трансакции посредством sms более знакомы африканцам, чем европейцам. Развитие сети отделений банков попросту перепрыгнуло этап наземных коммуникаций – прямо в мобильную связь.

В 1950 к югу от Сахары не было ни одного метрополиса. Сегодня их 35. В Киншасе жило 160 тысяч человек. Сегодня живет 10 миллионов.

Африка превратилась в действующее лицо глобализации, ее интеграция в мировую экономику практически завершена. нарастающая экономическая взаимозависимость привела к возникновению уверенного в себе среднего класса, готового взять судьбу континента в свои руки. Государство не имеет значения. Там, где оно эффективно, он устанавливает каркас, но не является главным игроком. В этом – критическое отличие от планов европейской интеграции после деколонизации, специфически, политики развития, которая была ориентирована исключено на правительственные структуры. Результатом стало обогащение кучки правящих политиков и чувство комфорта для работников гуманитарных организаций.

В последние годы западная “индустрия помощи” закачивает в Африку 120 миллиардов долларов ежегодно. Но речь идет о вспомогательной, более того, герметически закрытой системе, не имеющей общего интерфейса с реалиями африканской жизни. Речь идет о последнем примере плановой экономики замкнутого цикла. От первоначального планирования до одобрения финансовых потоков и составления финальных докладов информация остается внутри системы. Неудивительно, что комнаты африканских отелей наполнены не европейскими, но китайскими, индийскими и бразильскими предпринимателями.

Африканцы открыли для себя, что отношения, в которых партнеры преследуют взаимную выгоду куда более плодотворны, чем любые подачки.

По иронии судьбы именно китайские коммунисты стали первыми, кто стал относиться к африканцам серьезно, как к партнерам, а не к как к недоразвитым братьям, нуждающимся в помощи. Китайцы начали по настоящему работать на континенте уже в 80-х. Китайское появление в Африке было обусловлено желанием обеспечить надежные поставки природных ресурсов и стремлением освоить новые рынки. Легендарные китайские государственные компании доставили на континент не только свой персонал, жилые контейнеры, полевые кухни, поваров, но также и бордели с китайскими проститутками.

Сегодня частные китайские компании давно превзошли государственные. Более миллиона китайцев экономически активны в Африке. Китай принес свой собственный опыт индустриализации и модернизации – без амбиций улучшить мир.

Но речь идет не только о Китае. За ним следуют Индия, Бразилия, Турция и многие другие неевропейские страны. Они за последние два десятилетия сыграли такую роль в развитии континента, которая отодвигает все программы помощи далеко на задний план.

Но среди европейских элит превалируют настроения постоянной и неразборчивой критики корпораций и предпринимателей. Такой взгляд на мир мешает восприятию экономических и социальных реалий – в том числе, и в не-западном мире. Подобное мировоззрение воспринимает мир как все более несправедливый и плохой, и оправдывает войну против изменений – ради собственного спасения. В любом случае, речь идет о кризисе духа, который европейцы сами себе придумали. Будущее экономических отношений на континенте решат азиатские, африканские и латиноамериканские игроки. Прежнее место Европы здесь утрачено.

Ушат холодной воды от Гуннара Хайнзона:
Я хотел бы опубликовать некоторые комментарии к эссе Веры Ленгсфелдс о ситуации на африканском континенте. Да, Африка значительно продвинулась вперед. 975 миллионов человек, проживающих к югу от Сахары в 2014 году экспортировали товаров на 153 миллиарда долларов. – главным образом нефть, алмазы, медь и железную руду. Из этой цифры было бы правильно вычесть 85 миллиардов долларов, экспортированных из ЮАР, страны, которая все еще находится под сильнейшим европейским влиянием.

У африканцев есть еще огромный простор для обучения. 9 миллионов шведов экспортировали товаров на 152 миллиарда долларов – больше чем в сто раз на душу населения, чем люди к югу от Сахары.

Если вычесть население ЮАР (55 миллионов), останется 920 миллионов – экспортирующих товаров примерно на 70 миллиардов долларов. Это несколько меньше экспорта республики Словакия (74 миллиарда долларов). Если сравнивать с долей экспорта на душу населения, экс-коммунистическая Словакия экспортирует в 170 раз больше, чем пост-колониальная Африка.

Несмотря на то, что абсолютная нищета (жизнь на 1,9 доллара в день) отступила практически повсеместно, в Африке к югу от Сахары количество нищих резко возросло – 280 миллионов в 1990 до 390 миллионов в 2011. У 65% этих людей нет собственного банковского счета. 600 миллионов африканцев получают электричество из батарей и аккумуляторов.

Эти цифры объясняют, почему все большее количество людей желает эмигрировать из Африки (по меньшей мере 390 миллионов сегодня и около 840 миллионов в 2050).

И, возможно это указывает на будущее Африки в Старом Свете, который вберет в себя такое количество граждан с другого берега Средиземного моря, которое будет ему необходимо.

источник

Читайте так же:

Поделиться в соц. сетях

0